25
июн
2020
  1. Образование в России
ИА Красная Весна /
Реформирование системы образования по либерально-западным лекалам продолжается вне зависимости от фамилии министра

Онлайн-учеба — борьба против эпидемии или эксперимент? Интервью

В последние несколько месяцев миллионы граждан России на своем примере ощутили, что такое дистанционное образование. Пересылка заданий через интернет, уроки по видеосвязи, «последние звонки» онлайн и дистанционные экзамены у студентов — все эти «радости» широко обсуждаются в российском обществе.

Корреспондент ИА Красная Весна решил узнать, как выглядит дистанционное образование со стороны представителя высшей школы. С нами беседует доцент, кандидат исторических наук из Кургана Вячеслав Щур.

ИА Красная Весна: Как Вы относитесь к высказыванию Тимофея Бордачева, программного директора клуба «Валдай» по поводу очного и дистанционного образования?

Напомню Вам и нашим читателям эту фразу: «Останутся и десятки тысяч избранных, имеющих возможность получить образование в полноценном социальном общении, то есть очно. Очное общение и образование помогают соотносить свои интересы с интересами коллектива. И, таким образом, развиваться как личность и лидер. Онлайн такую возможность ограничивает. Но лидеров в обществе и не должно быть слишком много. Особенно в условиях сокращения ресурсов».

— Игнорировать новые дистанционное информационные технологии нельзя, их надо развивать, использовать, но как способ индивидуального обучения, повышения квалификации, самообразования, когда человек лично заинтересован в настоящем повышении своего образовательного уровня и квалификации. Очное образование должно остаться краеугольным камнем системы как общего, так и специального профессионального обучения. То, что заявляют эксперты Валдайского клуба насчет элитарности очного образования, подтверждает этот тезис. Эти эксперты как раз и обслуживают идеологические интересы элиты.

Такие процессы идут не только в России. Родители практически всех стран мира выражают уже давно недовольство падением качества образования в массовой школе, даже в США, Израиле, Германии.

Здесь важен также и другой аспект — это готовность самих родителей и особенно детей учиться только с использованием компьютера, планшета и прочих электронных гаджетов. Такая учеба внешне выглядит более легкой — нажал на кнопку и получил результат. Вот только этот результат исчезает не менее быстро, чем появляется, а в голове у ребенка остается эклектичный информационный шум.

ИА Красная Весна: Но ведь дистанционное образование связывают с борьбой против новой коронавирусной инфекции. Вы считаете стратегию борьбы против коронавируса в России неверной?

— Ситуация борьбы с коронавирусом еще не разрешена, поэтому рано подводить окончательные итоги, хотя отдельные моменты можно отметить. Я считаю, что в целом Российское государство довольно успешно справляется с вызовом глобального масштаба, особенно на фоне Италии, Испании, США, Бразилии. Большая заслуга в этом принадлежит лично президенту России Путину В. В. Правительство в целом тоже работает достаточно оперативно. Немалая роль в успешной борьбе с вирусом принадлежит остаткам системы медицинского обслуживания населения, созданной еще при Советской власти и не до конца отреформированной либеральной элитой, основная цель которой — оптимизировать по максимуму окружающий мир, кроме самих себя.

В связи с этим серьезные недостатки я вижу в деятельности отдельных министерств, руководимых либеральной частью правящей элиты, например, Министерства финансов, руководство которых реально саботирует эффективные антикризисные мероприятия, запутывает обстановку и фактически стимулирует ее ухудшение.

Еще хуже ситуация на региональном уровне, решения, принимаемые отдельными губернаторами, просто провоцируют сепаратизм под видом борьбы за эпидемическое благополучие населения.

ИА Красная Весна: Ну, а что же с дистанционным образованием?

— Особо негативное отношение у меня к действиям Министерства науки и высшего образования. Несмотря на то, что страна в июне постепенно начала выходить из ограничений, вызванных борьбой с инфекцией, министерство ничего не делает для восстановления работы вузов. Я не предлагаю пока возобновлять занятия в аудиториях в полноценном формате. Однако сдача экзаменов, зачетов и особенно проведение итоговой государственной аттестации должны, на мой взгляд, проводиться в аудиториях.

Экзамены в дистанционном формате показали, что это абсолютная профанация, при том, что в большой аудитории можно найти место для соблюдения социальной дистанции и реально проконтролировать настоящие знания студентов, а не считывание ими готовых шпаргалок с экрана. В магазинах, банках, государственных учреждениях, которые сейчас посещают граждане, возможности обеспечивать социальную дистанцию гораздо меньше, чем в огромных корпусах вузов.

Если же принять мысль о том, что Минобрнауки под видом профилактики коронавируса занимается тестированием системы дистанционного образования в масштабе всей страны в реальном времени, то все встает на свои места. Становится понятным отсутствие допуска преподавателей на кафедры (хотя бы по одному), запрет на защиты дипломов в аудиториях и т. п., при том, что управленческие структуры вузов продолжают работать при большей скученности персонала в кабинетах. То есть реформирование системы образования по либерально-западным лекалам продолжается вне зависимости от фамилии министра.

Юрий Непринцев. Пора экзаменов. 1971 - 1973 гг.
Юрий Непринцев. Пора экзаменов. 1971 - 1973 гг.
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER