logo
  1. Концептуальная война
Аналитика,
С точки зрения Сунь-цзы, победа на войне гораздо менее выгодна, чем победа без войны. Ибо в случае войны часть собственных и вражеских ресурсов взаимоуничтожаются, и победитель получает существенно меньше

Иностранное влияние на политику РФ со стороны Канады

Историко-теоретическое введение

БеседаБеседа
geoinfo.ru

Есть три общепризнанных способа добиться от человека желаемого — заставить, убедить или заплатить. Если же речь идет о достаточно крупном сообществе, то последний способ, как правило, неприменим, а аналогом убеждения выступает влияние.

Что такое «принуждение», объяснять не нужно: вы подчиняетесь грубой силе, оставаясь при своих убеждениях и мнении. С влиянием все обстоит сложнее. Под влиянием понимается как сам процесс воздействия, направленного на изменение поведения отдельного человека или группы, так и результат такого воздействия. Человек или группа, на которых воздействуют, называется объектом влияния, а тот, кто воздействует, — субъектом или агентом влияния. Цель такого воздействия — изменение внутренних установок, мотиваций, намерений, представлений, оценок у объекта влияния в нужную агенту сторону.

Различают влияние направленное и опосредованное. В первом случае субъект добивается конкретного результата от объекта влияния, убедив и/или внушив ему нечто. Т.е. субъект явным для объекта образом артикулирует свои требования. Опосредованное или ненаправленное влияние воздействует не на сам объект, а на сферу его деятельности, с использованием эффектов «заражения» и «подражания». Примеры — мода, или пресловутое «у нас так принято».

Влияние как способ добиться цели, не прибегая к принуждению и подкупу, широко применялось еще в Древнем Китае. Так, военный трактат Сунь-цзы «Искусство войны» датируемый V веком до н. э., учит переманивать вражеских шпионов на свою сторону, а также перевербовывать в своих интересах чиновников вражеского государства («внутренние шпионы»):

«В древности, когда поднималось царство Инь, в царстве Ся был И Чжи; когда поднималось царство Чжоу, в царстве Инь был Люй Я. Только просвещенные государи и мудрые полководцы умеют делать своими шпионами людей высокого ума и этим способом непременно совершают великие дела». Приведенные в трактате примеры — это аналог современных «агентов влияния».

Кстати, трактат Сунь-цзы невероятно популярен на Западе, его изучают в военных академиях, разведшколах и даже на курсах бизнес-управленцев. Считается, что именно Сунь-цзы первым письменно изложил концепцию «гибридной войны», назвав войной (шире — борьбой), вообще все виды противостояния между государствами — экономическое, дипломатическое, информационное и прочие, причем классические военные действия считал самым тяжелым для государства видом борьбы, к которому следует прибегать лишь в крайнем случае.

Из принципов Сунь-цзы следует, что наиболее эффективный способ использования завербованных чиновников вражеского государства — это не столько сбор сведений и передача их врагу во время войны, сколько влияние на политику вражеского государства в мирное время, направление этой политики в русло, отвечающее интересам противника.

Подчеркнем, что с точки зрения Сунь-цзы, победа на войне гораздо менее выгодна, чем победа без войны. Ибо в случае войны часть собственных и вражеских ресурсов взаимоуничтожаются, и победитель получает существенно меньше. Зачастую победитель даже становится слабее, чем был до войны, настолько высоки его военные издержки.

Наиболее полно концепция «победы без войны» была воплощена в противостоянии СССР и Запада, оно же холодная война. Обсуждать, был ли СССР хорош или плох, мы здесь не будем. Даже если он был плох, то его надо было исправлять, а не разрушать, причем совместными действиями противника и его внутренних «агентов влияния». Это справедливо и в отношении современной России.

В результате поражения в холодной войне Россия утратила свое влияние в странах Восточной Европы (соцлагерь) и во многих других странах мира, утратила обширные территории (изрядно политые кровью предков), заплатила огромные репарации (продала за бесценок сырье, разрушила промышленность, набрала долгов, вымела из страны унижением и невостребованностью большую часть своих научных и иных интеллектуальных кадров). Но главное, она признала верховенство Запада в вопросе «куда плыть дальше».

А Запад начал экономически и культурно осваивать вновь приобретенные «колонии» на Востоке, то есть значительно расширил сферу своего влияния. Российские министерства и предприятия наводнили иностранные советники, общественные институты и отношения были выстроены по западным лекалам — экономический блок, здравоохранение, образование, судебная система, роль государства. Начался процесс «переваривания» Западом «советского наследства».

Победа без войны подразумевает и новые формы овладения завоеванным. Вместо оккупации применяется неоколониализм и мягкая сила.

Концепт «мягкой силы» (вариация на тему «победы без войны») был впервые озвучен в 1990 г. в книге Джозефа Ная «Пределы лидерства: изменение природы американской мощи» (Bound to Lead: The Changing Nature of American Power). Дж. Най — профессор Гарварда, бывший глава Национального разведсовета США и бывший заместитель министра обороны США.

Суть «мягкой силы» Ная проста: добиться, чтобы объекты доминирования «хотели того, чего хотите вы». То есть речь снова идет о различных видах влияния. Кстати, в начале 2015 г. Най опубликовал статью «Эволюция мягкой силы», где вновь ясно сказано, что ставка мягкой силы — это убеждение (влияние): «Одной из отмечаемых тенденций в последние полвека была информационная революция. А с ее приходом возрастает роль «мягкой силы» — способности получить желаемый результат путем привлечения и убеждения, а не принуждения и оплаты». А где влияние, там и агенты влияния — проводники чужой воли.

Завершив это краткое историко-теоретическое введение, рассмотрим механизм влияния на конкретных примерах. К слову, весьма типичных.

Канадская Программа технического сотрудничества с Россией

В 2010 г. завершилась канадская Программа технического сотрудничества с Россией (ПТСР), длившаяся 18 лет. Программа стартовала в 1991 г. под эгидой министерства иностранных дел и международной торговли Канады, а в 1995 г. была передана Канадскому агентству международного развития (СIDA или КАМР, аналог американского USAID) — главной государственной структуре Канады, предоставляющей помощь другим странам.

Руководила ПТСР небольшая группа российских и канадских сотрудников СIDA при посольстве Канады в России. Итоговый отчет о результатах программы был подготовлен Евгенией Исраэлян — консультантом Канадского «Фонда поддержки российских женщин», созданного в рамках ПТСР и, по совместительству, сотрудником Института США и Канады РАН (ИСКРАН).

Этот отчет подкупает своей прямотой и откровенностью, поэтому внимательно вчитаемся в текст:

«Проводя программу, Оттава руководствовалась, во-первых, национальными интересами Канады (здесь и далее выделено мною — М.К.), ее стремлением укрепить международную безопасность, которая во многом зависит от внутриполитической ситуации и внешнеполитического курса России. Принципиальное значение имело официальное признание Оттавой того факта, что ядерная угроза со стороны России после окончания холодной войны больше не существует. Это открыло новые возможности для взаимодействия двух стран, а укрепление стабильности и развитие демократических традиций стали важными побудительными мотивами для оказания Канадой помощи России».

Честно сказано, что программа ПТСР проводилась, в первую очередь, в интересах Канады, а не России. Это принципиальный момент. Не затем воевали с русскими, чтобы им было хорошо. Хорошо должно быть победителям. И потому дальше разъясняется, на обеспечение каких конкретных экономических интересов Канады была ориентирована рассматриваемая Программа.

Оказывается, одним из приоритетов создания ПТСР было завоевание Канадой новых рынков на территории бывшего СССР: «Во-вторых, существенную роль сыграли и соображения торгово-экономического характера. Объем торговли между двумя странами, который всегда был невысоким, еще больше сократился: доля России в канадском товарообороте упала с 1–1,4 % в первой половине 1980-х гг. до 0,1–0,2 % в 1993–1998 гг. Между тем Россия представляла собой весьма перспективный рынок для канадских товаров, услуг и инвестиций благодаря редкому сходству географических и природно-климатических ресурсов обеих стран».

Третья причина создания и поддержки Канадой программы ПТСР — тоже «шкурно-экономическая»: «В-третьих, наряду с двусторонним диалогом, российский вектор открывал для Канады широкие возможности для международного сотрудничества. ... К тому же Оттава стремилась также увеличить долю канадских фирм в заказах международных финансовых институтов, которые выполнялись для России. Например, Канадским агентством международного развития были созданы фонды сотрудничества во Всемирном банке и Европейском банке реконструкции и развития для привлечения канадских консультантов к работе над подготовкой и оценкой проектов (в области добычи золота, при выборе систем навигационного оборудования для российского Дальнего Востока, и др.)».

Это, в переводе на обычный коммерческий язык, называется «раздел советского наследства» в части самого «экономически вкусного» в нем: сырьевые проекты, поставки импортного дорогостоящего оборудования с последующим сервисным обслуживанием, прибыли от консультационного сопровождения и кредитного обеспечения и так далее. Опять только бизнес, ничего личного. Трогательная забота о поверженном противнике в холодной войне, не правда ли?

Итак, зафиксируем, что ПТСР проводилась исключительно в национальных интересах Канады. Об интересах России в отчете нет ни слова.

Теперь перейдем к целям и задачам ПТСР.

Решая задачу перевода российской экономики на рыночные рельсы, «канадцы финансировали проекты, направленные на создание условий для формирования в России рыночных отношений. Сюда можно отнести: содействие в разработке нормативных актов и процедур, регулирующих переход к рынку, в составлении перспективных планов отраслевого развития, в образовании сети финансовых и консультационных услуг, необходимых для успешной деловой активности. Кроме того, оказывалась поддержка внедрению принципов корпоративного управления, помощь в перестройке предприятий с учетом новых рыночных реалий, обучение и повышение квалификации управленческих кадров. В этот круг задач были включены и налаживание социальной инфраструктуры, отвечавшей интересам рыночной экономики, повышение эффективности медицинского обслуживания, социального обеспечения, улучшение работы служб занятости».

Читаем внимательно: канадцы помогали нам, сиволапым, разрабатывать законодательство и планы развития отраслей экономики, но, как было сказано с самого начала, руководствуясь своими национальными интересами. Не нашими, а своими. То есть мы вас, русских, научим, как и что вам делать, чтобы российская экономика развивалась в интересах Канады. Не так ли?

(Продолжение следует.)