Сепаратизм татар за пределами Татарстана

В статье Эдуарда Крюкова рассматривается взаимодействие в постсоветский период региональной элиты Татарстана с федеральным центром. История этих отношений складывается из непрерывных попыток получить больше преференций в обмен на лояльность и обещания оставаться в рамках единого государства. Устойчивое желание части татарстанской элиты получить отдельное национальное государство постоянно подпитывается недружественными России силами извне. Для обоснования своих претензий в Татарстане апеллируют к далекому прошлому — взятию Казани Иваном Грозным. Более убедительных аргументов, чем события почти 500-летней давности, подстрекатели не находят. И вдруг русские люди, предки которых столетиями жили на этой земле, оказываются на ней незваными гостями. Экстремистские плакаты на митингах говорят сами за себя: «Татарин! 1552 год не забывай и не давай забыть!».

Интересно посмотреть: а как живут татары с русскими за пределами территории Республики Татарстан? Поскольку две трети татар не проживают в республике, то такой вопрос более чем закономерен.

В тех местах, где я родился и провел детство, как раз проживают русские и татары вперемешку. Разница в менталитетах двух народов, безусловно, есть. Не все традиции смешались и стали общими, но взаимное проникновение огромно. Никогда на моей памяти у нас не было драк или междоусобиц на национальной почве. Небольшой уральский город Михайловск с населением около 10000 человек находится в 130 километрах западнее Екатеринбурга, между ним и Пермью. Вокруг города почти одни татарские деревни: Урмикеево, Шакурово, Акбаш, Уфа-Шигири, Аракаево. Русские деревни тоже есть — Перепряжка, Половинка, — но их меньше. Одним словом, русско-татарский интернационал. Не берусь сказать, сколько процентов в городе проживает русских, а сколько татар, могу сказать только, что русских большинство. В деревнях ситуация зависит от названия: если татарская деревня, то большинство татар, и наоборот: если русская, то большинство русских.

Сегодня, уже нет ни у кого какой-либо предубежденности в том, чтобы русскому купить дом в татарской деревне или, наоборот, в русской деревне — татарину. Выбор делается на основании других необходимых и достаточных условий. Расстояния между упомянутыми населенными пунктами небольшие, особенно при современной мобильности, поэтому большой разницы в социальном плане проживать здесь или там — нет. Смешанных браков много. Иногда, например, можно услышать от русских: «В следующее воскресенье в Урмикеево (5 км от Михайловска) «Сабантуй», родственники звали приехать». И в воскресенье едут, причем не только родственники, а просто горожане на, казалось бы, чужой праздник. И, наоборот, на такие праздники как Масленица или День металлурга татары активно приезжают и участвуют. При этом ни с той, ни с другой стороны нет проявлений признака превосходства, пренебрежения, уничижения, оскорбления. Даже, казалось бы, пресловутое «У-у, та-та-рин!» — всеми воспринимается как определение человека, стоящего на своем, упертого, которого невозможно переубедить, а не как оскорбление. Татарин спокойно скажет: «Да, татарин», — посмеется и пойдет дальше. Правда, секрет в том, что сказать это необходимо с определенной интонацией, иначе действительно можно получить себе врага на всю жизнь. Поэтому бросаться такими фразами редко кто рискует.

Происходит определенное смешение, уравнивание социальной жизни двух народов. В татарских деревнях в школах в каком-то объеме есть татарский. В Михайловске же в школах татарский не учат, хотя дети учатся всех национальностей. И, что характерно, никого это не возмущает, никто не требует ввести во всех школах часы татарского языка.

Может быть, для кого-то я сейчас выскажу крамольную мысль: я не считаю татар нерусскими, другими. Речь идет не о национальности, а о культуре, самоощущении. Те люди, с которыми мне приходилось общаться, имеют такие же точно ценностные ориентиры, как и у меня. Может, я не почувствовал другого отношения к себе потому, что не жил в Татарстане, может это там как-то по-другому?

Не знаю, правильно ли эту частную картинку совместного проживания двух народов расширить до всех тех мест, где в Российской Федерации проживают татары с русскими, но смысл наблюдаемого мной вокруг себя ежедневно очевиден — там, где большинство населения составляют русские, национальных конфликтов нет. Как угодно можно называть этнических русских и этнических нерусских, считающих себя русскими по культуре — «ордерное население», «русскоязычное население», — но у этого населения есть внутреннее, неосознаваемое знание о том, как жить вместе с другими народами, не уничтожая друг друга, а взаимообогащая. Большей частью именно на этом и основывался проект «Советский человек»: «Союз нерушимый республик свободных Сплотила навеки Великая Русь!» Такие понятия, как дружба народов, равноправное сосуществование, совместное развитие внедрялись на государственном уровне, и было неважно, татарин ли ты, башкир, русский или армянин.

После развала Союза подстрекаемые националистами этнические окраины получили свой суверенитет, после чего быстро и почти повсеместно докатались до разрухи, нищеты, необходимости для молодежи ехать зарабатывать в другие страны (в Европу или в ту же Россию), отсутствия развития национальной культуры, о которой в свое время столько кричали.

Остается надеяться, что наши народы не удастся снова, как в перестройку, провести на мякине и что вековой опыт сосуществования самых разных людей и вер позволит сохранить нашу страну.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER