26
янв
2020
  1. Политическая война
  2. Передел собственности в РФ
Игорь Свирин / ИА Красная Весна /
При наличии политической воли и достаточных бюджетов новый зампред правительства способен реализовать реновацию в общероссийском масштабе по «московскому сценарию». Но реальная угроза для общества заключается в «переделе земли» — реновация лишь один из способов закрепить ее за правящими группами

Рассерженные москвичи выступают против того, чтобы Хуснуллин «отреноваривал» Россию

Марат Хуснуллин
ХуснуллинМарат
Марат Хуснуллин
Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Неожиданный карьерный взлет главы московского стройкомплекса Марата Хуснуллина вызвал необычайное оживление в рядах столичной оппозиции. Возбужденные до крайности депутаты и районные активисты бросились писать открытые письма, составлять петиции и подавать на высочайшее имя прошения с просьбами уволить не угодившего им чиновника. ИА Красная Весна разобралось в причинах нелюбви к главному строителю столицы.

Нет бы радоваться тому, что ненавистный многим чиновник перешел на другую работу. Однако радоваться не получается: не понаслышке знакомые с результатами деятельности команды мэра Собянина москвичи не на шутку встревожены возможными итогами трудов на таком высоком посту столь одиозного деятеля.

Но для начала вспомним, что нам известно о новом вице-премьере. В официальной биографии Хуснуллина говорится, что он получил экономическое образование в Казанском государственном финансово-экономическом институте. В 2000 году прошел переподготовку в Открытом университете Великобритании по специальности «Профессиональный менеджмент», а в 2006 году стал кандидатом экономических наук. Свои бухгалтерские и управленческие навыки Марат Шакирзянович сначала применял в строительном бизнесе, а впоследствии перешел на госслужбу, занимал высокие должности в Татарии и Москве. Не буду обсуждать пикантные моменты профессионального пути, отмечу лишь, что у господина Хуснуллина очень успешная мама бизнес-вумен, и именно в отрасли, в которой сделал головокружительную карьеру сын.

В 2010 году сменивший проштрафившегося Юрия Лужкова новый градоначальник Сергей Собянин позвал Хуснуллина в Москву, где он буквально в течение месяцев возглавил городской строительный комплекс. Много и публично сказано о кадровой политике главного строителя и о том, как он выстраивал отношения с крупными игроками, поэтому не буду повторяться, замечу только, что отношения с членами «клуба инвесторов Москвы» оказали значительное влияние на градостроительную политику мэрии.

Тут самое время перейти к претензиям, которые предъявляют Хуснуллину наиболее активные представители городского сообщества. Но перед тем, как перейти к перечислению обид, которые нанес горожанам господин Хуснуллин, оговорю несколько принципиальных моментов, без понимания которых общественность вместо того, чтобы искать источник своих бед в сложившихся общественно-политических отношениях, будет назначать виновных среди тех или иных облеченных властью персон.

Плохое очень быстро забывается, и поэтому, и в пику политике, которую реализует мэр Собянин, сейчас принято идеализировать времена наместничества Лужкова. И квартиры тогда давали, и ларечников не изводили на корню, а уж автомобилистов и вовсе ни в чем не ограничивали. И почему-то многим невдомек, что даже руководство столичным городом всё же не позволяет определять государственную политику, и мэр Москвы вынужден не только учитывать, но и выполнять решения других властных субъектов.

Другие прекрасно понимают, что происходит, но в силу своих политических устремлений предпочитают сосредоточиться на персонах, сделав их почти всемогущими демиургами. И тем самым убрать из общественного сознания понимание о том, что мы являемся свидетелями и жертвами единой долговременной стратегии. В этом отношении что Хуснуллин, что Иванов — все едино.

Так что же «инкриминируют» бывшему главе московского стройкомплекса разгоряченные горожане? Очень многое, и, положа руку на сердце, можно утверждать, что претензии справедливы. Хуснуллина обвиняют в том, что под его руководством уплотнительная застройка, несмотря на заявления мэра положить ей конец, приобрела невиданный доселе масштаб. В угоду девелоперам не только заморозили включение оставшихся незастроенными зеленых насаждений, но и повели активное наступление на имеющиеся особо охраняемые природные территории.

Под его кураторством невостребованные в постосоветской России промышленные площади, сосредоточенные в так называемом «ржавом поясе», были отданы под тотальную застройку. В вину Хуснуллину ставят уничтожение архитектурных памятников, градозащитники заявляют о сотнях уничтоженных исторических зданий, на смену которым пришли монстры наподобие парка «Зарядье».

Безудержное дорожное строительство, все эти хорды, проложенные под окнами домов москвичей и через природные заповедники, и конечно же, строительство новых линий метро. Которые прокладывают даже не столько для того, чтобы вывезти людей из окраинных «человейников» на работу в центр, а затем лишь, чтобы реализовать очередное точечное строительство ТЦ и апартаментов, теперь уже под видом транспортно-пересадочных узлов.

Куда уж без этого, но Хуснуллин вдруг превратился в злого гения программы реновации. Каких уж демонов ему пришлось призвать из преисподней, чтобы программу поддержал президент Путин, правительство и обе палаты российского парламента, мне неизвестно. Об этом лучше спрашивать тех, кто на неделе подавал президенту прошения с требованием о его отставке.

Безусловно, выдвинутые обвинения имеют основания, и только при внимательном их рассмотрении оказывается, что в общем-то обычным и не выходящим за рамки государственной политики последних десятилетий событиям придается несоразмерный им масштаб.

Глупо отрицать личную заинтересованность, будь то очевидные карьерные перспективы, либо иные нетранспарентные выгоды, которые предоставляла занимаемая должность. Невозможно не признать только того, что в рамках сложившейся с начала нулевых годов вертикали власти должность заместителя мэра Москвы настолько самодостаточна, и занимающий ее настолько самостоятелен в своих действиях, что может без оглядки на эту самую вертикаль осуществлять преобразования, в корне меняющие жизнь людей. А если это так, а по мне именно так, то мы имеем дело с государственной политикой и высокостатусными чиновниками, проводящими ее в жизнь.

Подводя итоги «московскому этапу» карьерного пути нашего героя, добавлю, что с уходом господина Хуснуллина в жизни москвичей ничего не изменится. Никто не отменит реновацию, строительство Юго-Восточной хорды через ядерный могильник, уничтожение заповедников и памятников архитектуры в угоду участникам «клуба инвесторов Москвы» и прочего такого, с чем хотят намертво связать бывшего главу московского стройкомплекса.

Должность, которую занял Марат Хуснуллин, предоставляет прекрасную возможность обсудить то, чем он будет заниматься на новом посту, и шире — государственную политику в целом, которая к одному лишь градостроительству не сводится.

О том, чем он будет заниматься, Хуснуллин заявил публично, секретов тут нет. Ему поручено придать второе дыхание строительной отрасли, которая является «становым хребтом» российской экономики. Кроме того, он намерен распространить московский опыт реновации на всю страну. Как говорится, «мечтать не вредно» — многое будет зависеть от массы привходящих обстоятельств.

Сейчас невозможно со всей определенностью предсказать, какой вид примет в окончательной редакции находящийся в Госдуме законопроект о всероссийской реновации. Если вновь победят людоедские тенденции, которые уже привели к пенсионному ограблению и многому другому, то, безусловно, страна получит реновацию по московскому сценарию. Возобладают (с чего бы вдруг?) государственные интересы — события будут развиваться несколько иным образом.

Признаться, гадания на кофейной гуще, как же там всё в итоге обернется, в рамки данной статьи не умещаются, да и дело не в тенденциях. Опыт московской реновации, несмотря на значительные финансовые преференции, полученные от программы отдельными лицами и группами, определенно указывает на более зловещие процессы.

В качестве ремарки отмечу, что имущественные отношения (в нашем случае право частной собственности на земельные участки) регулируются Гражданским кодексом (ГК РФ). В свою очередь, ГК с момента вступления в силу непрерывно совершенствуется. Есть все основания считать, что в недалеком будущем мы придем к тому, что главным предметом имущественных прав станет земля, а все, что находится на ней, является лишь улучшением участка.

Уже московская реновация показала, что горожане, переехавшие из своих пятиэтажек в новые дома, потеряли право распоряжаться находившимися у них в коллективной собственности придомовыми территориями. То есть свой главный актив — землю, обменяли на «спертый воздух между перекрытиями». Земельный участок в реновационных домах заканчивается по отмостке здания. А не являясь владельцами участков, на которых они построены, после окончательных трансформаций ГК жильцы превратятся в арендаторов. А собственник, в данном случае город, получит полное право распорядиться «улучшениями» своих земельных участков, как ему в голову взбредет. Как тут не понять желание господина Хуснуллина распространить этот новаторский опыт на всю страну, не правда ли?

Чтобы не утомлять читателя, не стану подробно рассматривать, какими мне представляются истинные причины нынешних градостроительных новелл. Заключаются они в том, что земля все постсоветское время являлась для чиновничества источником нетранспарентной ренты, и в определенный момент этот, скажем так, экстенсивный путь себя исчерпал. В настоящее время идет подготовка к тому, чтобы наконец включить землю в капиталистический оборот, юридически оформить право частной собственности на землю, изъять ее у населения и закрепить за правящим классом.

Меня спросят, какое отношение ко всему описанному имеет господин Хуснуллин. Может быть, и никакого, но вряд ли кто-то будет спорить с тем, что за то время, пока он возглавлял стройкомплекс Москвы, столица накопила немалый опыт в деле обмена золота на стеклянные бусы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER