Реальной «красной чертой» для Пекина является лишь попытка признать независимость Тайваня, в этом случае Китай решится на реальное военное столкновение с США

«Нарезание тайваньского салями»: чем является визит Пелоси на Тайвань?

Василий Верещагин. Китаец (фрагмент). 1873
Василий Верещагин. Китаец (фрагмент). 1873
Василий Верещагин. Китаец (фрагмент). 1873

Визит делегации американского парламента во главе с председателем Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань стал очередным раундом геополитического противоборства между Китаем и США.

Раундом весьма напряженным и интригующим, однако изначально не предполагавшим какого-то радикального исхода. Ни нокаута, ни даже легкого нокдауна.

В конце концов, лишь за последние несколько лет Тайвань посещали и американский министр здравоохранения Алекс Эйзар (2020 год), и замглавы Госдепа США Кит Крак (2020 год), и целая кавалькада американских парламентариев (2021 год), а также группа отставных военных, включая экс-министра обороны США Марка Эспера (2022 год).

То есть визиты официальных и высокопоставленных лиц США на Тайвань являются не неожиданностью, а обыденной практикой Вашингтона в рамках стратегии сдерживания Китая при помощи Тайваня.

Примечательно здесь то, что, несмотря на все эти визиты, и даже невзирая на поставки оружия на Тайвань, власти США всегда подтверждали свою приверженность принципу «одного Китая», а также трех совместных американо-китайских коммюнике (1972, 1979 и 1982 гг.), согласно которым Тайвань признается частью КНР.

В то же время визит Пелоси и, главное, та информационная кампания, которая сопровождала ее полет, очевидно, отражает намерение Вашингтона «повысить ставки» в тайваньской политической игре, усилив давление на Китай.

«Нарезка салями»: стратегия сдерживания Китая при помощи Тайваня

Сближение США и КНР началось в 1970 — 1980-х годах на фоне ухудшения отношений Пекина с Москвой. Причем США для такого сближения пошли на серьезный компромисс, признав суверенитет КНР над Тайванем.

Международно-правовой основой этого сближения стали три американо-китайских коммюнике — 1972, 1979 и 1982 гг. В этих документах подтверждался принцип «одного Китая», согласно которому в мире существует только один Китай и остров Тайвань является его частью.

Важно иметь в виду, что уже эти коммюнике предполагали, во-первых, что США и Тайвань будут поддерживать неофициальные экономические и культурные связи (коммюнике 1978 г.), и во-вторых, что США могут поставлять Тайваню оружие, стремясь при этом сокращать объемы поставок вплоть до их полной приостановки (коммюнике 1982 г.). Причем прекращение поставок оружия в документе 1982 г. связывалось с созданием Пекином политических условий, благоприятствующих мирному воссоединению острова с материковым Китаем.

За многие годы развития двусторонних отношений США и КНР Вашингтон официально не посягал на принцип «одного Китая». Наоборот, Белый дом чуть ли не на каждом углу заявлял, что признает Тайвань частью Китая и не намерен дезавуировать китайско-американский консенсус относительно статуса Тайваня.

В то же время это не мешало американским властям постоянно «покусывать» Китай в связи с Тайванем. Например, регулярно направляя свои военные корабли через Тайваньский пролив якобы в рамках операции по обеспечению свободы морского судоходства, или через своих союзников проблематизируя суверенитет Китая над Тайванем — самый наглядный тому пример недавняя попытка властей Литвы открыть у себя диппредставительство Тайваня.

С началом «эпохи Трампа» на Тайвань так и вовсе зачастили высокопоставленные американские чиновники. Некоторые из них даже прибывали на Тайвань на борту военно-транспортных самолетов ВВС США.

Однако во время подобных визитов официальные лица США обязательно акцентировали внимание на том, что они осуществляются исключительно в рамках культурного и экономического сотрудничества между Тайванем и США.

В Китае такая иезуитская политика получила название «нарезание салями», когда тайваньский «гордиев узел» Вашингтон не стремился разрубить одним решительным ударом, например, признав суверенитет острова, а при помощи малых дипломатических и политических акций год за годом проблематизировал власть Пекина над непокорным островом. Не стал в этой связи исключением и визит Пелоси.

«А был ли мальчик?». Чем в реальности был визит Пелоси на Тайвань?

Нэнси Пелоси намеревалась посетить Тайвань еще в апреле 2022 года, причем тогда речь шла именно об официальном визите спикера нижней палаты Конгресса США непосредственно на Тайвань. Визит, правда, оказался сорван из-за якобы заражения политика коронавирусом.

То есть еще весной в мировое инфополе был вброшен месседж о том, что председатель нижней палаты американского парламента намерена официально посетить Тайвань, невзирая на море возмущения со стороны Пекина.

Когда же спустя некоторое время Пелоси вновь засобиралась на Тайвань, общественное мнение уже было подготовлено к тому, что визит когда-то был анонсирован в качестве официального.

В то же время Вашингтон сделал всё возможное, чтобы визит Пелоси формально выглядел как можно более безобидным. Так, за несколько дней до начала этого визита президент США Джо Байден позвонил председателю КНР Си Цзиньпину.

В ходе более чем двухчасового разговора Байден заявил, что США «выступают решительно против односторонних усилий по изменению статус-кво или подрыву мира и стабильности в Тайваньском проливе», а также подтвердил приверженность США принципу «одного Китая», провозглашенного в трех американо-китайских коммюнике.

Непосредственно перед вылетом Пелоси ее якобы официальный визит на Тайвань превратился в «турне по Азии». 31 июля 2022 года пресс-службой Пелоси было объявлено, что в рамках этого турне политик официально посетит четыре азиатские страны — Сингапур, Малайзию, Южную Корею и Японию. Соответственно в официальном плане турне Тайвань вообще не значился.

«Сегодня наша делегация Конгресса отправляется в Индо-Тихоокеанский регион, чтобы подтвердить твердую и непоколебимую приверженность Америки нашим союзникам и друзьям в регионе», — туманно охарактеризовала Пелоси цели турне.

Второго августа в американских СМИ заговорили о том, что Пелоси может вне официального маршрута азиатского турне «остановиться на ночь» в гостинице на Тайване. Например, об этом со ссылкой на высокопоставленных американских чиновников сообщил телеканал CNN.

Параллельно с этим в американских СМИ появились сообщения о том, что Белый дом «уговаривал» Пелоси не посещать Тайвань, однако она не прислушалась к таким уговорам.

К примеру, согласно Financial Times, советник по национальной безопасности президента США Джейк Салливан выступил против поездки, поскольку она может привести к эскалации напряженности в Тайваньском проливе.

Более того, уже во время визита официальный представитель Белого дома Джон Кирби подчеркнул, что Вашингтон не признавал и не признает независимость Тайваня. Однако американские власти не требуют от граждан своей страны придерживаться такой же позиции, поскольку США — демократическая страна.

Примечателен и следующий факт — перед началом турне Пелоси о своем намерении отправиться вместе с ней неоднократно заявлял экс-госсекретарь США Майк Помпео, которого в Китае на дух не переносят за радикальную антикитайскую риторику, и которому Пекин официально запретил въезд на территорию страны. Помпео в итоге в состав делегации включен не был.

Наконец самое важное — на пресс-конференции по итогу встречи Пелоси с главой Тайваня Цай Инвэнь американский политик старательно избегала упоминаний о том, что Тайвань является страной или государством, а также любых слов о независимости острова.

Более того, Пелоси подчеркнула, что Вашингтон привержен американо-китайским коммюнике о статусе Тайваня (а значит и принципу «одного Китая»), а также исходит из необходимости сохранять статус-кво в Тайваньском проливе.

То есть власти США сделали всё возможное, чтобы посещение Пелоси Тайваня формально выглядело, как квази-частный визит спикера нижней палаты американского парламента на остров, который к тому же обошелся без политических заявлений относительно статуса Тайваня.

О пересечении «красной черты» и «потере лица»

Западные СМИ, а также некоторые российские издания, в том числе Telegram-каналы на фоне визита Пелоси на Тайвань активно эксплуатировали информационный вброс о том, что Китай якобы пообещал сбить самолет с политиком в случае, если тот приблизится к Тайваню.

Параллельно с этим говорилось и том, что визит Пелоси имеет «историческое значение» (кстати, так его охарактеризовала сама политик) и бездействие со стороны Пекина является политическим проигрышем КНР («потерей лица»).

Истина, как известно, гораздо сложнее залихватских пропагандистских штампов. О том, что визит американского чиновника уровня Пелоси не является чем-то сверхуникальным, мы уже писали выше.

Здесь же следует напомнить, что, несмотря на обилие риторики со стороны Пекина относительно недопустимости вмешательства США в дела Тайваня, о том, что из себя на практике может представлять пересечение «красной черты», Пекин неоднократно упоминал.

Например, в конце января 2021 года представитель министерства обороны КНР, старший полковник У Цянь заявил, что Китай не потерпит вмешательства в свои внутренние дела, в том числе и в случае с Тайванем, подчеркнув, что «независимость Тайваня обернется войной».

Китай, таким образом, вполне четко обозначил «точку невозврата» в противоборстве вокруг Тайваня, пересечение которой станет сasus belli в отношениях с каким бы то ни было государством.

Реальной «красной чертой» для Пекина является попытка признать независимость Тайваня, а также обеспечить суверенизацию острова при помощи военного вмешательства (например, дислоцирование там военного контингента или создание военной базы). Как представляется, только в таком случае Китай решится на реальное военное столкновение с США, в остальных же случаях противодействие может быть каким угодно, но только не военным.

Еще одним аспектом информационной кампании Запада в связи с визитом Пелоси на Тайвань является раскручивание тезиса о том, что Пекин пригрозил сбить самолет с политиком на борту.

В реальности же за официальную позицию Китая западные медиа пытались выдать пост экс-главного редактора издаваемой при ЦК Компартии КНР газеты Global Times Ху Сицзиня, который написал в своем Twitter, что если Вашингтон направит вместе с самолетом Пелоси сопровождение в виде истребителей ВВС США, то китайская авиация должна применить все средства, чтобы посадить самолет с политиком, и если это не удастся — сбить его.

В заключение следует отметить, что недооценивать визит Пелоси на Тайвань, разумеется, нельзя. Однако рассматривать его следует как один из элементов американской политики сдерживания Китая в рамках Индо-Тихоокеанской стратегии США.

Пока что тактика «малых дипломатических укусов», скорее, создает положительный пропагандистский фон для внутреннего пользования в США. Особенно с учетом того, что в ноябре в США состоятся выборы в Палату представителей, где сегодня небольшой перевес имеет Демпартия США.

С другой стороны, этот визит нужно рассматривать как мелкий эпизод сжимания «петель анаконды» вокруг Китая, в котором создание и развитие военного союза AUKUS, а также нарастающая милитаризация Японии, которые могут привести к появлению в Азиатско-Тихоокеанском регионе новых ядерных держав, играют гораздо более серьезную роль, нежели политическое шоу по «нарезанию тайваньского салями».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»