Сквозь вязь разного рода игровых комбинаций все больше начинает просвечивать нечто совсем другое, имеющее прямое отношение к так называемой Последней битве (предощущение которой в сегодняшнем мире наиболее присуще именно шиитам)

Ближний Восток: последние битвы

Без сомнения, происходящее в Сирии по-прежнему остается центральным очагом мироустроительной войны на Ближнем Востоке. Однако сейчас войну в Сирии уже невозможно рассматривать в отрыве от событий в соседних арабских странах, где расположены собственные очаги этой мироустроительной войны.

В каких же очагах сегодня этот пожар наиболее силен? И кто наиболее активно действует в этих очагах?

Ирак

Как сообщают моджахедские сайты, во второй половине мая 2013 года «моджахеды Исламского государства Ирак» (то есть «Аль-Каиды» в Ираке») при поддержке вооруженных отрядов племен в провинции Анбар сумели занять ряд областей севернее г.Рамади, административного центра этой провинции. 18 мая моджахеды заняли населенный пункт Шамия, который был покинут (по формулировке сочувствующего моджахедам ресурса) «армейскими формированиями шиитского режима».

В тот же день, 18 мая, было проведено еще несколько операций джихадистов. В частности, в Багдаде джихадисты, переодетые в военную форму, штурмовали дом местного главы антитеррористических формирований, который при этом погиб вместе с тремя членами семьи и охраной. Мы приводим эти детали для того, чтобы подчеркнуть, что речь идет не о мелких вылазках, а о полномасштабной войне на уничтожение.

В ответ на эти и многие другие акции 25 мая 2013 года в западной части Ирака, в провинциях Анбар и Ниневия, началась крупномасштабная операция правительственных войск против «Аль-Каиды». В операции были задействованы 20 000 военнослужащих, а также ВВС. Как сообщают СМИ, правительственные войска атаковали и разрушили некоторые укрепления в вышеназванных приграничных провинциях. Были также уничтожены два старших командира «Аль-Каиды» в Ираке».

Итак, в Ираке армия прошиитского правительства ведет все более масштабную войну с «Аль-Каидой» за территорию.

Йемен

В этом арабском государстве еще в 2011 году началось противостояние между правительственными войсками и йеменской «Аль-Каидой», которую принято считать одним из самых агрессивных подразделений этой террористической организации. Тогда отряды йеменской «Аль-Каиды» захватили ряд населенных пунктов в йеменской провинции Абьян, многие из которых и по сей день остаются под их контролем.

О положении дел в Йемене пишут гораздо меньше, чем, например, об Ираке или Сирии. Между тем вооруженное противостояние государства с джихадистами и там сохраняет постоянное напряжение.

В начале октября прошлого года в Йемене были обнаружены тела трех казненных боевиками «Аль-Каиды» граждан страны. Погибшие были обезглавлены за передачу правительству страны данных об «Аль-Каиде».

Во второй половине октября во время атаки джихадистов на правительственную военную базу в г.Шукра на юге Йемена погибли не менее 10 солдат и 11 боевиков «Аль-Каиды».

В конце ноября во время религиозного праздника Ашура была обстреляна из гранатомета толпа паломников-шиитов.

Дальше — больше. В декабре 2012 года попал в засаду, предположительно организованную «Аль-Каидой», и был убит начальник штаба центрального военного округа страны, а также еще несколько военнослужащих.

В этой обстановке в восточной части Йемена была проведена армейская операция против боевиков «Аль-Каиды» с задействованием сухопутных войск и авиации. Причем в результате боевых действий армейские части понесли потери.

И наконец, совсем недавно, в конце мая 2013 года, боевики радикальной исламистской организации «Ансар аш-Шария», связанной с «Аль-Каидой», сумели закрепиться в ряде населенных пунктов йеменской провинции Хадрамаут. При этом, по данным йеменского МВД, радикалы намерены далее взять под контроль город Гиль Бавзир — с тем, чтобы объявить о создании исламского эмирата. Отметим, что это не первая попытка джихадистов заявить в Йемене о территории эмирата. Предыдущая была предотвращена при помощи армии в провинции Абьян в прошлом году.

Итак, после Ирака и Сирии, Йемен — это уже третья страна, где «Аль-Каида» стремится закрепиться на компактной территории и заявляет о намерении создать эмират.

Кроме того, еще в марте йеменская «Аль-Каида» (или — «Аль-Каида на Аравийском полуострове») призвала к джихаду против французского военного вмешательства в Мали. А как мы помним, часть малийской территории также компактно занята отрядами «Аль-Каиды», которая в этом плане в странах своего пребывания на Ближнем Востоке и в Северной Африке действует по одному стандарту.

При этом становится ясно, что отделения «Аль-Каиды» на Ближнем Востоке и в Северной Африке «переросли» в своей экспансии этап отдельных, пусть даже громких, терактов, которые много лет были глобальной «визитной карточкой» этой организации. «Профиль» «Аль-Каиды» очень существенно изменился. Теперь ее задачей является именно масштабная война с вооруженными силами государства.

И практически на каждой территории, где влияние имеют шииты, именно они становятся главным противником международной суннитской джихадистской армии «Аль-Каиды». В Ираке, например, враг-государство и враг-шииты выступают, с точки зрения «Аль-Каиды», в едином лице, потому и армейские части столь часто именуются шиитскими.

И вот, наконец,

Сирия

11 мая 2013 года сирийская армия провела операцию, в результате которой были разгромлены отряды оппозиции южнее Дамаска. По итогу военной операции оказалось восстановлено автомобильное сообщение по международному шоссе Дамаск-Дераа, ведущему к границе с Иорданией. Напомним, что Дераа — это один из ключевых очагов оппозиции, сформировавшийся в самом начале «арабской весны» в Сирии, широко известный оплот антиасадовских сил. Именно туда теперь расчищена дорога не только для армейских подразделений Дамаска (с которыми в Дераа, в общем-то, знакомы), но и для «Хизбаллы», получившей совершенно новую роль в сирийском процессе.

19 мая ливанские СМИ обозначили реальные масштабы наступления сирийской армии. Это наступление шло сразу по четырем фронтам:

  • у ливанской границы в Эль-Кусейре (провинция Хомс, ключевая опорная зона вооруженной оппозиции в Сирии, как и Дераа, ставшая оплотом «арабской весны» с самого начала сирийского процесса);
  • в провинции Хама;
  • в провинции Дамаск в районе Барзе;
  • и наконец, собственно в провинции Дераа.

В тот же день, 19 мая, после массированного штурма, сирийские войска захватили Эль-Кусейр.

А теперь — о новой роли ливанской «Хизбаллы». В прошлой статье мы уже упоминали о новом отношении «Хизбаллы» к сирийскому конфликту, проявившемуся в битве при Эль-Кусейре. Однако теперь хотелось бы рассмотреть это явление подробнее. Хотя бы потому, что сквозь вязь разного рода игровых комбинаций все больше начинает просвечивать нечто совсем другое, имеющее прямое отношение к так называемой Последней битве (предощущение которой в сегодняшнем мире наиболее присуще именно шиитам).

Как подчеркивает «Шпигель», еще 30 апреля, после поездки в Тегеран, генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла «по сути, провозгласил религиозную войну». Свое заявление Насралла объяснил так: сирийская вооруженная оппозиция, считает он, — это «такфиристы» (обвиняющие в неверии), суннитские фанатики, которые считают шиитов еретиками. И потому они воюют именно против шиитов и стремятся осквернить их священные места. А значит, заключил Насралла, необходимо оказывать помощь братьям по вере, сплотившимся вокруг Асада.

Результатом этого воззвания стало то, что в течение нескольких недель подразделения «Хизбаллы» пересекали ливано-сирийскую границу и выстраивались кольцом в районе Эль-Кусейра.

Так вот, 19 мая в бою за Эль-Кусейр было убито не только семь десятков условных «сирийских оппозиционеров», но и четыре десятка элитных бойцов «Хизбаллы». А это считается крупнейшими потерями организации за последние 7–8 лет. Наблюдатели отмечали, что после этого сражения погибших участников «Хизбаллы» хоронили с особыми церемониями — в сопровождении почетного караула (что должно означать особую значимость этой гибели и продолжение борьбы).

Кроме того, как отмечают эксперты, битва за Эль-Кусейр продемонстрировала следующее распределение ролей: пехотные бои против отрядов сирийской оппозиции были взяты на себя «Хизбаллой» (отсюда и ее большие потери). А сирийская армия атаковала с флангов при помощи танков и применяла авиацию.

Сразу после боя 19 мая «Хизбалла» отправила в Эль-Кусейр новые части. По оценкам France Press, в битве за Эль-Кусейр принимали участие не менее 1200 боевиков «Хизбаллы». Оценки «Брукингз Институт» (БИ, роль которого мы уже обсуждали в прошлых статьях) еще более масштабны: по утверждению Салмана Шейха, главы Доха-Центра БИ, на стороне Асада воюют не только 5 тысяч боевиков «Хизбаллы», но и 1500–2000 иракцев (тоже понятно, что не суннитов; ведь суннитские джихадисты иракской «Аль-Каиды» являются союзниками сирийской оппозиции).

При этом нет никаких сомнений в том, кто по существу является противником «Хизбаллы» на Западе Сирии. Арабские СМИ сообщали, что 20 мая под Эль-Кусейром был убит Абу Омар, командир тесно связанного с «Аль-Каидой» и наиболее боеспособного подразделения противников Дамаска «Джабхат ан-Нусра». Одновременно «Хизбалле», как сообщала египетская пресса со ссылкой на источники, близкие этой организации, удалось под Эль-Кусейром взять большое число пленных, в том числе лиц, не являющихся сирийскими гражданами.

Надо отметить, что «Хизбалла» своим напором сумела спровоцировать то, чего тщетно добивалась рыхлая сирийская оппозиция в течение уже более чем полугода. После таких ошеломительных событий на западе Сирии американский сенат, наконец, преодолел разногласия, и в ночь с 21 на 22 мая подавляющим большинством проголосовал за поставки США оружия сирийской оппозиции.

И не только в США отдали должное состоявшемуся в Сирии военному успеху Дамаска при массированной поддержке из стран шиитского пояса. Британия рекомендовала добавить военное крыло «Хизбаллы» в список ЕС по террористическим организациям. Глава германской БНД Герхард Шиндлер, как сообщил журнал «Шпигель», переменил позицию по ситуации в Сирии. До майских событий в Сирии Шиндлер заявлял, что коллапс сирийского режима произойдет в начале 2013 года. Теперь же глава БНД считает, что «каждая новая битва еще больше ослабляет мятежников». А при таких обстоятельствах Асад вполне способен к концу года взять под контроль южные области Сирии.

Вдобавок тут же подтвердилось, что помощь сирийской армии со стороны «Хизбаллы» не является ни разовой, ни временной.

25 мая лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла произнес стратегическую речь в честь Дня сопротивления и освобождения (имеется в виду ежегодное празднование вывода израильской армии из Южного Ливана 25 мая 2000 года).

Речь лидера «Хизбаллы», как и положено, была наполнена антиизраильской риторикой. Однако в ней прозвучала еще одна, не менее, а может быть, и более важная тема. Хасан Насралла сказал: «Одна из главных опасностей возникла с созданием сионистского территориального образования и реализацией им своих экспансионистских планов (это дань отмечаемой дате); вторая — это события, происходящие в Сирии, и зарождение такфиристских течений».

Насралла также заявил: «События в Сирии определяют настоящее и будущее Ливана». По его убеждению, Сирия является тылом и оплотом сопротивления, а «Хизбалла» не может бездействовать, когда его тыл раскрыт и подвергается разрушению. Хасан Насралла объявил, что «Хизбалла» не выйдет из войны «до самого конца» и принесет союзнику победу.

Понятно, что все эти манифестации шиитского мира не будут оставлены без ответа. Уже сейчас сирийская оппозиция выпустила видеообращение с обещанием отомстить «Хизбалле» и ее лидерам. А в последние дни сирийская оппозиция перебросила к Эль-Кусейру тысячу боевиков из группировок, связанных с «Братьями-мусульманами».

Понятно и то, что мироустроительная война на Ближнем Востоке, которая в предыдущий период носила очаговый характер, сейчас все в большей степени приобретает характер трансгосударственный. И этот процесс в дальнейшем, вероятнее всего, будет только нарастать, с объединением фронтов и развертыванием новых мироустроительных битв.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 31