При необходимости ПМТО может быть достаточно быстро развернут в полноценную военную базу, которая позволит России контролировать юго-западную часть Ближневосточого региона

Ворота в Красное море и Черную Африку. Зачем России пункт ВМФ в Судане

Изображение: mil.ru
Корабли ВМФ РФ
Корабли ВМФ РФ
Корабли ВМФ РФ

16 ноября президент России Владимир Путин одобрил предложение правительства о создании пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) военно-морского флота на территории Судана. Глава государства поручил Министерству обороны подписать соглашение от имени России.

Особым сюрпризом это известие не стало, так как еще в 2017 году президент Судана Омар Хасан аль-Башир во время визита в Москву заявил о возможности создания российской военной базы в своей стране. Тогда на встрече с российским коллегой Владимиром Путиным Башир осудил вмешательство западных стран во внутренние дела арабских стран и заявил, что Судан нуждается «в защите от агрессивных действий США».

В настоящее время договор о создании ПМТО проходит последние стадии оформления в Судане, мало кто сомневается, что в итоге он будет подписан. Таким образом, и без того крепкие взаимоотношения России и Судана перейдут на новый уровень.

Внутренняя ситуация в Судане

Современную историю Судана стоит рассматривать начиная с 1989 года, когда полковник Омар Хасан аль-Башир произвел в стране военный переворот, в результате которого было свергнуто правительство премьер-министра Садыка аль-Махди. Придя к власти, Башир вначале возглавил Совет командования революции национального спасения, а в 1993 году стал президентом страны.

Во время его правления в стране продолжилась кровавая гражданская война в Южном Судане. Этот конфликт стал одним из самых масштабных по жертвам среди мирного населения после окончания Второй мировой войны. Война закончилась в 2005 году провозглашением независимости Южного Судана. Но еще до этого, в 2003 году в стране начался кровавый межэтнический конфликт в Дарфуре, который не окончен и по сей день, а число жертв оценивается ООН в 300 тысяч человек.

Несмотря на большое количество конфликтов в стране, Баширу удавалось крепко удерживать власть вплоть до декабря 2018 года, когда сразу в нескольких городах Судана вспыхнули акции протеста. Изначально причиной демонстраций назывались ухудшение экономического состояния страны и уровня жизни населения. Однако достаточно быстро социально-экономическая протестная повестка сменилась повесткой политической, и демонстранты начали требовать отставки Башира.

11 апреля 2019 года протестующих поддержали военные и, достаточно быстро подавив сопротивление верных Баширу структур, взяли власть в стране. Но, под давлением внешних сил, военные пошли на уступки и вместе с оппозиционными гражданскими силами сформировали Суверенный совет Судана. Эта переходная структура будет являться верхушкой исполнительной власти страны вплоть до ноября 2022 года, на который в стране запланированы президентские выборы.

Осенью 2020 года Хартум согласился удовлетворить некоторые претензии пострадавших от террора и их семей из Соединенных Штатов. После того, как власти Судана перевели на эти цели $350 млн, президент США Дональд Трамп уведомил Конгресс о намерении исключить Судан из списка стран — спонсоров терроризма.

Практически сразу после этого Судан стал третьей арабской страной, которая в 2020 году заявила о нормализации отношений с Израилем при посредничестве США. Однако далеко не все в Судане поддерживают подобный политический вектор властей, большая часть населения страны считает Палестину оккупированной территорией и не одобряют установление отношений с Израилем.

Взаимоотношения России и Судана

По данным из отчета Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), выпущенного в 2017 году, с 2000 года среди всех стран Африки Судан по объему закупок российского вооружения уступает только Алжиру.

Различные западные издания в середине 2000-х обвиняли Россию в том, что страна в обход санкций поставляет правительству Судана вооружение, которое затем используется в кровавом дарфурском конфликте. Западные эксперты утверждают, что именно влияние России в Совете безопасности ООН позволило Судану избежать усиления международного давления.

Судан неоднократно голосовал против резолюции Генеральной ассамблеи ООН, которая провозглашала Крым оккупированной территорией. Дипломаты всегда подчеркивали, что признают результаты референдума на полуострове и российский статус Крыма.

В 2017 году между странами было подписано соглашение о развитии проекта сооружения АЭС на территории Судана. По информации на 2020 год, речь идет о сооружении в стране российского плавучего атомного энергоблока. В феврале 2020 года посол России Владимир Желтов заявил, что проект находится на начальном этапе согласования.

По сообщениям экспертов, в Судане уже несколько лет присутствуют военные советники, которые проводят с бойцами пехотных и воздушно-десантных подразделений занятия по огневой подготовке, тактике, использованию бронемашин и прыжкам с парашютом. Российские специалисты участвуют и в обучении пилотов ВВС Судана. После переворота 2019 года сотрудничество по этой линии было продолжено, и российские советники остались в стране.

В октябре 2020 года официальное суданское агентство SUNA сообщило о том, что Судан получил тренировочный военный корабль от России. Он был поставлен в рамках договора о расширенном военном сотрудничестве между Хартумом и Москвой. Это соглашение было подписано в мае 2019 года и позволяет, в частности, российским военным кораблям заходить в суданские порты.

Договор о пункте размещения российских ВМФ

Несмотря на то, что инициировавший переговоры о создании российской базы в Судане Башир был свергнут, подписание договора вышло на финишную прямую. Согласно тексту предварительного соглашения о создании ПМТО на территории Судана, опубликованного на официальном портале правовой информации, Россия получает право на создание воинского формирования, оснащенного военной и специальной техникой, объектами жизнеобеспечения для обеспечения стоянки и ремонта своих военных кораблей.

В соглашении отмечается, что одновременно в пункте могут находиться не более четырех кораблей, однако число кораблей на рейде никак не ограничивается. Отдельно оговаривается, что ПМТО разрешается посещать военным кораблям с ядерной энергетической установкой.

Земля под пунктом передается России в безвозмездное пользование, однако взамен Россия обязуется предоставить Судану технику и вооружение для организации противовоздушной обороны базы ВМС этой страны в Порт-Судане.

Охрану внешнего периметра ПМТО будут обеспечивать суданские военные, а внутренней и противовоздушной охраной, обеспечением охраны границ акватории пункта ВМФ займется российская сторона. Кроме того, Россия получит возможность создавать временные посты для охраны ПМТО за его пределами. По договору, максимальная численность личного состава пункта ВМФ ограничена 300 военнослужащими, однако ее можно будет увеличить в случае необходимости при согласовании с суданской стороной.

Также у России будет право использовать воздушное пространство Судана, его аэропорты и морские порты для поставок вооружения, боеприпасов и любого оборудования, необходимого для обеспечения функционирования пункта ВМФ. Эти поставки не будут облагаться пошлинами и иными сборами.

Соглашение планируется подписать сроком на 25 лет, с возможностью автоматического продления еще на 10 лет в случае отсутствия возражений у обеих сторон.

Значение договора

Российский ПМТО будет размещен неподалеку от крупнейшего суданского порта Порт-Судан, находящегося практически по центру западного побережья Красного моря. Рядом с портом находится и основная база сил ВМС страны. Таким образом, Россия получает возможность контролировать эти стратегические объекты, а суданская сторона получает их воздушное и противодиверсионное прикрытие.

О важности региона говорит и тот факт, что пристальное внимание к нему проявляет Турция. Еще в 2017 году Анкара и Хартум подписали договор, по которому небольшой остров Суакин передавался турецкой стороне в аренду на 99 лет. Формально, Анкара заявляла о том, что остров ей нужен для восстановления исторических памятников времен Османской империи, однако эксперты высказывали обоснованные предположения, что под этим предлогом на острове может быть развернут военный объект.

Сам остров небольшой — всего около двух километров в диаметре, но расположен в весьма удобной гавани меньше чем в 100 километрах от Порт-Судана и всего в нескольких сотнях километров от важнейшего объекта для мусульман всего мира — Мекки. После переворота 2019 года новые власти потребовали от турецкой стороны покинуть остров, однако Анкара заявила, что договор продолжает действовать несмотря на смену правительства. К какому решению стороны пришли в итоге официально так и не было объявлено. Пока же единственной турецкой базой в регионе остается пункт намного южнее — в Сомали. Открытая в 2017 году, она продолжает действовать и является опорным пунктом для Турции в регионе.

Стоит напомнить, что на побережье Красного моря расположена страна, приютившая военные базы сразу пяти государств. Это — Джибути, находящаяся как раз между Суданом и Сомали. Именно там в 2017 году была открыта первая китайская военная зарубежная база. По сообщению лондонской The Times, летом 2020 года база была расширена и теперь она готова принимать все виды кораблей вплоть до авианосцев.

Китайская база находится всего в нескольких десятках километров от базы ВМС США. Также в стране размещены базы Италии, Японии и две базы Франции. Такое обилие иностранного присутствия объясняется стратегически выгодным расположением Джибути — эта небольшая страна находится прямо у выхода из Красного моря и позволяет контролировать не только этот регион, но и восточное побережье Африки.

Так что район Красного моря вызывает повышенное внимание у мощных глобальных игроков. Если же говорить о перспективах российского ПМТО в Судане, то тут нужно рассматривать сразу три аспекта. Во-первых, этот пункт существенно облегчит логистику дальних походов ВМФ и позволит флоту намного увереннее чувствовать себя у восточного побережья Африки и в западной части Индийского океана, например, в операциях по борьбе с пиратами. Во-вторых, при необходимости ПМТО может быть достаточно быстро развернут в полноценную военную базу, которая позволит России контролировать юго-западную часть Ближневосточого региона. В-третьих, наличие подобного пункта существенно укрепляет позиции Москвы в Судане, который граничит с семью другими странами и не зря считается воротами из Ближнего Востока в тропическую Африку.

По всей видимости, основание пункта ВМФ в Судане станет ярким свидетельством выхода российского влияния в Африке на совершенно новый уровень.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER