Сергей Григорян / Газета «Суть времени» №339 /
Что-то произошло за год и продолжало меняться в течение школы с состоянием движения...

Переход в качество

Построение во время Летней школы «Сути времени». 2019
Построение во время Летней школы «Сути времени». 2019
Построение во время Летней школы «Сути времени». 2019

Летняя школа 2019 года определенно отличалась от предыдущей. И здесь, конечно, справедливо будет заметить, что и всякая школа «Сути времени» отличалась от предшествующих, что всегда происходило нечто новое.

Но дело не в том, что данная школа отличалась улучшенными характеристиками людей, которые чуть прибавили за год по всем направлениям — в интеллектуализме, в культурном уровне, в командном духе, в серьезности, в способности говорить и писать.

Все это очень важно. И то, что произошли изменения, — заметили очень многие из тех, кто был на школе. Но является ли это важнейшими ключевыми показателями? В чем-то действительно да. Но и не только это…

Человек имеет и свою конструкцию, и свой механизм. Но он всегда будет устроен сложнее самого сложного технического изобретения, будь то часовой механизм или сложнейший суперкомпьютер. Человек не сводим к сумме своих навыков и способностей, он им не тождественен. Он обладает еще какими-то внутренними очень глубокими вещами.

Как и все человечество, как и страны, народы, племена имеют свои экстра- и интраистории, так и наше движение имеет свои.

И вот если говорить про интраисторию, то… Садясь писать о Летней школе, я вспоминал о том, что происходило в течение двух недель. И почему-то всякий раз при вспоминании школы вставал образ — то ли с построения на закрытии школы, то ли с похода, то ли еще откуда-то из тех моментов, когда мы стояли в строевых коробках. Мне представлялось, что впереди меня виднеются затылки товарищей, то ли шагающих, то ли стоящих на месте, а впереди развевается красное знамя. И все в очень ярких цветах — насыщенное кислородом голубое небо, ветер, бежевые антиэнцефалитные костюмы, красный цвет полотна.

И вот было непонятно — а почему из всей школы всплывает именно такой образ? Ведь нельзя же сказать, что построение в коробки — самое поразительное из того, что происходило на школе.

Мы смотрели и три спектакля-мистерии, и слушали лекции Сергея Ервандовича, и разговаривали ночами о чем-то интересном — и о делах движения, и о вопросах жизни, и изучали культуру, и многое другое.

Но почему возникал этот образ с построения? Ведь не могло же так врезаться в память что-то, имеющее рядовое или, по крайней мере, не бо́льшее значение, чем все остальное?

Объяснение причин, почему этот образ являлся, а потому значил нечто большее, чем свою непосредственную конкретику, пришло достаточно неожиданно — как это всегда бывает, когда над чем-то ломаешь голову. Я услышал музыку, которая звучала на открытии и закрытии школы, — «Фарандолу» из «Арлезианки» Жоржа Бизе. И вдруг сложился какой-то мысленный пазл.

Что-то произошло за год и продолжало меняться в течение школы с состоянием движения. В смысле какого-то качественного изменения. Может быть, это переход суммы (количества) внешних навыков в какую-то внутреннюю универсалию. И эта универсалия — человеческая универсалия — она как-то связана с командным, коллективистским духом. Может быть, командный дух здесь — не самое верное слово, или, по крайней мере, не исчерпывающее. И уж тем более под командным духом не подразумевается Team building. Но речь идет именно про что-то по-человечески обще-важное.

Федор Михайлович Достоевский, рассуждая о западных социалистах, противопоставлял западный подход объединения людей, основывающийся на разуме и праве личности внутри объединения, — другому принципу. Задаваясь вопросом о том, как же сделать братство, он писал:

«Как же сделать? Сделать никак нельзя, а надо, чтоб оно само собой сделалось, чтоб оно было в натуре, бессознательно в природе всего племени заключалось, одним словом: чтоб было братское, любящее начало — надо любить».

Кажется, что бессознательное в природе племени под названием «Суть времени» как-то, хоть в какой-то степени изменилось в ту сторону, о которой здесь говорит Достоевский. Да, еще много чего не сделано, да, еще во многом — большие проблемы. Но все-таки что-то спаялось.

И здесь, если и впрямь есть небольшой результат — как у всего движения, так и у отдельных товарищей, — не стоит им гордиться. Лучше подумать, как это получилось, чтобы закрепить результат и пойти дальше. Впереди — большие перипетии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER