logo
Статья
/ Олег Луначёв
Белоленточники активно используют тему «предоставления большей экономической и политической самостоятельности регионам» в нынешней президентской кампании

О развитии ситуации вокруг статуса национального языка в Татарстане

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

В нашей газете мы уже начали рассматривать конфликтную ситуацию, которая сложилась в Республике Татарстан (РТ) вокруг многолетнего противостояния между местной властью и родителями, выступающими против принудительного обучения своих детей татарскому языку (и, соответственно, отстаивающими право школьников на полноценное изучение русского языка).

Напомним, что еще в 2011 году члены Общества русской культуры Татарстана обратились с письмом к тогдашнему Президенту РФ Д. Медведеву с просьбой о помощи в «языковом вопросе». Они, в частности, указали, что в результате инициатив, реализуемых местными властями в сфере образования, «дети за весь период обучения получают вместо 1,2 тысячи всего 700 часов русского языка». После нескольких безрезультатных обращений к руководству республики федеральный центр решил активно вмешаться в данную ситуацию.

20 июля 2017 года президент России В. Путин в ходе своего визита в Республику Марий Эл высказал мнение о недопустимости снижения уровня преподавания русского языка в национальных республиках. Далее В. Путин поручил Роскомнадзору совместно с Прокуратурой РФ проверить соблюдение прав россиян на добровольность изучения языков народов России в национальных республиках.

(Подчеркнем, что вся эта ситуация развивалась на фоне непродления договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью, срок действия которого истек летом 2017 года.)

И вот, 29 ноября на заседании Госсовета РТ прокурором республики И. Нафиковым были представлены результаты прокурорских проверок.

Выяснилось, что в 1 412 школах Татарстана было зафиксировано 3 856 нарушений, связанных с «лишением русскоязычных граждан РФ их конституционных прав на свободу выбора русского языка в качестве родного» и навязывания им в качестве обязательного татарского языка. Информация о снижении объемов преподавания русского языка по сравнению с другими российскими регионами подтвердилась относительно почти всех школ Татарстана.

В своем выступлении И. Нафиков предостерег особо горячих сторонников обязательности изучения татарского языка «от незаконных действий и высказываний экстремистского характера» и пояснил, что отныне изучать татарский язык в регионе можно только добровольно. Члены Госсовета РТ были вынуждены согласиться с позицией Прокуратуры РФ и федерального центра по языковому вопросу и приняли решение о «добровольном изу­чении татарского языка» в регионе.

Однако в республике продолжают развивать активность политические силы, заинтересованные в дальнейшем обострении так называемого этнолингвистического конфликта.

Силой № 1, выступающей не только за «обязательное изучение татарского языка», но и за повышение суверенитета Татарстана вплоть до «полной независимости республики», являются радикальные и умеренные татарские националисты.

К ним относится, например, Союз татарской молодежи (СТМ) «Азатлык», представители которого в 2011–2012 годах принимали участие в акциях исламистов и белоленточников, а в 2014-м поддержали Евромайдан. Известны также ежегодные мероприятия этой молодежной организации, прославляющие Золотую Орду и посвященные «сожжению Батыем русских городов — Москвы, Рязани, Суздаля, Владимира».

Весь 2017 год активисты «Азатлык» организовывали митинги и пикеты в «поддержку татарского языка и татарской государственности».

Регулярно проводит акции в защиту татарского языка и другая националистическая организация — «Всетатарский общественный центр» (ВТОЦ‌*), созданный в конце 1980-х местной партноменклатурой в качестве «народного движения в поддержку перестройки» (а на самом деле — для борьбы за «особый статус Татарстана и татарского языка»).

В феврале 2016-го ВТОЦ‌* собрал конференцию «Татарский язык как государственный в Республике Татарстан. Почему не получилось за 25 лет?»

А в декабре 2017-го, уже после принятия Госсоветом РТ решения о добровольном изучении татарского языка в регионе, ВТОЦ‌* предложил всем депутатам Госсовета «принять решение о самороспуске и назначить внеочередные выборы», на которых народ выберет «своих представителей — настоящих депутатов, защитников Конституции РТ, борцов за государственность Татарстана, борцов за государственный татарский язык». (Отметим, что 4 декабря Минюст РФ запретил деятельность набережночелнинского отделения ВТОЦ‌* и признал его экстремистской организацией.)

18 февраля 2018 года ВТОЦ‌* провел в Казани митинг националистов, участники которого требовали «прекратить ущемлять татар и их язык» (хотя по факту много лет ущемлялся в своих правах именно русский), а также «сделать татарский язык вторым государственным в России».

Напомним, что казанские эксперты обос­нованно считают татарских националистов силой, еще с конца 1980-х годов умело используемой властями республики в качестве «политического инструмента для разговора [а точнее — торга__] с федеральными властями». И сейчас выдвигается гипотеза, согласно которой нынешняя деятельность ВТОЦ‌* и «Азатлык» по «продавливанию» обязательности изучения татарского языка негласно поддерживается частью местной элиты, находящейся у власти.

Силой № 2, которая пытается использовать конфликтные ситуации, возникающие по разным вопросам между федеральным центром и регионами (в данном случае — Татарстаном), для нагнетания протестных настроений и политической дестабилизации в стране является внесистемная либеральная оппозиция и ее зарубежные кураторы.

Белоленточники активно используют тему «предоставления большей экономической и политической самостоятельности регионам» в нынешней президентской кампании. (И это в условиях неблагополучной внутриэкономической ситуации и на фоне усиления Западом антироссийских санкций!)

Так, 28 декабря 2017 года кандидат в президенты РФ К. Собчак провела встречу с избирателями в казанской школе «СОлНЦе», директор которой, заметим, активно протестует против добровольности изучения татарского языка. На встрече К. Собчак предложила организовать региональный референдум по языковому вопросу (что в дальнейшем было поддержано представителями местной элиты). При этом она заявила: «Должны решать вы, а не Москва! Единственный способ жить в мире — дать больше свободы в регионы... Я хочу, чтобы вы сами определяли вашу жизнь, чтобы меньше денег отправлялось в центр...»

А 19 февраля 2018 года оппозиционер А. Навальный (не допущенный к участию в выборах по причине наличия судимости) в своем видеообращении призвал «жителей национальных республик к наблюдению за выборами». При этом он заявил о «неизбежности фальсификации результатов» президентской кампании и настраивал избирателей на будущие протестные акции. В своем обращении Навальный заявил: «Независимо от политических взглядов у каждого нормального жителя Дагестана, Чечни, Осетии, Башкирии или Татарстана должно быть просто омерзение к результатам выборов в их регионе. Они должны оскорблять его, ведь они говорят: в нашей республике результат просто нарисован. И задача каждого патриота своего края — бороться против этой унизительной насмешки».

Таким образом, белоленточники не только раздувают конфликт, возникший в Татарстане в связи с рассмотрением так называемого языкового вопроса, но и пытаются вовлечь в свои акции по делегитимизации президентских выборов национальные республики России. И здесь они получают неявную поддержку со стороны своих западных союзников.

Так, 26–27 февраля Татарстан посетил посол США в России Джон Хантсман. Он встретился с президентом РТ, побывал на нескольких казанских предприятиях, пообщался со студентами и преподавателями вузов. При этом обращают на себя внимание некоторые заявления Дж. Хантсмана относительно важности сотрудничества США с российскими регионами и сохранения «татарской идентичности».

Так, в своем интервью радио «Азатлык» американский посол заявил: «Экономические взаимоотношения с регионами очень даже важны. В этой сфере большая роль отводится даже не Москве, а как раз регионам. Татарстан этому отличный пример. Здесь строили свои машины Ford, Honeywell, General Electric... Татарстан очень приветлив к американскому народу, ко мне... Мне кажется, здесь светлое будущее... Что мне нравится в Татарстане — люди очень заботятся о своей культуре, религии, языке и традициях...»

Местные эксперты считают, что за закрытыми дверями Дж. Хантсман обсуждал с некоторыми представителями региональной элиты условия их непопадания в американские санкционные списки... Если это действительно так, то чем оплатит местная элита подобные услуги наших «американских партнеров»?

Ибо самой серьезной политической силой (№ 3), пытающейся вернуть обязательное изучение татарского языка в школы и дошкольные учреждения республики, является значительная часть местной элиты, находящаяся у власти.

Надо отметить, что отношение значительной части элитных групп Татарстана к языковому вопросу за последний год менялось от игнорирования проблемы и противодействия работе прокуратуры до формального согласия с мнением федерального центра, основанном на российском законодательстве.

Именно формального, так как после заявления прокурора И. Нафикова о введении добровольного изучения татарского языка, прозвучавшего 29 ноября 2017 года на Госсовете РТ, местная власть стала активнее использовать дополнительные меры, направленные на «защиту национального языка и суверенитета республики».

Во-первых, более агрессивные формы приняла информационно-пропагандистская кампания за сохранение татарского языка, к которой были привлечены не только местные ученые, но и известные в России журналисты. Например, главный редактор радио «Эхо Москвы» А. Венедиктов (заявивший, что «в школах РТ просто обязаны изучать татарский язык») и специалист по исламу М. Шевченко (записавший видеоролик в защиту обязательного изучения татарского языка). Обращаем внимание, что на СМИ и информпропаганду власти РТ только официально тратят порядка одного миллиарда рублей в год.

Во-вторых, представители местной элиты заговорили о создании новых общественно-политических структур, способных «отстаивать интересы татарского народа» на общефедеральном уровне. Так, идеолог татарского суверенитета и бывший советник М. Шаймиева, ныне директор Института истории Академии наук Татарстана Р. Хакимов предложил создать «новую федеральную политическую партию в интересах татар и Татарстана» (читай — татарской элиты) на основе отделений татарских национально-культурных автономий или объединений в регионах РФ.

В-третьих, более широко стали использоваться возможности зарубежных татарских диаспор, в том числе, связанных с «Меджлисом крымско-татарского народа» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также мероприятия, организованные представителями научного сообщества и посвященные «защите национальной культуры, традиций и языка».

К примеру, 26 февраля 2018 года в Казани состоялась научно-практическая конференция «Как спасти татарский язык» с участием статусных татарских ученых. На мероприятии (посвященном Международному дню родного языка, который обычно отмечается 21 февраля) говорилось о «критическом состоянии татарского языка».

Участники мероприятия приняли резолюцию, в которой содержались такие требования, как «создать самостоятельную систему национального образования в республиках», «восстановить обязательное изучение татарского языка как государственного языка в школах Татарстана», «ратифицировать Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств», «сделать татарский язык вторым государственным в России»...

Необходимо также обратить внимание на то, что в Татарстане при обсуждении «языкового вопроса» участилась адресация к национальным героям и авторитетам, выступавшим за независимость республики и выдвигавшим сепаратистские проекты, направленные на развал нашего государства.

Об этом — в следующих номерах нашей газеты.