1. Война с историей
Виталий Кудрявцев / Газета «Суть времени» №483 /
Если наши европейские партнеры пытаются пересмотреть итоги Второй мировой войны, исключая Россию из числа победителей, то почему бы нам, обычным гражданам России, не заняться пересмотром итогов войны Холодной?

История о том, как запрещенная организация устанавливает мемориальные доски

Последний адрес. Москва, Большой Ржевский переулок, 11
Последний адрес. Москва, Большой Ржевский переулок, 11
Последний адрес. Москва, Большой Ржевский переулок, 11

После поражения в холодной войне и разрушения СССР формирование представлений об истории России осуществлялось с участием сотен финансируемых Западом НКО. Изучение отечественной истории должно было погружать в депрессию и пессимизм и не должно было вызывать чувства гордости за свою страну. Цели этой войны за умы жителей России очень откровенно указал американский политолог Збигнев Бжезинский.

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз“ — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей»,  — заявил он в своей книге «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство».

Особенно уничижительной критике подвергается один из самых близких и самых славных периодов в истории нашей страны — советский период. При этом его достижения целенаправленно игнорируются, а масштаб репрессий сильно преувеличивается. Одновременно с умалением исторической роли СССР страны Запада пытаются пересмотреть итоги Второй мировой войны. Например, в 2009 году парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию, которая возложила равную ответственность за начало Второй мировой войны на нацистскую Германию и СССР.

Общество «Мемориал»* — это старейшая и самая известная из некоммерческих организаций (НКО), осуществляющих проекты по формированию исторического образа России как террористического государства.

Пример того, как именно формируется этот образ — проект «Последний адрес». Его идея позаимствована из Европы. Это проект «Камни преткновения» (Stolpersteine), служащий для увековечивания памяти жертв фашизма. Идея — в установке памятных знаков по последнему адресу проживания человека, ставшего жертвой нацизма.

В немецком проекте памятный знак устанавливается перед последним местом жительства человека. Памятный знак представляет собой бетонный куб с прикрепленной медной пластиной размером 10 на 10 см, вмонтированный в тротуар, — он получил название «Камень преткновения».

При этом открыто заявляется, что немецкий арт-проект формирует историческую память Европы. «Мемориал»* позаимствовал эту идею, однако увековечивать предложил уже память о «жертвах сталинизма». Иными словами, между жертвами фашизма и жертвами политических репрессий СССР ставится знак равенства. А значит, СССР, победитель абсолютного зла, приравнивается к этому злу — фашистской Германии. Ловко, да?

«Вот эта вот идея, одно имя, одна жизнь и один знак. Это показалось очень новым, очень интересным потому, что по мере того, как эти знаки начали множиться, оказалось, что они создают как бы такую ткань, как бы пиксельный памятник, как на экране компьютера. Изображение состоит из точечек, каждая отдельная точка ничего не означает, но все они вместе создают какую-то картину, какое-то изображение, какое-то настроение. Вот в этом ровно и заключается идея»,  — заявил Сергей Пархоменко, инициатор проекта, на своей открытой лекции, посвященной проекту «Последний адрес», в августе 2016 года. В настоящее время Пархоменко работает в Институте Кеннана (США).

Интересная деталь концепции: никаких табличек, фиксирующих последний адрес жертв немецкого фашизма в СССР, не предусматривается. Не будем говорить о жертвах Бабьего Яра или Одессы — они в ныне «незалежной» Украине. Но ведь и на территории России есть немало городов и сел, где людей массово выводили из их домов — навсегда. Причем не в «страшный ГУЛАГ», откуда всё же они по большей части возвращались, а сразу в расстрельный ров, или, если ров копать было некогда, до края села, или их «последним адресом» становилась их же сожженная изба… И данное «упущение» не удивительно — авторы ведь «создают как бы такую ткань… такое настроение», которые ну крайне необходимы для затушевывания образа нацизма и создания из советского строя настоящего, полноценного монстра. Но смотрим дальше.

«Мемориал»* начал реализацию проекта в 2014 году. Для этого был учрежден «Фонд увековечивания памяти жертв политических репрессий «Последний адрес». Мемориальная доска представляет собой металлический прямоугольник размером 11 на 19 см. На нем указаны имя, профессия, года рождения, ареста, смерти и реабилитации. Доску вешают на стене дома.

На сегодня развешено более тысячи таких мемориальных досок. Однако представители НКО заявили, что собрали информацию о местах жительства почти 3 млн человек, так что потенциал для увеличения числа установленных мемориальных досок есть. Пархоменко откровенно заявляет, что цель проекта не столько увековечивание памяти погибших, сколько изменение исторической памяти нового поколения людей: гордость за успехи своей страны должна смениться стыдом.

«Для людей нового поколения естественен будет новый подход. Они не будут разговаривать о том, что Сталин принял страну с сохой, а сдал с атомной бомбой. Они будут говорить о том, что Сталин принял страну, в которой эти люди были живы, а сдал ее с могилами этих людей. И для них это будет важнее», — заявил Сергей Пархоменко в июне 2018 года на вручении премии немецкого фонда по изучению диктатуры СЕПГ.

После того как гордость за прошлое страны будет убита, настанет черед и ее настоящего. «Россия сегодня — это страна продолжающихся политических репрессий», — заявил Пархоменко на вручении премии немецкого фонда.

Одновременно с очернением истории СССР «Мемориал»* занимался открытым обелением нацистских преступников (это две стороны одного процесса) и дискредитацией органов государственной власти. Поэтому в декабре 2021 года Верховный суд Российской Федерации ликвидировал группу НКО, выполняющих функции иностранного агента, объединенных брендом «Мемориал»*.

Однако НКО «Мемориал»* продолжает реализацию проектов по искажению образа нашей страны. Так, в феврале 2022 года были установлены две новые таблички проекта «Последний адрес»: одна в Санкт-Петербурге и одна в Томске.

Складывается странная ситуация: «Мемориал»* «умер», а дело его живет. Осуществление проекта происходит не просто так, а в манере, принятой в НКО, — с устойчивым пренебрежением к российскому законодательству.

Например, в городе Москве для установки мемориальной доски требуется решение Комиссии по увековечению памяти выдающихся событий и деятелей отечественной истории и культуры. Решение комиссии должно быть утверждено руководством города. Таких решений нет, а таблички — висят. И никто их не демонтирует, тогда как по законам города Москвы самовольно установленные мемориальные доски подлежат демонтажу.

В Санкт-Петербурге установкой мемориальных досок ведает орган государственной власти города. А самовольная установка мемориальной таблички — административное правонарушение. Аналогичные правила установок мемориальных досок действуют в Перми, Таганроге, Калуге, Орле и других городах страны. Да и вряд ли в каком-либо городе мира этот процесс поставлен на самотек, а не регулируется городским законодательством.

«Мемориал»* при установке мемориальных досок требования законодательства игнорировал совершенно наплевательским образом.

«Это (таблички „Последний адрес“) должно напоминать людям, что они продолжают жить на этих костях», — заявил член основной команды проекта «Последний адрес», заместитель исполнительного директора Президентского фонда Б. Н. Ельцина (Ельцин Центр) по научной работе Никита Соколов в феврале 2017 года. Г-ну Соколову почему-то не приходит в голову провести научную работу и устанавливать таблички тем, кто безвременно ушел в могилу в эпоху президентства Ельцина. А ведь таких немало, российская демография понесла потери, сравнимые с потерями в Великой Отечественной войне. Но это отдельный большой вопрос. По отношению к деятельности Ельцин Центра, увы, почти риторический.

Но что делать с тем, что граждане не хотят жить на пиксельном кладбище «Мемориала»*? И иногда им удается это свое несогласие довести до официальных решений. Так, в 2017 году в Архангельске они возмутились, что НКО самовольно установила мемориальную доску проекта «Последний адрес» на дом, признанный объектом культурного наследия. В результате организатор получил штраф, мемориальная доска была демонтирована, развитие проекта «Последний адрес» на территории Архангельской области прекращено.

Но есть и другие города России, где уже создан и продолжает создаваться «пиксельный памятник» федерального масштаба, формирующий представление о России как о государстве-палаче.

Очевидно, что проект «Последний адрес» — это способ психологического террора в отношении граждан России, его цель — заставить людей бояться государства и не доверять ему, надломить их дух, сделать неспособными к сопротивлению. Поэтому «пиксельное кладбище» необходимо ликвидировать.

Если наши европейские партнеры пытаются пересмотреть итоги Второй мировой войны, исключая Россию из числа победителей, то почему бы нам, обычным гражданам России, не заняться пересмотром итогов войны холодной? Считаю, что нужно инициативно, силами каждого из нас начать пересмотр ее итогов на улицах наших городов и поселков. Тем более что это становится всё более и более жизненно необходимым.


* — НКО, выполняющая функции иностранного агента.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER