1. Культурная война
Анатолий Янченко / ИА Красная Весна /
В обществе потребления не работает правило «потребитель всегда прав». Парадокс? Вовсе нет

Не время умирать, агент 007. Грозит ли нам женская «бондиана»?

Николай Касаткин. Последний путь шпиона. 1905
Николай Касаткин. Последний путь шпиона. 1905
Николай Касаткин. Последний путь шпиона. 1905

Долгожданный 25-й фильм про легендарного британского агента 007 наконец-то добрался до кинотеатров. Полтора года фанаты Дэниела Крэйга в роли Джеймса Бонда ждали этого момента, ведь киностудия отказалась выпускать фильм на экраны в апреле 2020 года — из-за введенных по всему миру ограничений из-за так называемой пандемии коронавируса.

И дело не только и не столько в том, что были закрыты сами кинотеатры. Дело в том, что создателям фильма необходимо его окупить. Для этого картина должна собрать в прокате в два раза больше, чем было затрачено на ее производство и рекламную кампанию, — ведь студия делит выручку от сборов примерно пополам с кинотеатрами.

Кстати, причастные к кинопроизводству специалисты не раз заявляли, что «Не время умирать» в принципе уже не сможет окупиться. Но, с другой стороны, время сейчас странное, эксперты уже несколько раз крупно ошибались в прогнозируемых сборах. Так что посмотрим.

Безусловно, успешные или неуспешные сборы данного фильма повлияют на будущее франшизы. Однако еще сильнее на него повлияют владельцы франшизы — семья Брокколи, которая сумела получить — и сохранить на протяжении 60 лет — исключительные права на серию фильмов про Джеймса Бонда. Брокколи обладают беспрецедентным уровнем контроля над созданием этих кинокартин: от подбора актеров и режиссеров до утверждения сценария фильма и рекламных материалов.

В 25-й кинокартине про британских супершпионов с лицензией на убийство (их номер начинается с двух нулей) одним из них станет чернокожая женщина. Играет ее британская актриса Лашана Линч, так что не придерешься. Да и вряд ли кто-то сегодня решится публично утверждать, что женщина или негр не могут быть приняты на службу Ее Величества.

В одном из интервью Линч заявила: «Бондом могут сделать мужчину или женщину, белого или черного, азиата или метиса. Бонд может быть молодым или старым. В конце концов, даже если двухлетний ребенок сыграл бы Бонда, все ломанулись бы в кинотеатры, чтобы посмотреть, как он это сделал, — не так ли?»

Из России кажется, что западный мир культуры (да и мир в целом) сошел с ума.

Феминистки требуют, чтобы в кино было больше сильных женских персонажей. И чтобы сценарии к этим фильмам писали женщины, и чтобы снимали эти картины тоже женщины. Про талант и профессионализм никто уже даже не заикается. А если такой фильм с треском проваливается в прокате, то все причастные к его созданию без конца дают интервью и пишут в соцсетях, что во всём виноваты ужасные мужчины: это они назло женщинам не смотрят такое в кинотеатрах, но при этом повсюду оставляют отрицательные отзывы.

Впрочем, эта тема достойна отдельного рассмотрения. Но тот же Дэниел Крейг, например, не испугался заявить (пусть и очень аккуратно): «Почему женщина должна играть Джеймса Бонда, когда должна быть роль не хуже Бонда, но только для актрис?»

К сожалению, это не вопрос здравомыслия. Это вопрос трансформации общества. Вышеупомянутая Лашана Линч сформулировала это довольно точно: «Мы живем во время, когда индустрия дает зрителю не то, что, согласно ее мнению, зритель хочет. Аудитория получает то, что хочет дать ей индустрия».

А чтобы понять, чего хочет «киноиндустрия» (вернее, стоящие за ней люди), достаточно посмотреть, что несут в себе фильмы, которые собирают огромную кассу в мировом прокате, и фильмы, которые получают призы на международных кинофестивалях.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER