logo
  1. Экономическая война
  2. Сотрудничество России и Казахстана
ИА Красная Весна /
По итогам первой половины 2019 года миграционный отток из Омской области составил 5825 человек. Может быть, именно поэтому федеральные власти определили Омск местом проведения XVI межрегионального форума сотрудничества России и Казахстана

Остановят ли «цифра» и интеграционные проекты бегство населения из Сибири?

Александр Бурков
Александр Бурков
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Одной из ключевых проблем в Сибирском федеральном округе остается значительный миграционный отток населения в европейскую часть России. Люди едут в Краснодар, Москву, Санкт-Петербург. Среди всех регионов СФО значительно выделяется Омская область.

В частности, по итогам первой половины 2019 года миграционный отток из СФО составил 1972 человека, тогда как из Омской области уехали 5825 человек. Может быть, именно поэтому федеральные власти определили Омск местом проведения XVI межрегионального форума сотрудничества России и Казахстана, в котором также приняли участие представители Алтайского края, Новосибирской области и других приграничных регионов России.

Читайте также: Омск теряет население рекордными темпами

Стоит отметить, что в 2018 году население Прииртышья сократилось на 15 684 человека. Среди прочих вопросов участники форума, который оказался очень крупным событием для тихого Омска, пытались выяснить причину оттока кадров и найти пути выхода из этой ситуации.

Утром 6 ноября большинство омских СМИ обратили свои камеры и диктофоны на губернатора Омской области Александра Буркова и заместителя министра торговли и интеграции Казахстана Кайрата Торебаева — они открыли работу форума.

Читайте также: В Омске открылся XVI международный форум сотрудничества России и Казахстана

Главной темой их выступления стало развитие кооперации между российским регионом и Казахстаном. Спикеры также сказали несколько дежурных слов о «развитии сотрудничества в различных направлениях». Однако чиновники не конкретизировали возможные итоги и не разглашали будущие соглашения, которые были подписаны 7 ноября.

Конкретные предложения прозвучали во время пленарных сессий 6 ноября. В течение всего дня прошло пять таких сессий. Три таких мероприятия посетили корреспонденты ИА Красная Весна. Вот как звучали темы: «Развитие приграничной торговли: евразийский акцент», «Женское предпринимательство как драйвер роста креативной экономики» и «Казахстан и Россия: цифровая трансформация».

Читайте также: Советник Путина знает, что делать с оттоком квалифицированных кадров

Тему оттока квалифицированных кадров из Омской области поднял сопредседатель совета торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики Герман Клименко. По его словам, квалифицированные специалисты уезжают туда, где востребованы их специальности.

В частности, Клименко рассмотрел сферу информационных технологий. Он отметил, что среди программистов сформирован пласт избалованных работников, которым важно, чтобы работа была интересной. Сопредседатель совета ТПП добавил, что в Омске необходимо сформировать спрос на квалифицированные кадры в этой области.

Вместе с тем участники сессии «Казахстан и Россия: цифровая трансформация» коснулись одной из самых болезненных тем — трудоустройства высвободившихся работников при автоматизации и цифровизации отраслей экономики. Внятного ответа, конечно, специалисты не смогли дать, так как этот вопрос, как говорится, находится не в их компетенции и требует масштабного переустройства общественных отношений.

Однако на форуме прозвучала тревожная информация о приближающихся сокращениях в национальной компании «Казахстанские железные дороги». Руководитель блока развития филиала КТЖ Нурбол Нургалиев отказался отвечать на вопрос участника об объемах предстоящих сокращений, «так как это вызовет определенные последствия». В РЖД, например, ежегодно сокращается около 5% численности персонала. А с момента реформирования железнодорожной отрасли из РЖД ушло более 500 тыс. человек.

После выступлений российских и казахстанских чиновников складывается впечатление, что на цифровизацию экономики возлагаются неоправданно большие надежды. «Цифра» становится неким культом, она должна решить все наши проблемы. Безусловно, развитие сферы информационных технологий становится обязательным условием для развития бизнеса. Однако власть имущие, как мне кажется, превращают инструмент в цель. При этом чиновники почти не обсуждают проблемы и последствия цифровизации.

Читайте также: Эксперт рассказал о важности проекта «Шелкового пути» для РФ и Казахстана

Участники также обсудили крупные инфраструктурные проекты, вокруг которых должны, по их мнению, концентрироваться усилия власти и бизнеса. Генеральный директор Евразийского центра интеграционных исследований и коммуникаций Станислав Наумов заявил, что для России и Казахстана таким проектом должен стать «Экономический пояс Шелкового пути». Именно вокруг этой инициативы должны развиваться интеграционные процессы, считает Наумов.

Он добавил, что России и Казахстану необходимо стать «интрорегионом», который объединит свой кадровый потенциал, а также сформирует общие нематериальные активы. С подобной идеей, но уже в чисто производственном секторе, выступил член генерального совета «Деловой России» Михаил Сутягинский. По его мнению, России и Казахстану необходимо создать трансграничный кластер, который объединит свободные экономические зоны приграничных областей.

Читайте также: В Омске назвали меры по усилению кооперации между Россией и Казахстаном

На сессиях также звучали другие идеи и предложения. Думаю, они будут отражены в концепции программы приграничного сотрудничества России и Казахстана, которая была подписана 7 ноября в рамках визита глав двух государств.

В целом для крупного бизнеса форум оказался продуктивным, о чем непременно заявляли все спикеры, добравшиеся до микрофонов. Так, только за один день 6 ноября были заключены коммерческие соглашения на $39 млн. Что касается простых жителей региона, то эффективность программы покажет время.

Подчеркну, что пока принята только концепция программы. Однако вся атмосфера форума была пронизана позитивно-победительным настроем, который слабо соотносится с миграционными цифрами и реальным настроем жителей.