logo
Статья
/ Участники

Беби-боксы — самая настоящая черная дыра для криминала

«Беби-боксы» — это иноязычное название, и оно суть не отражает. Надо по-русски называть: это ящики для подкидывания детей, по-другому назвать нельзя. Якобы они призваны решить проблему инфантицида, но в реальности они эту проблему не решают. Они только разрушают институт материнства, придают патологии статус нормы и создают почву для различных криминальных схем по торговле детьми.

Наше общество не сразу смогло дать правильную оценку этой якобы инновации, которая в реальности является самым настоящим возвращением к средневековым практикам. Это неудивительно, потому что продвижение идеи беби-боксов целиком и полностью основано на манипулятивных технологиях. Многие люди поначалу не разбираются в вопросе и положительно оценивают. Но когда начинаешь давать им реальную и объективную информацию, они меняют свое положительное отношение. Мы не раз уже были свидетелями и на круглых столах, и в различном общении, что это происходит.

За последний год активисты РВС серьезно занялись беби-боксами как проблемой, исследовали, что это такое.

К началу 2015 года в России функционировало уже 20 ящиков в 12 регионах страны. Многие, наверное, знают, что устанавливает их «Колыбель надежды» — фонд Котовой Елены Юрьевны, пермский фонд. Мы приняли решение изучить проблему и начать разъяснять гражданам, что это такое и что это несет; наконец, вообще поставить вопрос о прекращении данной практики. По нашему глубокому убеждению, она мало того что противоречит законам Российской Федерации, она противоречит множеству моральных и культурных норм.

Не буду много говорить о манипуляциях. Самая главная манипуляция этих ящиков основана на том, что они решают проблему инфантицида. На самом деле, международный и российский опыт говорят об обратном. Во Владимирской области этот ящик стоит четыре года — показатели убийств на абсолютно том же уровне, и ни одного ребенка в ящик не принесли. Международный опыт — такой же. Что же происходит в итоге [существования беби-боксов]? В итоге, детей в эти ящики начинают нести не какие-то маргинальные матери-убийцы, а вполне законопослушные граждане, просто находящиеся в трудной жизненной ситуации. И вы знаете, порой доходит до абсурда! Сторонниками метода предлагается устанавливать эти ящики в зоне шаговой доступности и даже рекламировать их. То есть моим дочерям с детства будут рекламировать, что ребенка можно скинуть в ящик?! И это происходит на фоне того, что у нас ясли закрываются, медицинские учреждения закрываются, детские сады. А в некоторых регионах и городах, у нас, в Пермском крае, например, родильные отделения толком не работают. Скажите мне — что это такое, если не проявление социальной войны?! Этому нужно давать отпор!

(Аплодисменты.)

Дело еще в том, что беби-боксы — самая настоящая черная дыра для криминала. Почему? Потому что вся их практика основана на анонимности, они без анонимности вообще не нужны. Самое интересное, что инициаторы, которые продвигают эту идею, они еще дальше идут: они предлагают создание клиник, которые оказывали бы услугу анонимных родов. Вы представляете, если эта идея у нас продвинется, сколько в итоге у нас в год будет неучтённых детей?

Наши дети кому нужны? Кому нужны наши дети настолько, что совсем уж беспрецедентные усилия по лоббированию [этих законопроектов] предпринимаются? Уже на самом высоком уровне на полном серьезе идет обсуждение легализации данной практики и вот этих ящиков. А между тем еще в 2014 году Комитет по правам ребенка призвал государство принять меры по запрету беби-боксов и указал, что нужно бороться с базовыми причинами. В 2011 году вопрос о легализации [беби-боксов] обсуждался с Президентом. Он не дал добро на эту деятельность. Павел Астахов [Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка] тоже занял достаточно категоричную позицию.

Вообще, при любых серьезных, нормальных, аргументированных обсуждениях эксперты, общественники и специалисты в области профилактики отказов однозначно высказываются против данной практики. Но это нисколько не останавливает тех, кто задался целью внедрить эту систему по отчуждению детей. Наших детей! Родительская общественность требует, чтобы, наконец, на государственном уровне была дана должная оценка происходящему. Данный подход является антигосударственным, поскольку проблема инфантицида может быть решена только при реализации целого комплекса мер, которые борются не с последствиями, а с причинами.

Реализация проектов вроде беби-боксов — это действия, направленные на разрушение основ нашего государства!

(Аплодисменты.)

Реплика Сергея Кургиняна, лидера движения «Суть времени»

Товарищи, я хотел сказать два слова по этим беби-боксам.

Во-первых, там есть еще и террористическая угроза. Это нужно объяснять? Ты туда [в беби-бокс] нечто закладываешь, дальше что-нибудь взрывается, дальше... понятно. Это кто-нибудь тестировал на террористическую угрозу, криминальную угрозу? Никто не тестировал!

Но главное — это классический пример давления сбоку. Непонятно, кто «за»! Долго говорили, что Следственный комитет почему-то «за». В руководстве же Следственного комитета сказали: «Окститесь, при чем тут мы?». Генеральный прокурор против, Президент — против, глава Следственного комитета — против. А давление продолжается! Я хочу, чтобы все это увидели — какая мощь в этом продвижении сбоку. Нигде это не видно так, как с этими беби-боксами. Все против — а оно двигается. Значит, кто-то «за»?!