Не вызывает сомнений, что конфликт будет работать на расшатывание ситуации в регионе

Что поможет искоренить проблему на киргизско-таджикской границе?

Э. М. Синдж , Гай Юлий Цезарь остановился на берегу Рубикона.
Э. М. Синдж, Гай Юлий Цезарь остановился на берегу Рубикона.
Э. М. Синдж, Гай Юлий Цезарь остановился на берегу Рубикона.

Военный конфликт на киргизско-таджикской границе обострился в ночь на 16 сентября. Под обстрелы попали части Баткенского и Лейлекского районов Баткенской области и Ошская область Киргизии. В Таджикистане беспилотниками «Байрактар» были обстреляны селения Исфаринского и Гафуровского районов Согдийской области, а также район Лахш. В Баткенской области был введен режим ЧС.

В тот же день главы Киргизии и Таджикистана Садыр Жапаров и Эмомали Рахмон договорились о прекращении огня, однако эта договоренность впоследствии нарушалась. Уже сообщили, что в результате военного конфликта со стороны Киргизии погибло 46 человек, а со стороны Таджикистана — 38 человек.

ИА Красная Весна попросило прокомментировать причины, источники и возможные последствия данного вооруженного конфликта директора узбекского аналитического центра «Маъно» Бахтиёра Эргашева.

ИА Красная Весна: Бахтиёр Исмаилович, прокомментируйте, пожалуйста, военный конфликт на киргизско-таджикской границе во время проведения саммита ШОС в Самарканде и его влияние на среднеазиатский регион.

Б. Эргашев: Эскалация напряженности на киргизско-таджикской границе происходит буквально у нас на глазах, в дни саммита ШОС в Самарканде 15–16 сентября, и показывает, к каким отрицательным последствиям приводит нерешенность вопросов пограничного урегулирования, делимитации границ между Киргизией и Таджикистаном.

С каждым разом все интенсивнее обстрелы, с каждым разом используется все более мощное вооружение. На этот раз были даже использованы реактивные системы залпового огня (РСЗО), чего раньше не было. Такая логика событий ведет к тому, что этот неурегулированный пограничный вопрос между республиками может стать очень серьезной проблемой для всего региона.

Я не думаю, что это противостояние выльется в нечто большее, чем противостояние двух стран региона. В регионе есть не только Киргизия и Таджикистан, есть еще Узбекистан, Казахстан и Туркмения. Прямого воздействия этот конфликт на общую ситуацию в регионе не окажет. Однако не вызывает сомнений, что конфликт будет работать на расшатывание ситуации в регионе. В тот момент, когда начинаются серьезные подвижки в процессах усиления регионального партнерства и сотрудничества, он может провести серьезные разделительные линии между странами региона.

ИА Красная Весна: В апреле 2021 года крупный военный конфликт на киргизско-таджикской границе также прошел на фоне заседание секретарей Совбезов стран ОДКБ. А сейчас конфликт проходил во время саммита ШОС. Обе организации занимаются безопасностью, оба мероприятия проходили на территории Средней Азии. Возникают нехорошие ассоциации. Что вы об этом думаете?

Б. Эргашев: Я далек от таких конспирологических теорий о том, что это все подстроено так, чтобы создать негативный фон для проведения исторического по своему значению самаркандского саммита глав государств. Между событиями 2021 года, когда состоялись первые такие серьезные боестолкновения на киргизско-таджикской границе, и нынешними событиями было еще несколько других боестолкновений, хотя и более мелких. И их не замечали только потому, что в те моменты не было больших международных саммитов.

Проблема гораздо глубже. Главная проблема заключается в том, что нет желания и политической воли для решения вопросов пограничного урегулирования между республиками с обеих сторон. Нет постоянной системной работы по делимитации границ, по искоренению мешающих этому процессов. Все это и приводит к тому, что столкновения на границе становятся все более ожесточенными.

Нужна ежедневная системная работа, нужна политическая воля, основанная на действительном желании решить проблему. Нужно стремление к тому, чтобы идти на уступки, потому что делимитация границ двух государств — это всегда способность к компромиссу. Делимитация всегда строится на том, что происходит обмен территориями на каких-то участках, и они могут быть неравноценны. К этому нужно быть готовыми, понимать это и, исходя из этого, проявляя политическую волю, идти вперед. Но этого нет ни со стороны Киргизии, ни со стороны Таджикистана.

Когда вопросы делимитизации границ становятся средством внутриэлитной борьбы, лозунгом для получения политических очков во внутриполитической жизни, они становятся нерешаемыми. И тогда мы видим то, что происходит сейчас на киргизско-таджикской границе.

Еще раз: нужна системная работа, а не разовые встречи руководителей тех или иных профильных ведомств, которые заключают перемирие на несколько дней, на какое-то время, а потом всё начинается по новому кругу. Это тупиковый путь. Когда те или иные политические силы надевают на себя одежды защитников национальных интересов, уходя от системной работы и поиска компромисса в вопросах делимитизации границ — это только мешает решению этого важнейшего вопроса.

ИА Красная Весна: Как вы считаете, присутствует ли в этом конфликте третья сторона, кроме Киргизии и Таджикистана? Сейчас уже известно, что во время армяно-азербайджанского конфликта в Сумгаите в 1988 году присутствовала третья сторона, которая стравливала Азербайджан и Армению.

Б. Эргашев: Всегда, когда происходят какие-то события такого характера, все ищут внешние силы. И, несомненно, они есть. Но я убежден в том, что эти стычки на границах возникают по внутренним причинам. Они исходят из внутриполитической ситуации.

Мы знаем, что есть определенные силы, которые заинтересованы в том, чтобы взорвать ситуацию в Средней Азии, на Южном Кавказе и в других регионах. Это Соединенные Штаты, это примкнувшая к ним Великобритания и ряд других стран. И в целом, конечно же, есть стремление поджечь ситуацию. Но я думаю, что эти события все-таки имеют больше внутриполитическую составляющую, и внешний фактор здесь не играет настолько большой роли.

Надо перестать заниматься этим перекладыванием вины на других, потому что когда говорится о внешнем факторе, то сразу возникает желание переложить ответственность за нерешение данных вопросов на какие-то внешние силы. Это тупиковый путь.

Надо признать эту проблему, и понять то, что все это можно решить, только если будут изменены кардинально подходы к проблеме.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER