5
март
2020
  1. Война идей
  2. Семейная политика
Голубев Константин / ИА Красная Весна /
Законопроект о семейно-бытовом насилии — это попытка контролировать семьи и перевоспитать наших детей

Дети без ориентиров и моральных принципов. Что нам готовит закон о семейно-бытовом насилии

Угроза
Угроза
Угроза
Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Протодиакон, член Синодальной Литургической комиссии, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, профессор кафедры истории славянских и балканских стран исторического факультета СПбГУ, член академии военно-исторических наук Владимир Василик рассказал ИА Красная Весна о своем отношении к скандальному законопроекту о семейно-бытовом насилии.

Активно навязываемый законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был принят в штыки российской общественностью, поскольку это тот самый первый шаг на пути «гендерного равенства» и разрушения семьи, по которому давно прошли прогрессивные европейцы. Тем не менее Россия пока держится — и активно сопротивляется.

Василик Владимир Владимирович
ВладимировичВладимирВасилик
Василик Владимир Владимирович
Изображение: vk.com

ИА Красная Весна: На вопрос «Как вы считаете, нужен ли вообще в России закон о семейно-бытовом насилии?» 49,3% респондентов ответили, что не нужен. Из них абсолютно уверены, что не нужен, 28,4%, «скорее не нужен» ответили 20,9%. Четверть опрошенных сказали, что «нужен», и еще четверть «не имеет своего мнения». Это главный результат опроса.

Владимир Василик: Россия, несмотря на все чудовищные трансформации, несмотря на десятилетия издевательств над русским народом, несмотря на попытку его переформатировать, тем не менее осталась во многом традиционным и патриархальным обществом. Что и показал опрос АКСИО-9, когда почти половина жителей Российской Федерации высказались против этого закона. Одни более уверенно, другие менее уверенно. И только четверть готова защищать этот закон. Еще четверть не имеет своего мнения, что, конечно же, плохо. Мнение стоит иметь, особенно в наше время, причем мнение свое личное, исходящее из собственного опыта, а не опыта различных безответственных телеведущих, комментаторов, диджеев, людей, которые зачастую не имеют своих детей или их бросили давным-давно. Так что в нашем грешном мире лучше иметь все-таки свой опыт.

Мой опыт, отца шестерых детей, показывает, что подобный закон совершенно не нужен. Он просто преступен. Потому что этот закон вносит в семьи разлад. Вносит дух доносительства, дух предательства. Он деморализует семью и отбивает охоту у молодых людей заводить семью. Зачем это все делать, если ты воспитываешь малолетнего предателя? Как это часто происходит на Западе: если не дашь ребеночку какой-нибудь дорогой игрушки — он будет тебе пальчиком грозить: «Не купишь мне, я на тебя в полицию пожалуюсь! И по телефону 911 позвоню». Послушные родители выполняют все капризы подобного малолетнего тирана.

Вообще, я скажу, что современные тенденции и в образовании, и в семейной политике, когда не родители оценивают детей, а дети оценивают родителей, когда, к сожалению, во многих школах учителя стали совершенно беззащитны перед малолетними наглецами и хулиганами, когда у них есть все права, а у учителей — только обязанности, приводят к тому, что начинается просто какой-то террор против учителей и против старшего поколения. Виновно в этом отчасти само старшее поколение, которое развернуло немыслимые, совершенно не нужные и развратительные свободы для детей. Как сказано в бессмертном фильме «Снежная королева»: «Детей надо баловать, тогда из них вырастут настоящие разбойники».

Так вот, к сожалению, подобное отношение к подобному законопроекту связано вот именно с этим духом. В конечном счете нам и воспитают настоящих разбойников. Детей без ориентиров, без моральных принципов, без уважения к старшим, без ощущения иерархии.

Во избежание кривотолков сразу скажу, что я против домашнего насилия, если это действительно насилие, если речь идет о побоях, о рукоприкладстве. Но если речь идет о воспитывающем шлепке, когда зарвавшийся, разрезвившийся ребенок ну просто неадекватен и может навредить и себе, и другим, то, извините, что плохого в воспитательном шлепке? Он иногда просто отрезвляет ребенка, когда тот не понимает другой язык. Другое дело, что это все должно делаться на холодную голову и с любовью к своему чаду. Но при этом самое лучшее, как говорится, «уметь, да не всё делать». Страх наказания должен действовать сильнее, чем само наказание. Наказание должно быть редким, а известная опаска его — постоянной, естественно, для того уровня, пока ребенок еще не понимает, когда он не осознает ни своего места в обществе, ни последствий своих поступков. Вот для подобного вразумления родительские шлепки порою бывают полезны. Другое дело, если родитель упивается процессом наказания — это, конечно, надо пресекать. Но тут я должен вам сказать, что никакая полиция, никакие надзорные органы не помогут. Напротив, изъяв ребенка из нормальной семьи за один шлепок, они только кинут его, извините, в пасть педофилам, педерастам и деторастлителям — сто раз это проходили, когда ребенка изымали из нормальной семьи и просто отдавали в руки негодяям.

Отмечу, что педофильское лобби очень в этом законе заинтересовано. Я знаю, что говорю.

ИА Красная Весна: Опрос выявил следующую тенденцию. Отвечая на вопрос «Часто ли вы сталкиваетесь с семейным насилием?», люди либеральных взглядов отвечают, что сталкиваются, ощутимо чаще всех остальных групп. В чём, по-вашему, природа такой зависимости? Это травмирующий семейный опыт влияет на взгляды или взгляды определяют мнение о том, что является насилием, а что нет?

Василик: Либералы, они люди, мягко говоря, очень избирательные. Они, к примеру, будут лить крокодиловы слезы по поводу двух-трех манифестантов, избитых полицейскими, и при этом будут молчать о вопиющих случаях насилия, например, в Косово. Эта тема для них табуирована. Или про массовое насилие в той же самой Сирии. Они могут только трубить о насилиях над каким-нибудь именитым диссидентом, и при этом не замечать массового унижения людей в других христианских и мусульманских странах. Это не их тема. К сожалению, мы встречаем очень часто целую систему бельм — «белых пятен».

Так вот, вопрос с семейным насилием для них, что называется, ездовой конек, с помощью которого они намереваются добиться целого ряда своих целей: контроля за семейной жизнью, перевоспитания молодого поколения в совершенно бесхребетном и безнравственном ключе, уничтожение христианских ценностей.

А что касается семейной жизни либералов, то должен с сокрушением сказать, что очень часто их семейная жизнь, в особенности их детей, незавидна. Не всегда, конечно, но очень часто либеральные семьи оказываются случайными и несчастными. Процент разводов и несчастных брошенных детей среди либералов, как правило, выше. И, как правило, выше процент измен, гомосексуальных связей и прочих неуставных отношений.

Поэтому скажу вам, горе членам семей либералов — несчастные люди.

ИА Красная Весна: По результатам опроса есть прямая зависимость между столкновением с насилием и возрастом. Чем младше респонденты, тем чаще, по их словам, они сталкиваются с насилием. В то же время, по данным МВД, количество семейного насилия в стране снижается. В чем вы видите причины подобного перехлеста? Растет ли количество семейного насилия вопреки цифрам МВД или происходит нечто иное?

Василик: Я бы сказал, что в данном случае я бы доверял все-таки нашим органам. Доверял бы Министерству внутренних дел. Оно небезгрешно, и тем не менее оно настроено на удержание правопорядка. Господам либералам нужны, увы, «великие потрясения», в МВД все-таки нужна «великая Россия». Кстати, человек, который произнес эти великие слова, Петр Аркадьевич Столыпин, был родом из МВД.

А что касается перехлеста, то тут явным образом видна пропаганда со стороны сторонников законопроекта о семейно-бытовом насилии, как правило пропагандируют его в основном либеральные группы нашей власти. Они используют все средства, чтобы добиться своих целей, о которых сказано выше, в том числе и вранье. Как говорил гитлеровский пропагандист Геббельс, «ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».

В данном случае, конечно, семейное насилие снижается. Отчасти это и страх родителей загреметь в места не столь отдаленные, страх доноса от своих чад, а отчасти, я бы сказал, что это в известной степени повысившийся культурный уровень. А в целом хочу сказать, что этот закон действительно не нужен, потому что у нас и так достаточно законодательной базы для пресечения и прекращения всяческих безобразий. Надо соблюдать те законы, которые есть, а не выдумывать новые.

ИА Красная Весна: На вопрос «Как вы относитесь к тому, что в случае принятия этого законопроекта вторжение в семьи и разборки с ними будут осуществлять финансово заинтересованные НКО?» 75% опрошенных высказались против этого. Как вы относитесь к такому нововведению?

Василик: Безусловно, радует такая реакция наших граждан. Значит, нас еще не до конца добили.

Представителей НКО я бы на пушечный выстрел не подпускал к этой теме. Просто потому, что достаточное количество этих НКО находятся на содержании у западных центров, проще говоря, являются пятой колонной Запада. И пускать их в святая святых нашей жизни — в семью и тем более думать, что психолог полицейский лучше разберется, чем родная мама — это не только смешно, это страшно!

ИА Красная Весна: Законопроект предлагает расширенное толкование семейного насилия, в том числе психологического, воспитательного и так далее. Вопрос — с точки зрения интересов жертвы психологического насилия, так называемого абъюза, уголовное наказание и изоляция агрессора или потенциального агрессора принесет пользу или, наоборот, навредит?

Василик: Я могу сказать, что понятие «психологическое насилие», оно очень размыто, и его на самом деле трудно юридически сформулировать. На Западе был один анекдотический пример, как одну маму лишили ребенка за «удушающую любовь», только потому, что она его обнимала. А в петровские времена один боярин подал челобитную на другого только потому, что он посмотрел на него как на равного. Боюсь, как бы нам с этим определением не достукаться до того же самого.

Конечно, действительно бывают случаи, когда ребенка и унижают, и подвергают психологическому давлению. Действительно, бывают тяжелые случаи, но на этот случай есть достаточное количество и законов, и инстанций, чтобы с этим разобраться.

Другое дело, что, конечно, бывают семьи алкоголиков, бывают очень неблагополучные семьи, где, к сожалению, младенцев продают за деньги нищим, чтобы те собирали милостыню. Бывают всякие случаи, бывают чудовищные случаи — это да. Но имеющихся в арсенале МВД средств достаточно, чтобы справляться с этой проблемой. Но в то же время мы можем наблюдать, как полицейские предпочитают трепать нервы более-менее благополучным семьям, нежели помогать тем семьям, которые не могут себя защитить от пьяного папаши. Выполняют план, проще говоря. Вот над этим стоило бы задуматься нашим правозащитникам, а не выдумывать несуществующие проблемы.

Очень часто у нас бывает по-крыловски: «кто посмирнее — тот и виноват». И этих «виновных» у нас находят и отбирают у них детей. И такие семьи подвергаются травле, родители — унижению, а дети — подлинно психологическим травмам. Я считаю, что в настоящее время эта проблема подается однобоко и с тенденциозной точки зрения. Как говорится, audiātur et altĕra pars! — выслушайте и другую сторону!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER