logo
  1. Информационно-психологическая война
  2. Вспышка нового коронавируса
ИА Красная Весна /
Пандемия, которая, похоже, только начинается, уже повлияла на уклад жизни во многих странах. И в существенной степени этому способствует паника

Не так страшен коронавирус, как его последствия для мира. Сравним реальные данные?

Статистика
Статистика
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Любая паника является следствием либо дезинформации, либо отсутствия информации вообще. Люди сметают с полок магазинов продукты длительного хранения и предметы личной гигиены, зачастую даже не зная, зачем им это нужно. Появляются случаи драки за туалетную бумагу в магазинах (за рубежом, например, в США). Одновременно появляются различные мошенники: «целители», которые могут продать «уникальные» препараты для лечения или профилактики коронавирусной инфекции, и дельцы, продающие не менее «уникальные» тест-системы для коронавирусной инфекции.

Одной стороной социального безумия во время эпидемий становится жадность и «всепропальство»: люди считают, что уже всё предрешено, и нет смысла ни с чем бороться, проще переждать. Другой крайностью паникёрства стало полное или почти полное отрицание опасности коронавирусной пандемии.

Кто-то говорит, что некто придумывает для всех «модные болезни». Вот, мол, сначала была какая-то SARS, потом какая-то MERS, потом «птичий грипп», потом «свиной грипп». И — ничего же? Даже не почувствовали. Другие утверждают, что коронавирус — это почти простуда. Смертей от него мало, болезнь даже если и тяжелая, то не смертельная. «Переболеем», как гриппом, и всё.

Третьи играют в непознаваемость мира и пытаются доказать, что сейчас вообще ничего непонятно, что рано делать выводы, что меры, которые принимаются государствами, избыточны, а коронавирус — это только повод. Что настоящие выводы можно будет сделать только через год. Эти рассуждения странны еще и тем, что действовать нужно уже сейчас, а не потом.

Давайте же оговорим основные опасности новой инфекции, в чем ее отличие от предыдущих вспышек и от других распространенных болезней.

Какие коронавирусы уже известны

Прежде всего, нужно сказать, что коронавирусы обнаружены еще в 1960-х. Они заражают различных животных, поражая их дыхательную и пищеварительную систему. Они знакомы и людям — во время эпидсезона на коронавирусные инфекции приходится 10–15%, а в некоторые годы до 33% случаев ОРЗ. Причем дети болеют в 5–7 раз чаще, чем взрослые. Дети раннего возраста и переносят болезнь тяжелей других возрастных групп. Вирусы передаются воздушно-капельным, фекально-оральным и контактным путем.

Обычно инкубационный период составляет 2–3 суток, болезнь длится до недели. Не больше 25% больных переносят инфекцию с лихорадкой. Из числа этих людей, страдающих коронавирусным заболеванием в виде ОРЗ, в госпитализации нуждаются в среднем 12,4%, в отдельные годы от 6,8% до 28,6%. То есть только у 3–8% больных болезнь течет тяжело, и только иногда переходит в пневмонию. При тяжелом течении инфекции разрушаются клетки легких — определенного типа альвеолоциты. Разрушается также и сурфактант — особая жидкость, которая удерживает миллионы мельчайших полостей в легких от схлопывания. В результате в разных участках легких формируются очаги воспаления, и в легкие пропотевает плазма крови. Из-за этого после воспаления остаются своеобразные шрамы в легких — фиброзные рубцы.

Зараженные и умершие от вирусных инфекций
Зараженные и умершие от вирусных инфекций
Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

Коронавирусы являются своеобразными лидерами среди всех вирусных инфекций, приобретенных людьми в больницах. Иммунитет после инфекции формируется нестойкий, и повторное заражение вполне возможно, из-за чего и могут повторяться коронавирусные ОРЗ.

Представление об этих вирусах изменилось со вспышкой коронавирусной инфекции в 2002–2003 гг (Тяжелый острый респираторный синдром — ТОРС, англ. SARS). Стало понятно, что коронавирусы могут вызывать не просто простуды, но и тяжелые смертельные заболевания.

Болезнь, как предполагают, передалась человеку от животного. У ТОРС путь передачи тоже воздушно-капельный, однако не исключается и воздушно-пылевой. Инкубационный период ТОРС был длиннее обычного для коронавируса — обычно до 7 суток, максимально до 10 суток. Болезнь начиналась остро, быстро прогрессировали симптомы. Один пациент за время болезни успевал заразить в среднем 3 контактировавших с ним человек. До 20% «получали» в течение первых 5 дней острый респираторный дистресс-синдром и пневмонии.

Всего примерно за полгода вирусом SARS-CoV заболели более 8 000 человек, из которых погибли в разных регионах до 21%, в среднем — около 10%. Для тех, кому пришлось выполнять искусственную вентиляцию легких (ИВЛ), смертность достигала 57%. Интересной особенностью болезни стал тот факт, что более 60% погибших — это медработники, которые заразились из-за длительного контактирования с пациентом.

Болезнь была страшна не только риском гибели, но и последствиями у тех, кто выздоровел — поражение множества тонких периферических нервов (полинейропатия), острая почечная недостаточность, бактериальная либо грибковая суперинфекция.

Почему про ТОРС пишем в прошедшем времени? Потому что эта болезнь продолжалась примерно в течение полугода и закончилась к лету 2003 года. Болезнь началась в китайской провинции Гуандо, распространилась в соседние страны, единичные случаи были зафиксированы в десятках стран, но после этого ни у одного пациента не был зафиксирован ТОРС.

А вот коронавирусная инфекция, вспышка которой началась в 2012 году, не остановилась до сих пор — случаи заражения фиксируются и сегодня. Этой болезни дали название по месту основной «прописки» — Ближневосточный респираторный синдром, БВРС, англ. MERS. В отличие от ТОРС, вид или виды животных, в которых бы постоянно циркулировал вирус БВРС, неизвестен — называются то летучие мыши, то одногорбые верблюды (100% которых в Омане заражены), а то и зараженные летучими мышами верблюды. Точный механизм передачи инфекции от животного человеку также неизвестен. Однако известно, что от человека человеку вирус почти не передается, заражения происходили в подавляющем большинстве случаев не от человека. И все заболевшие за пределами Ближнего Востока люди привезли свою болезнь из эпидочагов (за исключением вспышки в Южной Корее).

Вирус БВРС, как и ТОРС, поражает легкие, реже (до 30%) — желудочно-кишечный тракт. Однако особенность механизма поражения болезни такова, что вирус легко поражает и почки. Болезнь может протекать как бессимптомно, так и с быстрым тяжелым развитием симптомов. Это зависит от возраста, наличия или отсутствия хронической патологии (болезни сердца и сосудов, сахарный диабет, болезни почек и печени). Большое значение имеет состояние иммунной системы. Инкубационный период продолжается до 2 недель, в среднем 5 дней. После продромального периода в 3–4 дня быстро развивается патология легких — следствие пневмонии: кашель, одышка, дыхательная недостаточность. Часто присоединяется бактериальная или грибковая суперинфекция.

Специалисты отмечают, что хотя болезнь и продолжают регистрировать вплоть до наших дней, постепенно он утрачивает вирулентность, то есть болезнь протекает менее тяжело.

Всего за прошедшие 8 лет MERS-CoV (так был назван вирус, который вызывает это заболевание), поразил около 2 500 человек из 27 стран, из которых погибли около 900 человек (летальность около 35%, в Саудовской Аравии — до 44%). Из пациентов с факторами риска умирали 60% (в некоторых регионах до 86%). Большая часть заболевших жила в странах Ближнего Востока, меньшая — в странах Азии и Европы. Вместе с тем специалисты отмечают, что далеко не все случаи заболевания регистрировались, а значит существенная часть легко протекающих (под маской обычного ОРЗ) или бессимптомных случаев остаются незафиксированными. То есть реальная летальность, скорее всего, ниже, чем считается сейчас.

Что же нам известно про COVID-19, которая вызывается вирусом SARS-CoV-2?

Как и другие коронавирусы, он вызывает заболевание дыхательной системы, однако поражение желудочно-кишечного тракта наблюдается только в 5% случаев. Инкубационный период составляет в среднем 5 дней, хотя нередко достигает 14 дней, но описаны случаи — до 24 и даже 28 дней.

Госпитализированные и умершие по возрастным группам
Госпитализированные и умершие по возрастным группам
© ИА Красная Весна

Течение болезни может быть разным — от бессимптомного до быстротекущего с наступлением смерти. Причем достоверно неизвестно, бессимптомные люди с коронавирусом — это они так легко переносят болезнь? Или они просто уже переболели? В любом случае такие бессимптомные пациенты могут быть опасны для окружающих, так как могут распространять вирус.

Средний возраст заболевших составил от 49 до 56 лет, и нельзя не упомянуть специфическую «избирательность» вируса: тяжелое течение болезни чаще «обходит» молодых людей. В возрастных группах младше 50 лет доля людей, состояние которых потребовало госпитализации, меньше 5%, а в возрасте младше 20 лет — меньше 0,5%. Из всех госпитализированных пациентов в возрасте до 40 лет интенсивного лечения в рамках реанимации требовали 5% и менее. С увеличением возраста увеличивалась и доля людей, которых нужно было лечить в реанимации — до 70,9% для людей старше 80 лет. Существенно отличалась и смертность: для людей младше 20 лет этот показатель составлял тысячные доли процента, а для людей старше 70 и старше 80 лет — 5,1% и 9,3% соответственно.

Госпитализированные и умершие по возрастным группам
Госпитализированные и умершие по возрастным группам
© ИА Красная Весна

Показатели смертности зависят от многих причин. Даже сам подсчет может быть разным. Например, во многих странах бюджет системы здравоохранения не может позволить себе большие траты на тест-системы. В некоторых странах тестирование производится только «тяжелым» пациентам. В таких случаях цифры смертности будут несколько выше обычного. Так, например, в провинции Хубэй, где, по принятому сейчас мнению, началась пандемия, смертность составила 4,6–5%. А вот среди заболевших на остальной территории Китая смертность не превысила 1%. В то же время в Италии смертность как минимум в 2 раза превышает «хубэйскую». А в соседней Германии смертность пока также меньше 0,5% (если считать от числа всех заболевших), и это нельзя объяснить разницей между штаммами вируса.

На момент написания статьи смертность от COVID-19 в целом по всему миру составляет около 4% (до 10%, если считать только «законченные случаи»). Много это или мало?.. Опасно или не опасно?.. Если сравнить с ТОРС и БВРС — это существенно меньше, в десять раз меньше. И, казалось бы, можно не бояться, «еще один грипп», «очередная страшилка». Но, действительно, давайте сравним этот вирус с гриппом.

Грипп

Вирус гриппа знаком человечеству с незапамятных времен. Его симптомы описывал Гиппократ, эпидемии гриппа случались чуть ли не ежегодно по всей планете. Особенность гриппа в том, что он может быстро меняться, мутации часто происходят из-за ошибок воспроизводства генома (РНК). Этим обусловлены регулярно возобновляющиеся эпидемии гриппа. Восприимчивость человека к гриппу крайне велика, настолько, что некоторые исследователи называют такую восприимчивость «абсолютной». Однако к вирусу гриппа формируется иммунитет, и если человек и заразится в следующий раз, то болезнь будет течь в гораздо более легкой форме.

Еще одна особенность вируса в том, что разные его подтипы могут поражать разных животных: свиней, лошадей, птиц. И в некоторых случаях грипп может передаваться от животного к человеку, например, человек может заболеть от птиц. Такой «птичий грипп» чаще всего появляется во время эпизоотий (как эпидемия, только среди животных). Случаи «птичьего гриппа» у людей отмечались несколько раз начиная с 1997 года, но именно вспышки наблюдались начиная с 2003 года. Всего по состоянию на февраль 2020 года было зарегистрирован 861 случай заражения от птиц. Из всех больных погибли 455 человек. Ни одного случая передачи «птичьего гриппа» от человека к человеку не зафиксировано. Инкубационный период составлял 2–5 дней, однако мог доходить до 17 дней. Поражалась в первую очередь дыхательная система, но были симптомы поражении и пищеварительного тракта, а также усиливалась кровоточивость. Болезнь протекает тяжело с большим риском для жизни.

Всемирная организация здравоохранения сильно испугалась, когда начал распространяться вирус, названный в СМИ «свиным гриппом». ВОЗ называла его «пандемический грипп А (H1N1)». На самом деле этот грипп людьми был получен не от свиней. Этот вирус объединил в себе черты свиного, птичьего и человеческого вирусов. Но вирус передавался как обычно — воздушно-капельным и контактным путями. Именно это и забеспокоило ВОЗ. По приблизительным оценкам, в 2009–2010 гг. им переболели от 200 миллионов до 1 миллиарда человек. В эту цифру включены и легкие формы. Инкубационный период длился до 3 дней. Число смертей пациентов с подтвержденным пандемическим гриппом за один год составило 18 449 человек. Однако реальные цифры, очевидно, больше, так как далеко не все больные проверялись на наличие гриппа. Кроме того, если оценивать смертность по приросту «обычной» смертности от других причин («добавленная смертность»), то влияние пандемического гриппа 2009 года оказывается гораздо выше, чем по официальным данным. По оценкам, в разных регионах мира тяжелое течение болезни наблюдалось в 2–6%, а гибель больных наступала в 0,08 — 0,4%. Эти цифры существенно выше летальности «обычного» сезонного гриппа.

Однако самая известная вспышка гриппа произошла в начале ХХ века — «испанка». Это была пандемия гриппа А (H1N1). У пандемии было две волны, и за 1918–1919 гг. гриппом переболели до 500 млн человек — 1/3 населения Земли. Грипп распространился по всем континентам и странам, и не коснулся он только изолированного поселения в устье Амазонки. Тяжелое течение болезни наблюдалось у большинства людей, погибли 10–20% больных, то есть 50–100 миллионов человек. В группе риска находились дети младше 5 лет и пожилые люди старше 60 лет, а также (и это характерно только для «испанки») люди среднего возраста — 20–45 лет.

Однако и после испанки ежегодно происходят эпидемии гриппа — это называют «сезонный грипп». Инкубационный период гриппа не превышает 2 суток, а чаще симптомы проявляются в течение 1 суток после заражения. Симптомы гриппа известны подавляющему большинству людей планеты, так как болезнь чрезвычайно распространена. Она протекает остро, быстро. Чаще всего в течение 3–4 суток симптомы успевают остро появиться, развиться и столь же быстро исчезнуть, оставив за собой астению (общую усталость после болезни) на 1–2 недели. Порой грипп течет тяжелее обычного и переходит в осложненные формы — развивается вирусная пневмония, либо присоединяется бактериальная инфекция, иногда поражается и сердечно-сосудистая система.

Если говорить о России, то в России по последним доступным данным Роспотребнадзора в 2018 году гриппом болели менее 40 тысяч человек (хотя диагноз ОРВИ ставился у 30 млн человек), а смерть из-за гриппа зафиксирована в 127 случаях. Причем из 40 тыс. подтвержденных случаев гриппа около половины пришлось как раз на тот штамм пандемического гриппа 2009 года.

Если говорить о мире в целом, то, по информации ВОЗ, ежегодно сезонный грипп переносят до 1 миллиарда человек. Из них 3–5 миллионов человек переносят тяжелую форму гриппа, из них погибают до 650 тысяч человек. Это катастрофические, сумасшедшие цифры. Несомненно, этому нужно противостоять.

Однако давайте сравним эти цифры с текущей пандемией коронавируса. Для сравнения возьмем цифры: тяжело переносят сезонный грипп 0,3–0,5% всех заболевших, а погибают из всех заболевших меньше 0,01% (в разных странах по-разному, в России, например, в последние годы 0,1–0,3%). Из-за масштабов эпидемий и пандемий эти сотые доли превращаются в сотни тысяч и миллионы смертей.

Давайте теоретически перенесем эти масштабы на пандемию COVID-19. Смертность от нее сейчас составляет (в зависимости от расчетов — считать от уже заразившихся или от всех закончившихся случаев) около 4–10%, а в Китае — 4–4,3%. Сравним это с 0,01% погибших от гриппа (0,1–0,3% среди подтвержденных случаев для России), которые превращаются в 500 тысяч погибших ежегодно, и тогда сможем представить возможные последствия настолько же масштабного распространения нового вируса SARS-CoV-2: счет погибших будет идти на миллионы.

Если вспомнить, что, по некоторым оценкам, далеко не все случаи COVID-19 регистрируются, и принять с этим учетом оценку смертности меньше сегодняшней в 2 или в 3 раза (некоторые исследователи оценивают смертность в 0,9%), то всё равно получаем показатель летальности в 2–3 раза выше, чем у гриппа. Добавим к этому фактор иммунитета, который формируется к каждому определенному виду гриппа, и в противовес этому — возможность повторного заражения коронавирусом. Тогда мы получим возможность глобальной пандемии, которая будет повторяться эхом небольших эпидемических вспышек до следующей пандемии через год.

Разве только коронавирус убивает много людей?

Однако если говорить о масштабах, зачастую вспоминают, какие самые большие причины для смерти по всему миру. Так, в десятку причин смерти входят инфекции нижних дыхательных путей — пневмонии, болезни, сопровождающиеся диареей и туберкулез. Ежегодно от пневмонии гибнут сотни тысяч человек в России и миллионы — в мире. От диареи умирают больше 1 миллиона человек в год. От туберкулеза до 1,5 миллионов человек в год.. Однако если у первых двух болезней могут быть разные причины, на которые можно по-разному воздействовать, то туберкулез — болезнь одной бактерии, которая убивает так много людей.

Эта бактерия — микобактерия туберкулозис (Mycobacterium tuberculosis) — передается от человека к человеку. И от нее в мире ежегодно умирают до 1,5 миллиона людей. Эта болезнь в России считается болезнью асоциальных людей, хотя ей подвержены и обычные люди, и люди из «элиты». Да, в списке из 30 стран, на которые приходится 87% случаев заражения туберкулезом, нет ни одной европейской страны, а из Америки только одна страна — Бразилия. Кстати, в списке есть и Российская Федерация. На одну только Индию приходится четверть всех больных туберкулезом, а это миллионы людей. А есть и более сложные случаи туберкулеза — устойчивая к антибиотикам форма. В этом антирейтинге по числу устойчивых форм на первом месте также Индия, в которой живут 27% таких больных. На втором месте Китай (14%), а на третьем — Россия (9%).

Хотя число больных туберкулезом снижается на 1–2% каждый год, им заболевают до 10 миллионов человек в год, от него умерли до 1,5 млн человек за 2018 год. Туберкулез не имеет границ, поражает без исключения все страны и все группы населения.

Однако разница между туберкулезом и COVID-19 есть, и она определяет отношение к болезням — это не только скорость распространения, но и место эпидемического распространения. Туберкулез не называется пандемией, вероятно, потому, что люди заражаются и умирают почти всегда вдали от «первого» мира. И он не может быстро охватить все страны и континенты, уничтожив людей по всей планете. Несмотря на огромные цифры заболеваемости и смертности, туберкулез сдерживает его медленное развитие и переход в стадию, когда больной может заразить другого человека. И, в конце концов, туберкулез со всей его сложностью, уже известен людям, известны его патогенность и способы лечения, а также проблемы с лечением.

А вот особенность любой новой инфекции в том, что никто до конца не знает, какие у нее могут быть последствия. Уже обсуждается информация о том, у переболевших новой коронавирусной инфекцией мужчин есть риск бесплодия. Какие еще последствия может принести новая инфекция, никто не знает.

Эта неизвестность, возможность быстро распространяться из-за небольшого инкубационного периода, быстрое и более тяжелое течение, чем у «обычной простуды», и позволяют отнестись к новой инфекции со всей серьезностью.

Уже расшифрована РНК вируса, и вовсю идет анализ содержимого вируса, уже создаются новые вакцины против вируса, и пандемия наверняка закончится. Но уже вокруг идущей пандемии давно заметны еще и политические, и экономические аспекты информационно-психологической войны.

Специалисты утверждают, что это искусственно созданный вирус. Китайские власти обвиняют военных США в том, что они завезли вирус в Ухань, негативный экономический эффект накладывается на начинающийся экономический кризис… Но это требует отдельного внимательного рассмотрения.