Газета «Суть времени» и ранее уделяла большое внимание событиям на Южном Кавказе и в Турции, ведь именно в этом регионе сосредоточена наибольшая угроза взрыва, крайне опасного для России да и не только для нее. Мы выпускаем СПЕЦНОМЕР, полностью посвященный политическому кризису в Армении. Ситуация в республике сделала актуальными не только политические события в стране и регионе, но и религиозно-политические аспекты жизни общества, придало совершенно новый вес вопросам формирования культурно-исторической идентичности народа.

Консорциум

Армянин, несущий дань ахеменидскому царю. Рельеф из Персеполя, VI–V вв. до н. э.
н. э.довв.VI–VПерсеполя,изРельефцарю.ахеменидскомуданьнесущийАрмянин,
Армянин, несущий дань ахеменидскому царю. Рельеф из Персеполя, VI—V вв. до н. э.

Пашинян привел Армению к позорному поражению и тут же должен был уйти. Но он не ушел. Начались митинги оппозиции и разоблачения предательств Пашиняна. Но он еще сильнее стал цепляться за власть. Против Пашиняна уже выступили и армия, и армянская церковь, и Академия наук. Но он лишь наливается злобой и собирает вокруг себя банды отщепенцев, стремясь перейти к прямой криминальной диктатуре.

Что это собой знаменует? Речь идет о безумстве отдельного темного персонажа, или помимо этого безумства, которое несомненно, есть и что-то другое?

Это другое ощущается в происходящем всеми, кому небезразлична и судьба Армении, и мировые судьбы. Но оно или вообще не называется, или проговаривается в качестве чего-то частного и не слишком существенного. Между тем это другое гораздо существеннее всего остального. И его пора обсудить, отдавая себе отчет в том, что «ворожба» этого другого скажется на всем: на судьбе Кавказа, судьбе России, судьбе человечества.

Это другое, с обсуждения которого я хочу начать свой разговор, носит малоприятный и донельзя конкретный характер.

Пашинян является последовательным проводником интересов американо-британо-турецко-азербайджанского политического консорциума. Все слагаемые этого консорциума (я подчеркиваю, именно все) вовлекли господина Пашиняна в обязательные отношения задолго до того, как он стал премьер-министром Армении.

Консорциум, организовавший в Армении оранжевую революцию, приведшую к власти Пашиняна, твердо знал, что Пашинян должен выполнить одну задачу консорциума. Он должен обеспечить сдачу Карабаха, причем в наиболее бесстыдном варианте, порождающем, помимо этой сдачи, еще и глубочайшее уныние армянского народа ― уныние, граничащее со сломом нации.

Еще проклиная коррумпированную власть, спасти от которой нужно нещадно эксплуатируемый этой властью народ, Пашинян знал, что он должен решить задачу, поставленную перед ним вышеназванным консорциумом, и что ничего другого он делать не должен.

Придя к власти, Пашинян не расставлял ключевые кадры самостоятельно. Он расставлял их по указанию консорциума.

Прочность и конкретность связей Пашиняна с каждым из элементов консорциума очень велика. Пашинян — марионетка консорциума. И он стал выступать в таком качестве не после катастрофы в Карабахе. Он стал этой марионеткой, предельно ведомой, зависимой, послушной и преисполненной ненависти к своему народу, ЗАДОЛГО ДО ТОГО, КАК ВЫДВИНУЛСЯ НА ПОЛИТИЧЕСКУЮ АВАНСЦЕНУ. Именно консорциум и выдвигал, причем поэтапно, Пашиняна на эту самую авансцену. И с каждым приближением Пашиняна к авансцене консорциум наращивал зависимость Пашиняна. Подчеркиваю, это делали сразу все четыре элемента данного консорциума.

Пашинян по сути робот консорциума, его политическое изделие. Поведение Пашиняна задается данным обстоятельством еще в большей степени, чем темным злобным безумием.

Пашинян не может отказать консорциуму. Это первое.

Пашинян верит в силу консорциума. Это второе.

Пашинян знает, что консорциум привлек к реализации своих целей не его одного. Что у консорциума есть разветвленная агентура в армянском обществе. И что эта агентура по приказу консорциума будет поддерживать Пашиняна.

Пашинян знает также, что, помимо прямой агентуры консорциума (криминально-бюрократической, интеллигентской, предпринимательской и иной), есть еще и определенный слой армянского общества, готовый ориентироваться на этот консорциум не по агентурным соображениям, а в силу позывов своего поганого сердца. Да, Пашинян преувеличивает силу этого слоя, но стоит ли нам ее преуменьшать?

И, наконец, Пашинян знает, что в случае провала консорциум, может быть, его спасет. А может быть, нет. Но в случае, если Пашинян откажется выполнять указания консорциума, участь его будет ужасна. Поэтому Пашинян готов даже рисковать, потому что одно дело ― риск в условиях выполнения задания консорциума, а другое — неминуемая гибель в случае отказа от выполнения этого задания.

Пашинян ничем не руководит. Руководит консорциум. Этот консорциум создал нужную ему Армению. То есть оккупировал ее, превратил в свою колонию. Консорциум гордится тем, как блестяще он выполнил данную задачу, одурачив армянский народ. Консорциум считает Армению своей добычей. Это не первая добыча консорциума, и не десятая, и даже не сотая. И никогда консорциум просто так из своих когтей добычу не выпускал.

Спросят, а как же армия, как же церковь, как же Академия наук, как же обширные слои антипашиняновской интеллигенции и, наконец, народные массы? Почему консорциум их выпустил из своих когтей?

Во-первых, потому что консорциум не всесилен и не может, прошу прощения, завербовать всё армянское население. И вербовщиков не хватит, и с деньгами возникнут проблемы, и, между прочим, есть немалая категория, именуемая «невербуемые».

А во-вторых, сама по себе вербовка, даже в сочетании с так называемой косвенной вербовкой, она же — управление по мотивациям, не исчерпывает собой армянский сюжет. Как не исчерпывает она и сюжет с консорциумом, лишь одной из жертв которого является крохотная Армения.

Консорциум делает ставку не только на своих приверженцев, но и на некое политическое русло, в котором с давних пор текут интересующие его процессы. Что же это за русло?

Надрывные восхваления величия древнего армянского или древнего грузинского государства (восхваления древнего азербайджанского государства очевидным образом подменяются восхвалением Турана) не имеют решающей роли в формировании этого русла. Конечно, были великие периоды в древней истории Армении и Грузии. И замечательно, что народы помнят об этом величии. Далеко не всем постсоветским народам есть что помнить. Поэтому те, кому нечего помнить (в отличие от Армении и Грузии), нечто выдумывают: наиболее яркий пример — Украина.

А как прикажете обеспечивать псевдосуверенную жизнь без подобных выдумок?!

Но и отнюдь не выдуманная священная правда того же Вардананка (читатель позволит мне сфокусироваться на Армении и не обсуждать Грузию Давида Строителя или царицы Тамары при том, что там речь тоже идет об исторической правде) не может сформировать русло сегодняшней национальной жизни Армении. Или точнее, лишь частично может повлиять на формирование этого русла.

Горькая правда армянской истории в том, что веками народ находился или под властью турок, или под властью персов. И те, и другие достаточно беспощадно истребляли армянский народ, который героически сохранял, отстаивал свое христианство. И каким-то образом ухитрился не потушить огонь народной жизни и сопротивления в эпоху оккупации. Притом что эпоха эта длилась столетиями. И турки, и персы размышляли, что именно им делать с армянским народом. Вырезать его полностью или частично, поработить напрямую или с помощью каких-то полуколониальных администраций?

В любом случае речь шла о раздавливаемом народе, который чудом как-то уцелел. Но именно чудом и как-то.

Потом народ дождался прихода русских. При русских стало легче. Потому что ткань российской державности, сплетенная из разноплеменных и разноконфесиональных нитей и имеющая русскую основу, в большей или меньшей степени определялась христианским содержанием основного, русского, народа. А раз так, то христианские ниточки в чем-то обладали приоритетом, в общем-то достаточно скромным, но ощутимым. Идея глубоко раздавить или уничтожить армянский народ, исповедующий христианство, была близка сердцу турок и персов, но ни в малейшей степени не разделялась русской властью, которая и ислам, и буддизм вплетала в ткань державности достаточно охотно. Но христиан ценила всё-таки чуть больше.

А воюя с Османской империей, еще и размышляла о том, не разыграть ли против этой империи карту армянской памяти о великодержавном прошлом (о Карсе, Эрзеруме и прочем). Но никакой армянской государственности в русскую эпоху тоже не было и в помине. Была Эриванская губерния, в которой армянам жилось лучше, чем при турках или персах. Но и не более того.

Беженцы из Нагорного Карабаха в приграничной зоне. 1988
1988зоне.приграничнойвКарабахаНагорногоизБеженцы
Беженцы из Нагорного Карабаха в приграничной зоне. 1988

Армянская государственность, в актуальное историческое время важная для формирования актуальной идентичности народа, сформировалась только в советскую эпоху. Армянские националисты могут искренне или лукаво страдать по поводу того, что проклятые большевики подыграли Кемалю Ататюрку, что большевистский демонтаж Российской Империи лишил Армению ближневосточных территорий, которые якобы ей достались бы при разделе Турции, рыдания по этому поводу олицетворяются горой Арарат на гербе советской Армении. Они составляют, как и память о чудовищном турецком геноциде, существенную часть армянского «духовного капитала», но, повторяю, актуальную армянскую государственность создал Ленин, проклинаемый армянскими националистами. Именно он поручил Мясникяну приводить полууничтоженный на тот момент армянский народ в состояние, которое необходимо народу, обретшему свою государственность.

Эту великую работу осуществляла компартия Армении при поддержке всех народов СССР и прежде всего русского народа. Армянская ССР стала первым в актуальной истории Армении (о ее древней истории я уже сказал) государством армянского народа. Можно было сколько угодно ныть по поводу того, что территория этого государства меньше, чем территория Великой Армении, видевшейся кому-то в великодержавных снах. Но сны — это одно, а реальность — совсем другое. Армянский народ вместе с другими народами СССР строил свое великое будущее, он является одним из народов-победителей в Великой Отечественной войне, он дал стране Советов великих военных, ученых, писателей, композиторов, художников и так далее. И ничего большего в реальности армянский народ иметь не мог. Армянская ССР была его историческим государственным максимумом.

Я не хочу сказать, что СССР развалился по вине Армении, но в совокупной народной вине армянская вина занимает немалое место. И, конечно же, имя этой вины — и движение «Карабах», и так называемый суверенитет Армении, возникший еще до полного обрушения СССР. Да, именно до полного обрушения СССР! Потому что Республика Армения была оформлена врагами советской государственности достаточно рано — аж 23 августа 1990 года. И я до смертного часа запомню подлую улыбку Левона Тер-Петросяна, сказавшего: «Союз мертв».

На что рассчитывала Армения, осуществляя этот самоубийственный выход из той единственной общности, которая позволяла ей делать то, что и именуется стратегическим державным деланием — сберегать и развивать свой народ? Кто и чем ее мотивировал на это самоубийство? Почему это самоубийство до сих пор продолжается?

В первом приближении, конечно же, сыграл роль всё тот же консорциум, в котором тогда Турция и Азербайджан еще не занимали такого почетного места. Но нельзя же всё сводить к этому.

Веками отношения армянского христианского народа и тех мусульман, условного Азербайджана, которые и тяготели к туркам, и отличались от них (азербайджанцы — шииты, а турки — сунниты), были очень непростыми. Они стали особо непростыми в эпоху умирания Османской империи. Не только Энвер-паша (дух которого, как недавно было сказано, «должна успокоить» победа над Арменией) и другие собственно турецкие лидеры организовывали тот геноцид армян, который турки упорно отрицают, вопреки очевидности. Азербайджанцы здесь тоже поучаствовали как на стороне Турции, так и от собственного лица.

Эти армянские кровопускания могла не допускать только Российская Империя, считавшая и армян, и азербайджанцев своими подданными. Ну, а потом — Советский Союз, по той же причине, дополняемой коммунистической идеологией братства народов. Превратились ли в советский период армяно-азербайджанские отношения в идиллию? Нет, конечно.

В Советском Союзе армяне и азербайджанцы продолжали жить, храня потаенную враждебность. Но эта враждебность была потаенной. Если бы при Сталине кто-то попробовал устроить даже небольшой армяно-азербайджанский конфликт, то все устроители были бы расстреляны или сгинули в ГУЛАГе.

Осознание этого обстоятельства гарантировало некое сосуществование некомплиментарных народов, хранивших взаимные обиды и претензии. Только советская сверхдержавность не давала превратиться этим обидам в новые беспощадные кровавые конфликты.

В приходе Михаила Горбачева все периферийные народы, и прежде всего армяне и азербайджанцы, ощутили некоторые угрозы и возможности намного раньше остальных советских людей. Это смутное ощущение стало приобретать более отчетливый характер после того, как армян начали резать в Сумгаите. Кто именно там резал армян — азербайджанские уголовники или международные солдаты удачи, связанные с одной нефтяной компанией и «Серыми волками», а также с консорциумом, или те и другие вместе, — это вопрос, который надо обсуждать отдельно. Но то, что Горбачев, в отличие от Сталина, не расстрелял погромщиков, а их надо было именно расстреливать и немедленно, было воспринято наиболее чуткой частью армян и азербайджанцев как сигнал опасности и одновременно как шанс на осуществление безумных суверенизаторских вожделений.

Эвакуация армянских беженцев из Нагорного Карабаха, 1989
1989Карабаха,НагорногоизбеженцевармянскихЭвакуация
Эвакуация армянских беженцев из Нагорного Карабаха, 1989

Почему Сумгаит был воспринят как такой сигнал? Потому что было сказано: «Раз союзный центр слабеет, то вскоре Армении и Азербайджану придется выяснять отношения без его посредничества, и как же мы тогда их будем выяснять?»

Основным препятствием на пути этого выяснения тогдашние властители армянских и азербайджанских умов сочли некомпактность населения на тех территориях, которые должны были при дальнейшем отступлении Горбачева превращаться в самостоятельные государства. Очень большое число азербайджанцев проживало в Армении. И очень большое число армян проживало в Азербайджане. Обращая внимание на этот факт, властители умов прикидывали: «А как же мы завтра будем воевать при таком пятнистом распределении населения? Надо бы эту пятнистость по крайней мере приуменьшить». А как ее приуменьшить? Только организовывая совместные сгоны с земель, перебрасывая большие массивы армян из Азербайджана в Армению и такие же массивы азербайджанцев из Армении в Азербайджан. Это и было сделано.

И когда сегодня стороны кивают друг на друга и обвиняют друг друга в фашизме, то мы сталкиваемся с фундаментальной нечестностью, которая, как я уверен, разлагает изнутри оба народа. И превратит их нынешнее — по мне так и сейчас псевдосуверенное — существование в ту безгосударственность, которая была им веками свойственна. При этом азербайджанцы рассчитывают, что они станут новой высокоприоритетной частью Турции или, точнее, нового Великого Турана. А на что рассчитывают армяне — вообще непонятно. Потому что Иран проснется отнюдь не скоро. И будет осторожничать в вопросе об Азербайджане, который для него является крайне болезненным (слишком много азербайджанцев живет в Иране). А Турция не станет оставлять армян живыми, так что даже в виде рабов они в этом самом новом Туране пребывать не будут. Этого и турки не захотят, а азербайджанцы — тем более.

Что же разлагает изнутри псевдосуверенные народы, пролившие большую кровь и принесшие большую беду друг другу, исходя из принципа уменьшения «пятнистости» псевдосуверенных территорий? Сгоняли ведь сотни тысяч невинных людей и азербайджанцы, и армяне.

Я лично видел этих согнанных и никогда не забуду их лица. Я написал об этом сразу, по горячим следам, в конце 1980-х годов, когда это происходило. И сразу же оказался объектом, скажем так, крайнего неприятия и со стороны азербайджанцев, и со стороны армян. Причем армяне негодовали даже больше: «Мол, как же это так, человек с такой фамилией, а проявляет к нам некомплиментарность».

Во-первых, я считал, что именно фамилия меня к этому и обязывает.

А во-вторых, моя некомплиментарность не имела никакого отношения к армянскому или азербайджанскому народам. Я требовал введения военного положения на всей территории Армении и Азербайджана и безжалостного расстрела как преступников, сгоняющих мирных людей с мест их проживания, так и тех, кто стоял за спиной этих преступников. А за спиной их стояли местные ставленники всё того же консорциума. И это было совершенно очевидно.

Мое особое негодование по отношению к армянским кругам, ведомым консорциумом, было связано с элементарным непониманием, чего хотят эти армянские круги. Понятно, что азербайджанцы хотят войти в Туран, покинув тонущий СССР (кстати, они это покидание осуществляли несколько тоньше и деликатнее, чем армяне, что располагало к ним Центр). Но армяне-то чего хотят? Оказаться в туранском море? Получить защиту от Ирана вместе с возвращением к статусу Эриванского ханства? Какого им рожна нужно?

Мне на это отвечали, что у армян есть одна светлая мечта и имя ей — Карабах. Что ж, у Карабаха были основания для того, чтобы выпрыгнуть, как ошпаренному, из азербайджанского государства, уже не связанного уздой советского центра. Потому что и при наличии этого центра армян в Карабахе и в других населенных армянами районах сильно прессовали азербайджанцы, потому что творилась несправедливость не только в Карабахе, но и в Кировабаде, и Дашкесане, и в населенных армянами селах, откуда уже выдавили массу жителей. Потому что освобождение Азербайджана от узды союзного центра обернулось бакинским погромом и так далее.

Так что бурная реакция Карабаха — армянского анклава на азербайджанской территории, была объяснима в силу предчувствия распада Советского государства и страшных обстоятельств, сопровождавших этот распад.

Но есть еще одно важнейшее обстоятельство, которое сегодня пытаются обнулить очень и очень многие. При том, что его обнуление ставит в сложнейшее положение прежде всего Российскую Федерацию. Это обстоятельство — суть пресловутое право наций на самоопределение вплоть до отделения. Большевикам непрерывно вменяется в вину закладывание в фундамент СССР этой мины замедленного действия. Никто при этом не говорит, что Российская Империя распалась, хотя никакого права наций на самоопределение в ее фундамент заложено не было. Никто не говорит о том, что аналогичным образом распались Османская и Австро-Венгерская империи, распаду которых не помешало опять же отсутствие права наций на самоопределение. И так далее вплоть до нынешних (шотландских и иных) проблем туманного Альбиона.

И, конечно же, право наций на самоопределение было использовано при распаде СССР. А поскольку этот распад повлек чудовищные последствия, то фактор, использованный для распада, нельзя не считать крайне негативным. Но негативность этого фактора была серьезнейшим образом смягчена принятием закона о выходе союзных республик из СССР. Закон о порядке выхода союзных республик из СССР был принят 3 апреля 1990 года. Внимательное прочтение этого закона говорит о том, что ни одна из республик, включая прибалтийские, никогда не вышла бы из СССР при соблюдении данного закона. Потому что пришлось бы давать возможность выхода из себя и отдельным частям союзной республики, превращаемой в национальное государство, и потому что экономические условия выхода были крайне затруднены и так далее.

Поэтому у Советского государства в эпоху его демократизации, в эпоху наличия легитимной выборной власти, притом что выборы были свободными и многопартийными, всё же был инструмент самосохранения, которого не имели ни Российская Империя, ни Османская империя, ни Австро-Венгрия.

Беженцы из Кельбаджарского района во время перехода через Муровдаг
МуровдагчерезпереходавремяворайонаКельбаджарскогоизБеженцы
Беженцы из Кельбаджарского района во время перехода через Муровдаг

Да, горбачевский СССР совершил много ошибок и преступлений. Да, он функционировал в условиях демократии, как корова на льду. Но этот закон многое компенсировал в том, что тогда творилось. Он был относительно светлым пятном в горбачевской темной реальности. И у Российской Федерации сегодня, в условиях нарастающих претензий из-за Крыма и Донбасса, и нарастающей необходимости защищаться от «натовизации» сопредельных территорий, есть один неубиенный правовой ход — апелляция к этому Закону о выходе и к преступности Беловежских соглашений. Потому что не может быть никаких объяснений тому, что некое действие под названием ГКЧП, в худшем случае оцениваемое как военный путч (я-то, конечно, так не считаю), могло обрушить советскую законную демократическую государственность, подкрепленную демократическим же референдумом о сохранении СССР. Я-то считаю ГКЧПистов достойными людьми, проявившими недостойную слабость. Но пусть кто-то считает их исчадиями ада — это ничего не меняет в существе ситуации. Съезд народных депутатов СССР не имел права самораспуститься. Верховный Совет не имел права самоустраниться. Республики должны были выходить на основе Закона о выходе, демократически принятого демократической властью. А это значит, что ни Крым, ни Донбасс, ни Приднестровье, ни Карабах, ни очень многие другие территории никогда бы при законной трансформации СССР не остались в составе тех союзных республик, которые решили превращаться в национальные государства. Когда подобная проблема возникла в Канаде, то было сказано: если делима Канада, то делим и Квебек. Так и тут логично одно: если делим СССР, то делим и Азербайджан. Если делим СССР, то делима и Украина. И так далее, со всеми остановками. То, о чем я сейчас говорю, не вопрос прошлого, а вопрос будущего и исторической судьбы России.

Карабах выходил из Азербайджана на основе Закона о выходе союзных республик из состава СССР! То же самое делало Приднестровье. И этот процесс надо было довести до конца. А мерзавцев, сгоняющих людей с мест их проживания, повторяю, расстрелять.

Народам СССР удалось замутить голову так, что подобная практика оказалась невозможной. Почему это удалось сделать? Потому что именно такое замутнение позволяло тогдашнему консорциуму осуществить его тогдашние цели.

Кстати, тогда консорциум был как бы за Карабах. Дело не в баронессе Кокс, к которой обычно апеллируют. Она-то как раз была человеком довольно беспомощным и слабо ориентирующимся в ситуации. Но была британская разведка, уже схватившая Азербайджан мертвой хваткой. Была компания British Petroleum. Были спецнефтяные консорциумы с турецким участием. И были армяне, плотно включенные в консорциум и до поры до времени надрывно оравшие о своей любви к Карабаху. Они сдали Карабах сразу же после того, как реализовали цели консорциума по разрушению СССР. Армянская элита раскололась по вопросу о Карабахе уже в 1992 году. И тогда уже консорциум сказал, что карабахская карта отыграна.

У тогдашней армянской элиты не хватило в то время подлости для одномоментной сдачи Карабаха. Эта сдача была отложена на потом. Была сделана ставка на то, что армянское общество будет омещаниваться, деградировать и накапливать в каких-то своих частях предательскую подлость. Армянская Советская Социалистическая Республика была неизмеримо более полноценным восходящим армянским государством, чем постсоветская Армения 1991 года. А постепенно и в силу заданного русла Армения опаскудивалась (извините за это слово) всё больше — и доопаскудилась до Пашиняна.

Консорциум делает ставку на эту опаскудившуюся часть Армении и на штурмовиков, купленных на деньги консорциума, а также на свою прямую агентуру. Отсюда демоническая наглость Пашиняна. А на что делает ставку другая часть армянского общества? Что она сделает с «народом консорциума» (Пашинян любит называть это «весь народ»), являющимся частью армянского народа? Понятно, что консорциум сделает с Арменией — он ее ликвидирует. А противники-то консорциума на что готовы и что могут? Какова их цель? Понимают ли они, как трудно будет выбраться из лап консорциума, который, даже сдав Пашиняна, разыграет аналогичную карту или будет бесконечно дробить армянское общество. Понимают ли силы, стремящиеся к спасению армянского народа, что им придется вычищать не отдельных лиц, а сущность этого «народа консорциума»?

Меня спросят: «Относите ли вы этот вопрос только к армянам?» Отвечаю. Конечно нет! Если бы это относилось только к армянам, то этой статьи бы не было. Но, согласитесь, Армения всё-таки очень яркий и поучительный пример для тех, кто хочет чему-нибудь научиться на своих и чужих ошибках.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER