Элизабет Трасс давно говорила о готовности Великобритании рисковать и идти на издержки ради сокрушения России

Кто вы, госпожа премьер-министр? Трасс пришла на Даунинг-стрит

Роберт Гиббс. Тонкая красная линия(фрагмент). 1881
Роберт Гиббс. Тонкая красная линия (фрагмент). 1881
Роберт Гиббс. Тонкая красная линия (фрагмент). 1881

Новым премьер-министром Великобритании только что стала Лиз Трасс, пришедшая на этот пост с багажом столь резкой антироссийской риторики, что это наводит на воспоминания о Веллингтоне. Который в первой половине XIX века, уже в бытность премьер-министром, высказывался о России в стиле почти отрицающего неприятия, обычно несвойственного британской политике.

Сегодняшняя Великобритания с осторожностью присматривается к своему новому премьер-министру, которого выбрала правящая консервативная партия. Еще недавно ее называли «опасной» и «сумасшедшей», а сейчас ее назначает королева. 47-летняя Мэри Элизабет Трасс, выступавшая за сохранение Великобритании в Евросоюзе, впоследствии стала главным представителем правого крыла консерваторов, поддерживающих Brexit. Бывшая сторонница либерал-демократов, выступавшая против Маргарет Тэтчер в 1980-х годах, а теперь утверждающая, что является хранителем тэтчеровского наследия.

Помимо амбициозности, однопартийцы отмечают в ней стойкость, цепкость и решительность, — образ «железной леди» Маргарет Тэтчер, который тщательно воспроизводит Лиз Трасс.

Жесткость характера и гибкость политических взглядов

Уроженка Оксфорда, выпускница Оксфордского университета, с молодости демонстрировала независимость и твердость характера. «Она очень хорошо знает, чего хочет», — сказал ее брат Фрэнсис. Маурицио Джулиано, учившийся с Трасс в университете, который впервые встретил ее на мероприятии либерал-демократов, говорит, что она выделялась среди других студентов. «Я помню, что она была очень хорошо одета по сравнению с другими девушками в возрасте от 18 до 19 лет. У нее также было поведение настоящей взрослой по сравнению с тем, кем мы были в этом возрасте, — сказал он. — Она была сильной и самоуверенной, и у нее были очень твердые взгляды».

Трасс описывала своего отца, профессора математики, и мать, медсестру, как «левых». Еще ребенком, Трасс вместе с матерью участвовала в маршах «Кампании за ядерное разоружение», которая выступала против решения Тэтчер разрешить установку ядерных боеголовок США на базе Королевских ВВС Greenham Common, к западу от Лондона.

В университете отмечали сочетание твердости характера и гибкости в вопросе политических взглядов. «Я чувствую, что она не собирается зацикливаться на одной конкретной идее, она очень гибка в своем мнении и том, что будет лучше в данный момент», — рассказал Джамшид Дерахшан, который учился в аспирантуре по математике, когда Трасс была студенткой. В тот момент она возглавляла группу либерал-демократов.

На партийной конференции 1994 года она высказалась за отмену монархии, заявив делегатам в Брайтоне, что «мы, либерал-демократы, верим в возможность для всех. Мы не верим, что люди рождены, чтобы править». «У Лиз была очень сильная радикальная либеральная жилка», — вспоминал в 2017 году ее однокурсник, либерал-демократ Алан Ренвик.

К консерватизму Трасс пришла на старших курсах института. Как отметил еще один бывший член либеральной демократической партии Оксфорда Марк Литтлвуд, «она была рыночным либералом всю свою взрослую жизнь». Литтлвуд, который сейчас возглавляет либертарианский Институт экономических вопросов (Institute of Economic Affairs), уверен, что Трасс сменила партию, потому что консерватизм «является лучшим и наиболее вероятным способом для нее добиться успеха в политике и добиться того, чего она хочет». По собственным словам Трасс, она стала консерватором, потому что встретила единомышленников, разделявших ее приверженность «личной свободе, способности формировать свою жизнь и свою судьбу».

Путь в политике

После окончания Оксфордского университета она работала бухгалтером в Shell и Cable & Wireless. В 2001 и 2005 годах пыталась избраться в парламент от консерваторов, но провалилась. В 2006 году ей удалось избраться в местный совет в Гринвиче, на юго-востоке Лондона, а с 2008 года она оказалась в правоцентристском аналитическом центре «Реформа», где поднялась до заместителя директора.

Лидер консерваторов Дэвид Кэмерон включил Трасс в свой список приоритетных кандидатов на выборах 2010 года, и она была выбрана для выдвижения в Юго-Западном Норфолке. Еще через два года Трасс вошла в правительство в качестве министра образования, а в 2014 году была назначена министром окружающей среды.

В 2016 году перед референдумом о выходе Великобритании из ЕС Лиз Трасс провела кампанию за сохранение в Евросоюзе, написав в газете Sun, что Brexit станет «тройной трагедией — больше правил, больше форм и больше задержек при продаже в ЕС». Однако после того, как ее сторона проиграла, а Дэвид Кэмерон был вынужден уйти в отставку, она снова сменила свою позицию, заявив, что Brexit предоставил возможность «встряхнуть порядок вещей».

При премьер-министре Терезе Мэй она стала первой женщиной-лордом-канцлером и министром юстиции, но продержалась на этой должности лишь 11 месяцев и была понижена в должности до главного секретаря казначейства.

Когда Борис Джонсон занял пост премьер-министра в 2019 году, Трасс снова поднялась, на этот раз на должность министра международной торговли, которая подразумевала встречи с мировыми политическими и деловыми лидерами. С этого трамплина 15 сентября 2021 года она прыгнула в кресло министра иностранных дел, сменив проштрафившегося с Афганистаном Доминика Рааба, после чего в обществе заговорили о ее премьерских амбициях.

По совпадению, именно в сентябре началась непрерывная череда коррупционных и репутационных скандалов, которые в итоге привели к отставке премьер-министра Бориса Джонсона. Первая попытка провести вотум недоверия в ноябре 2021 года провалилась, и тогда в июне произошло то, что потом было названо «дворцовым переворотом». При этом на переднем крае переворота стоял министр финансов Риши Сунак, который запустил волну отставок в правительстве, приведших к смещению Джонсона. В момент переворота Трасс была в заграничном турне, но быстро вернулась ровно в тот момент, когда утверждался список кандидатов на должность главы правительства. Сунак впоследствии попытался побороться с «бешеной» Трасс за освободившееся кресло премьер-министра, но безуспешно.

Сетевое аналитическое издание The Grey Zone утверждало, что Джонсона снимала «партия войны» внутри консервативной британской элиты, которая разочаровалась в способности Бориса Джонсона проводить жесткую внешнюю политику после Brexit.

Трасс и Россия

Еще в первой своей речи на посту министра иностранных дел Лиз Трасс заявила о вероятности военного конфликта на Украине и сказала, что Россия совершит «стратегическую ошибку», если ввяжется в такой конфликт. При этом речь не идет об Украине, уверена новоиспеченная глава британской дипломатии. «Вопрос не в Украине, вопрос в том, чтобы Россия уважала суверенитет и территориальную целостность Украины», — подчеркнула она, добавив, что «мы очень четко заявляем, что стоим вместе с Украиной перед лицом» якобы угрозы со стороны России.

Когда 24 февраля 2022 года Россия начала специальную военную операцию по денацификации и демилитаризации Украины, Трасс заняла предельно жесткую позицию, переплюнув в риторике не только премьер-министра Бориса Джонсона, но и министра обороны Бена Уоллеса, который высказывался куда более смело, чем премьер-министр.

Уже 10 марта, выступая в Вашингтоне в ходе своего визита в США, Трасс объявила, что военная спецоперация России на Украине «является сдвигом парадигмы масштаба событий 11 сентября 2001 года». «То, как мы ответим, определит паттерн этой новой эры, — сказала она. — Если мы хотим убедить Путина и будущих Путиных, что мы настроены серьезно, нам нужно действовать по-другому».

Журнал Newsweek назвал Трасс Немезидой для России.

7 апреля в Брюсселе на встрече глав МИД стран-членов НАТО Трасс заявила, что «эпоха взаимодействия с Россией закончилась». «Нам нужен новый подход к безопасности в Европе, основанный на устойчивости, обороне и сдерживании», — утверждала она.

27 апреля на пасхальном правительственном банкете в резиденции лорд-мэра Лондона Трасс произнесла речь о возвращении геополитики, в которой провозгласила Путина «отчаявшимся изгоем» и заявила, что Великобритания готова пойти на риск и издержки для того, чтобы победить Россию. «Мы всегда рисковали. Поэтому мы готовы быть смелыми, используя нашу силу в области безопасности и дипломатии, наш экономический вес, а также нашу волю и ловкость, чтобы проложить путь. Мы уже активизировались в Украине. Война на Украине — это наша война, это война всех, потому что победа Украины — стратегический императив для всех нас», — сказала Трасс. Эта речь была больше похожа на речь премьер-министра, чем на речь министра иностранных дел. «Мы удваиваем ставку. Мы будем идти дальше и быстрее, чтобы вытеснить Россию со всей Украины. И это должно стать катализатором более широких изменений. Эту жесткую позицию мы должны применять и к возникающим угрозам», — добавила она.

Кроме того, Трасс обозначила и возможные сценарии эскалации. «Мы должны обеспечить, чтобы, наряду с Украиной, Западные Балканы и такие страны, как Молдова и Грузия, обладали устойчивостью и возможностями для сохранения своего суверенитета и свободы», — подчеркнула глава британского МИД.

21 июня в совместной статье Элизабет Трасс с главой МИД Украины Дмитрием Кулебой говорилось, что Великобритания настроена на продолжение эскалации конфликта на Украине. «Украинский народ борется не только за свое будущее, но и за будущее свободы и демократии в Европе и во всем мире. Это война всех, потому что победа Украины отвечает всем нашим интересам, сколько бы времени это ни заняло», — утверждается в статье.

Одно из самых провокационных заявлений было сделано 30 июня в интервью Би-би-си, когда Трасс, комментируя очередной миллиардный пакет военной помощи Украине, объявила, что «вся Украина, которая была захвачена Россией, незаконно оккупирована», имея в виду, конечно, и Крым, который в 2014 году на референдуме более чем 97 процентами населения проголосовал за присоединение к России.

«И, в конечном счете, русских нужно вытеснить со всей этой территории, и, конечно же, то, что мы не должны делать как друзья и союзники Украины, подразумевает, что не должно быть каких-либо компромиссов или каких-то кусочков украинской территории, которые могут быть проданы или по которым может быть достигнут компромисс», — сказала она. На вопрос, считает ли правительство, что Россия может быть вытеснена со всей Украины в обозримом будущем, она ответила: «Это реалистично, и именно поэтому мы предоставляем ту дополнительную летальную помощь».

Эти слова прозвучали в ответ на заявление Дмитрия Медведева от 28 июня о том, что любое посягательство на Крым будет рассматриваться как объявление войны. «Если это делает страна, входящая в НАТО, это конфликт со всем Североатлантическим альянсом. Третья мировая война. Тотальная катастрофа», — сказал Медведев. Таким образом, устами министра иностранных Великобритания фактически объявила России войну.

Эту позицию подтвердили и в британском аналитическом сообществе.

После того как Борис Джонсон сообщил о намерении уйти в отставку, директор Центра исследований конкуренции глобальных держав в университете Суррея Ник Китчен в комментарии изданию Newsweek прямо признал, что «Великобритания заняла, пожалуй, самую ястребиную позицию в отношении России в отношении Украины, отчасти потому, что британские службы национальной безопасности давно пришли к выводу, что Россию при Путине невозможно убедить действовать в рамках системы, основанной на правилах».

После назначения Трасс премьер-министром Великобритании в Евросоюзе отметили, что ожидать смягчения риторики Лондона в отношении России не приходится. Марк Леонард, соучредитель и директор Европейского совета по международным отношениям (ECFR) сказал, что «нынешняя позиция по поддержке Украины военной техникой и агрессивный тон в отношении перспектив любых переговоров будут во многом преемственными».

Исторические параллели

Томас Лоуренс,  Артур Уэлсли 1-й герцог Веллингтон (1769-1852)  1815
Томас Лоуренс, Артур Уэлсли 1-й герцог Веллингтон (1769-1852) 1815
1815(1769-1852)Веллингтонгерцог1-йУэлслиАртурЛоуренс,Томас

Что-то очень созвучное почти двести лет назад в отношении России сказал премьер-министр Великобритании, фельдмаршал Артур Уэлсли Веллингтон, который руководил страной с 1828 по 1830 год. 2 октября 1828 года он написал: «Мы не можем больше сотрудничать с Россией, мы выступим против и развяжем себе руки. Так или иначе мы должны избавиться от России». Одной из целей Веллингтона было стравливание России и Персии для того, чтобы ограничить влияние России в азиатском регионе.

Эти строчки были написаны через полгода после окончания русско-персидской войны (1826–1828 гг.) и заключения Туркманчайского мирного договора. Именно в период правления Веллингтона произошла так называемая Тегеранская резня 11 февраля 1829 года, в ходе которой погибли сотрудники российского посольства, включая посла Александра Грибоедова. Персы грубо нарушили мирный договор, а когда российский посол указал им на нарушение, устроили провокацию, которая чуть не привела к новому военному конфликту. Одновременно британская пресса цитировала фальшивое «завещание Петра I» и кричала про планы России на мировое господство, которое невозможно без захвата Индии, в то время являвшейся колонией Британской империи.

Можем ли мы ожидать чего-то подобного сейчас, например, со стороны Турции? Великобритания давно выстраивает самые тесные отношения с Анкарой при помощи главы МИ-6 и экс-посла в Турции Ричарда Мура, подпитывая ее неоосманские притязания. А Турция давно заглядывается на российские южные окраины.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER