31
авг
2021
  1. Политическая война
  2. ЕС и Венгрия
Перевод / ИА Красная Весна /
Наши пути разошлись в тот момент, когда Запад сознательно решил порвать с моралью и ценностями христианства

Венгрия нарушила табу и начала говорить о Huxit — выходе из Евросоюза

Тома Кутюр. Римляни времен упадка. 1847
Тома Кутюр. Римляни времен упадка. 1847
Тома Кутюр. Римляни времен упадка. 1847

Новые ценности, которые продвигает Брюссель, — однополые браки, новые представления о воспитании детей, роли меньшинств в обществе — вносят серьезные сложности в отношения между Западной и Восточной Европой. Противостояние традиционалистской модели общества и новых западноевропейских «ценностей» привело к тому, что Венгрия, нарушив существовавший долгое время негласный запрет на подобного рода дискуссии, заговорила о выходе из ЕС.

Основанная в 1937 году ведущая новостная газета Венгрии Magyar Nemzet 18 августа опубликовала статью венгерского политолога Тамаша Фрича под названием «Пришло время поговорить о Huxit (Hungarn Exit — по аналогии c Brexit — прим. ИА Красная Весна) — выходе Венгрии из Евросоюза». До недавнего времени такого рода разговоры считались табу даже в правительственных кругах.

Magyar Nemzet позиционирует себя как «близкая к нынешнему венгерскому правительству во главе с Виктором Орбаном». У газеты, нужно отметить, долгая и сложная история. Вскоре после своего основания газета стала центральным вестником противостояния немецкой оккупации страны, защитником единства венгерской нации, ее истории и культуры. Затем газета была запрещена до 1945 года. В 1997 году Magyar Nemzet получила премию «Magyar Örökség Díjas» (Венгерское Наследие). В 2018 году она была закрыта, а в 2019 году начала работу снова.

ИА Красная Весна ниже приводит перевод статьи Фрича, которая, по сути, открыла публичные дебаты на тему выхода Венгрии из Евросоюза.


Я знаю, что я нарушаю табу, но кто-то должен быть первым, кто без всяких ужасных задних мыслей, а совершенно искренне напишет слово Huxit, которое должно означать: Венгрия суверенно, в одностороннем порядке (по примеру Brexit) решает выйти из Европейского Союза. Но действительно ли нам нужен Huxit, особенно ввиду беспрецедентной, согласованной атаки европейских и западных государств на законы Венгрии о защите детей?

Я не то чтобы убеждаю. Я хочу только сказать, что в июле 2021 года, наконец, настало время серьезно подумать о плюсах и минусах выхода из союза государств, который уже находится в очень плохом состоянии, проявляет симптомы империалистической патологии и относится к государствам-членам из Восточной и Центральной Европы с высокомерным пренебрежением, которое даже не пытается скрывать.

В самом деле, мы стоим, словно припертые к стенке: глобалистская финансовая элита и европейские институты, которые они возглавляют, — Еврокомиссия, парламент, суд и в некоторой степени Совет Европы — на самом деле намерены нас поучать! Более того, наказывать нас и делать нашу жизнь совершенно невозможной, если мы откажемся действовать по их указаниям.

И высшее наказание, конечно, заключается в том, что нам перекроют денежный кран. Так выразилась вице-президент Европарламента Катарина Барли (которая, конечно же, поет в хоре Джорджа Сороса). Она заявила, что непослушным странам, таким как Венгрия и Польша, придется поголодать из-за приостановки финансовой помощи.

И эти люди не шутят.

Каковы аргументы за и против выхода из ЕС? На мой взгляд, этот вопрос необходимо рассматривать с политической, экономической, культурной, моральной и военной точек зрения. С политической точки зрения, стимулом остаться является чувство безопасности, которое испытывает каждый венгерский гражданин, принадлежащий к развитому, демократическому Западу, основанному на альянсе свободных наций. Мы всегда стремились к этому чувству принадлежности и наконец обрели его после 40 лет коммунизма. Членство в одном из самых прогрессивных сообществ в мире — это необыкновенный опыт. Если мы собираемся принять решение отказаться от него всего через пятнадцать лет, нам нужны сильные аргументы.

Вопрос: Есть ли такие аргументы на данный момент?

Мой ответ на этот вопрос — да. Аргументом является тот факт, что приоритеты этого долгожданного союза государств за 15 лет кардинально изменились: элиты либерального мейнстримного глобализма хотят превратить союз в структуру, радикально отличающуюся от той, которая была раньше. В результате вышло так, что присоединялись мы к сообществу свободных и суверенных стран — по крайней мере, мы так думали, — а теперь на наших глазах с головокружительной скоростью строится имперская надфедеральная Европа, Соединенные Штаты Европы, которые базируются на подчинении национальных государств.

Когда мы вырвались из-под власти Советского Союза, нашей главной целью и самым заветным желанием было стать суверенным и независимым государством. Эта цель сейчас находится под угрозой. Если нам снова указывают, что и как делать, наше членство в ЕС потеряло смысл.

Ежегодный цикл конференций и дебатов о будущем ЕС только начался, но уже с самого начала очевидно, что Брюссель ставит реализацию вышеуказанной повестки — построения имперской надфедеральной Европы — в центр дебатов. Не говоря уже о том, что создаются удивительные инструменты, которые позволяют европейским институтам, инициировавшим цикл, подвергать цензуре дебаты и просто игнорировать мнения, которые не считаются политкорректными.

Одним из явных и тревожных признаков является то, что ответственный за организацию этих дебатов орган, среди прочих возглавляет Ги Верхофстадт — фанатичный глобалист, ненавидящий правительство Орбана. Не говоря уже о том, что в кулуарах этих дебатов была сформирована «Группа Спинелли» (названная в честь недавно скончавшегося итальянского политика, обладателя «черного пояса по коммунизму»), которая должна основать Соединенные Штаты Европы.

Мы, конечно, должны как можно более энергично принимать участие в этих дебатах, но если их результаты окажутся для нас неприемлемыми, то нет уверенности в том, что новое подчинение империалистическому и глобалистскому предприятию отвечает интересам Венгрии. С экономической точки зрения, стимулом к тому, чтобы остаться, является то, что у нас есть доступ к некоторым средствам за счет взносов государств-членов. В данный момент мы говорим о выделении средств в размере €2,5 млрд в рамках плана экономического восстановления. Предварительно, именно эти деньги у нас хотят отобрать.

Однако различные эксперты: Имре Борос, Кароли Лорант, Чаба Лентнер, Магдолна Чат и другие уже сотни раз показывали в своих трудах, что, когда Венгрия присоединилась к ЕС, она отказалась от меркантильности в своей экономической политике. Венгрия либерализовала свой рынок, поэтому тендеры, финансируемые ЕС, систематически выигрывают западные компании, которые намного сильнее венгерских, и возвращают большую часть прибыли своим странам.

И давайте не забывать, что после войны страны Западной Европы для стимулирования своей экономики воспользовались крупными американскими субсидиями в рамках Плана Маршалла. Также не следует забывать, что страны, которые присоединились к ЕС в 1970-х и 80-х годах: Греция, Испания, Португалия, Ирландия, Дания, присоединились к все еще процветающему Союзу. Однако девять стран, включая Венгрию, присоединились к ЕС в 2004 году, когда экономика Европы была уже не в лучшей форме, в результате чего суммы, выделенные на цели конвергенции, были несравнимо меньше, чем в предыдущие десятилетия.

Один из самых веских аргументов, помимо уже упомянутых, заключается в том, что в случае выхода Венгрии из ЕС западные компании отвернутся от нас и у нас испортятся торгово-экономические отношения с Евросоюзом и его государствами-членами — а особенно с немецкими промышленными гигантами. Наступит время, когда большая тройка — компании Audi, BMW и Mercedes — одна за другой закроют свои венгерские заводы. Но так ли реальна эта ужасная перспектива? Неужели наша экономическая ситуация станет такой уж нестерпимой? Действительно ли мы должны изменить нашу экономическую модель и стремиться к невозможной автаркии?

Я так не думаю. С одной стороны, потому что немецкие компании — а также британские, голландские, французские и т. д. (не говоря уже о компаниях из США) — ориентируются на свою прибыль. Поэтому, если Венгрия экономит им расходы, они не будут действовать против своих собственных интересов. Разве это не то, чем прямо сейчас занимается Западная Европа, когда она постоянно развивает свои торговые отношения с ненавистными китайскими и российскими режимами (пример — «Северный поток — 2»)?

Венгрия может быть безопасной гаванью как с членством в ЕС, так и без него. Западные компании очень хорошо знают, чего ожидать, когда они переезжают в Венгрию или остаются в ней. Наша предсказуемость — наш главный актив и важное конкурентное преимущество.

С другой стороны, страна, конечно же, должна стоять на собственных ногах — принцип, который мы поняли несколько лет назад и в соответствии с которым мы действуем. Для иллюстрации данного тезиса, можно кратко сослаться на концепцию и практику открытости для Востока, которую так часто отстаивает Петер Сийярто (министр иностранных дел и внешней торговли Венгрии — прим. ИА Красная Весна).

В-третьих, мне ясно, что мы, как Норвегия и Швейцария, а теперь и Великобритания, должны параллельно с процедурой выхода вступить в переговоры как с ЕС, так и с его государствами-членами. Проще говоря, мы должны заключать двусторонние договоры, как это сделали упомянутые страны. Сегодня мы экономически достаточно сильны, чтобы вести такие переговоры, мы больше не являемся страной, которая зависит от благотворительности и не может поддерживать себя.

Мы прошли трудный период. Но как страдает Норвегия от того, что не является членом ЕС? — Никак. Возможный выход из ЕС не обязательно означает конфронтацию. Это установление новых отношений с ЕС при помощи переговоров, отношений, которые на этот раз будут свободно согласовываться между суверенными сторонами. Задача, безусловно, трудная, но не невыполнимая.

С военной точки зрения, выход из ЕС был бы шагом без последствий, не в последнюю очередь потому, что мы с 1999 года являемся членом НАТО и хотим им оставаться. Нам не нужно создавать в наших городах и деревнях военные центры, также как их не создает Швейцария. При этом развитие вооруженных сил, конечно, должно продолжаться — и именно это мы и делаем.

И, наконец, пожалуй, самый важный аспект: с точки зрения культуры, ценностей и мировоззрения аргумент за то, чтобы остаться в ЕС мог бы заключаться в том, что скрепами Евросоюза являются греческие и римские основания и, соответственно, моральные нормы христианства. Но так ли это все на самом деле?

Ответ: нет, к сожалению, это уже все не так.

Наши пути разошлись в тот момент, когда Запад сознательно, я подчеркиваю, сознательно решил порвать с моралью и ценностями христианства и заменить их глобальным, космополитическим и обезличенным обществом, основанным на нарциссическом, раскованном и саморазрушительном удовольствии индивидуума, в то время как мы: венгры, поляки и жители Центральной Европы, в нашей жизни придерживаемся тысячелетних основ нашей культуры и религии. С этой точки зрения актуальность остальных аргументов становится излишней.

На этом я, не делая никаких выводов, закончу свои размышления. Я ограничусь одним единственным замечанием: «Фидес» (правящая венгерская партия — прим. ИА Красная Весна) после долгих раздумий вышла из Европейской народной партии — и очень хорошо, что это произошло. В конце концов, партия ушла, не потеряв лица, не дожидаясь, пока ее вышвырнут! А это огромная разница! И это правильный пример. Потому что, если мы, несмотря ни на что, уступим и в этот раз, мы проиграем. Мы потеряем все, за что боролись до сих пор.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER