logo
  1. Наша война
Аналитика,
С 6 по 27 сентября в 23-й раз на главной «правозащитной» площадке в Варшаве проходило ежегодное Совещание ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств в области человеческого измерения (СРВЧИ)

О VIII рабочем заседании ОБСЕ по вопросам гендерного равенства в Варшаве

Гордон Онслоу Форд. Определение гендера. 1939Гордон Онслоу Форд. Определение гендера. 1939

В последние годы, по мере развертывания конфликтов на границах России и особенно после присоединения Крыма к Российской Федерации, заседания Совещания превратились в место для жестких (или, пользуясь современным языком, совсем уже нетолерантных) политических обвинений в адрес России. Наша страна подвергается дискриминации по всевозможным вопросам — как со стороны правительства США, так и через различные НКО, требующие ото всех толерантности всех видов, включая обеспечение гендерного равенства. На себя смиряющую «рубаху толерантности» инициаторы и проводники новой глобальной идеологии, разумеется, не надевают, и подход к чужим ценностным ориентациям осуществляют сугубо диктаторский.

На VIII рабочей сессии ОБСЕ СРВЧИ, проходившей 20 сентября по теме «толерантности и недискриминации, включая обеспечение гендерного равенства и равных возможностей для женщин и мужчин, а также противодействия насилию в отношении женщин», официальные представители стран ОБСЕ в основном отчитывались о внедрении стратегии гендерного равенства и законов о семейном и гендерном насилии в своих странах.

Однако представитель от США не упустил возможности обвинить Россию в том, что семейно-бытовое насилие и насилие со стороны интимного партнера в России не снижается, приведя несуществующую и абсолютно фантастическую «статистику МВД РФ» о том, что 12 тысяч женщин погибают каждый год от семейного насилия в России.

Он также обвинил Азербайджан и Белоруссию в том, что они имеют большие списки рабочих мест, недоступных для женщин, а Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Армения и Белоруссия, оказывается, все еще не имеют принятых законов против сексуальных домогательств на работе.

Представитель Российской делегации в предоставленное на ответ время сообщил собравшимся, что «по статистике некоммерческих организаций в США около 12 миллионов женщин и мужчин страдают от насилия со стороны партнеров, почти 30% женщин стали жертвами изнасилования, физического насилия или преследования со стороны партнера. Кроме того, особую обеспокоенность вызывает ситуация с женщинами-мигрантами в США. По регулярно поступающей информации со стороны национальных и международных НКО на южной границе США большое число женщин сталкивается с издевательствами со стороны пограничников с прямым насилием, с неприемлемыми и унижающими достоинство условиями содержания. Включая разлуку с детьми».

Представительница Белоруссии в ответ на обвинения США рассказала о том, что «доля женщин с высшим образованием в Республике составляет 37%, а мужчин 28%, а доля женщин в Парламенте 33% от общего числа депутатов, 67% в госуправлении и 57% на должностях руководителей и заместителей. В связи с высоким общественным резонансом и мнением религиозных организаций было принято решение о нецелесообразности подготовки отдельного закона о домашнем насилии. Предложения госорганов и гражданского общества прорабатываются в рамках корректировки действующих законодательных актов».

Тема «гендерного равенства» использовалась представителями Грузии и Украины, чтобы обвинить Россию еще раз в якобы оккупации «своих» территорий. Казалось бы, при чем тут женские права? Но представитель Грузии рассказывала о том, как «ежедневно нарушаются основополагающие права оккупированных регионов Грузии», а жители этих районов якобы лишились возможности «свободно передвигаться» или «получать образование на родном языке». От этого, по ее мнению, женщины страдают особенно. Она привела в пример дело оппозиционерок Тамары Меаракишвили и Майти Нашвили, которые были арестованы властями.

Большую роль в обвинениях в сторону России играют разнообразные НКО, которые зачастую финансируются иностранными государствами напрямую или через систему частных фондов. Так, представительница «Центра политического анализа и прогнозов в Крыму» заявила, что после «оккупации» наиболее уязвимой группой в Крыму стали жены политических заключенных. «После задержания единственного кормильца вся ответственность по обеспечению семьи ложится на женщин. В связи с этим они не могут уделять достаточного внимания воспитанию детей, а также лишены возможности полноценной самореализации в обществе. Порядка 60 крымско-татарских женщин остались без мужей…» Представительница данной НКО привела в пример семью Фатимы Измаиловой, муж, отец и брат которой были задержаны по обвинению в участии в организации «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Она закончила свое выступление призывом к России «прекратить дискриминацию крымско-татарских женщин и незаконное преследование всех жителей Крыма».

Налицо превращение темы равенства мужчин и женщин в инструмент публичного политического воздействия на Россию со стороны радикальных террористических группировок, ищущих покровительства США.

Было несколько обвинений РФ со стороны украинцев в том, что права женщин нарушаются в Донбассе. Так, организация «Европейская молодежь Украины» подчеркнула проблему гендерной дискриминации в рамках «российской агрессии» и «временной оккупации Крыма и восточной Украины российскими силами». Она сослалась на отчет наблюдателей ОБСЕ, который «подчерчивает негативные тенденции в части гендерного насилия, включая торговлю людьми», но в целом не привела даже конкретных случаев.

Еще одна организация, в этот раз действующая уже внутри России, «Российская сеть ЛГБТ», выразила свою обеспокоенность по поводу насилия над женщинами-ЛГБТ на Северном Кавказе, особенно в Чечне. По словам представительницы ЛГБТ-сообщества «Сеть» помогла 37 кавказским женщинам, которые нуждались в их защите. «Насильственные действия связаны с клановыми структурами и неотрадиционалистской риторикой. Насилию они подвергаются со стороны ближайших родственников, которые сдают их в центры психологического лечения, где они подвергаются принудительному медикаментозному лечению». Она также заявила, что после того, как эти женщины убегают в ЕС, их оттуда выкрадывают и насильственно выдают замуж, видимо, нарушая при этом «закон о сексуальной свободе». Напомнив недавний приговор ЕСПЧ по делу «Володина против России», она призвала РФ подписать Стамбульскую конвенцию, криминализовать насилие в быту и обеспечить принципы правового государства в Чеченской республике.

Представительница Армении заявила, что в их стране недавно принят первый национальный план действий по выполнению резолюции 1325 СБ ООН и призвала в связи с приближением 25-летия Пекинской декларации, которая будет отмечаться в следующем году, усилить работу в сфере гендерного равенства.

Представитель Центра «Мемориал» заявила, что из советского законодательства унаследован ряд профессий, недоступных для женщин, и что основное объяснение — защита репродуктивной функции. Это, по ее мнению, имеет негативное влияние на свободу принятия решений, в том числе по вопросам материнства и профессионального развития. Она поздравила Украину и Узбекистан с тем, что они отменили такие запреты, а Казахстан и Россия пересмотрели действующие списки запрещенных профессий и уменьшили их. Она приветствовала эти первые успехи в борьбе с подобными ограничениями и порадовалась тому, что уже к 2021 году женщины в России смогут работать водителями грузовиков, моряками на кораблях.

Представители СЕ заявили, что Стамбульская конвенция — это самый прогрессивный документ по защите женщин от насилия и поздравили самих себя с этим.

И тут хочется остановиться в перечислении «достижений» на ниве освобождения женщин от оберегающих их «репродуктивную способность» ограничений и вспомнить, что Советский Союз был лидером в продвижении разумной борьбы со всеми видами дискриминации. СССР был первым в узаконивании равенства возможностей для мужчин и женщин и боролся с насилием, приняв самое прогрессивное для своего времени законодательство. С тех пор — и не в последнюю очередь в связи с этим — многие виды дискриминации действительно исчезли в разных странах. К сожалению, после распада СССР эти замечательные начинания были извращены переинтерпретациями в последующих документах и конвенциях до неузнаваемости и превращены в оружие борьбы против России и стран бывшего Союза путем политически удобных обвинений, с использованием положений извращенных деклараций. Права мужчин и женщин были превращены в «гендер», а забота о здоровье женщин названа «ограничением прав на доступ к профессиям», например, таким как дальнобойщик или пожарный.

Грустно видеть, насколько уродлив теперь лик этой кичащейся своими «успехами» во внедрении извращений и восхваляющей себя за разрушение собственных основ «мировой цивилизации». Однако многие страны бывшего СССР еще сопротивляются, чувствуя подвох, бездумному введению всех этих норм в своих странах. Но этого уже не происходит со странами, в которых победила «цветная революция» и где Западу удалось создать очередной удобный инструмент для обвинения России, наплевав на мнение собственного населения, продолжающего манифестации (живой пример — Армения) против принятия Стамбульской конвенции. О какой демократии и соблюдении прав человека тут может идти речь?