Бесспорно и то, что Башагу безусловно поддерживает Эрдоган, и то, что перемирие в Ливии, которое в таком виде было для Турции совершенно некстати, Сарраджу навязали именно США

Турция — неоосманский синдром. Часть VIII

Как сразу стало понятно, интрига вокруг увольнения и неожиданного возвращения на пост главы МВД в Правительстве национального согласия (ПНС) Ливии Фатхи Башаги связана со сложными союзами и конфликтами как внутри ПНС, так и между странами — внешними игроками — вовлеченными во внутриливийское противостояние.

Так, в ПНС все более явными становятся как внутренние противоречия между «Братьями-мусульманами»*, которые почти полностью составляют Высший государственный совет (ВГС) в Триполи и лояльны Турции, так и противоречия между ВГС и главой ПНС Сарраджем, а также сенуситами и другими представителями племен Триполитании. В частности, налицо обострение конфликта между Сарраджем и ВГС и, кроме того, большинство членов ВГС явно недовольно его председателем Халедом аль-Мишри, который фактически единолично взял на себя функции принятия решений.

Сейчас это особенно важно, поскольку аль-Мишри контролирует так называемый «переговорный комитет», который 6–10 сентября в Марокко провел переговоры с Восточным правительством по вопросам урегулирования внутриливийского кризиса. И это не менее важно, потому что сейчас, в преддверии запланированного «мирным процессом» объединения структур власти запада и востока Ливии, в ПНС Сарраджа происходят спешные перестановки важнейших фигур в высших структурах военного командования и разведки.

Примечательно, что эксперты итальянской газеты Corriere della Sera в опубликованной 5 сентября статье утверждают, что глава ПНС Фаез Саррадж, который «курируется» из Европы и США, в преддверии «мира» вступил в острое противостояние с «проводником турецкой интервенции» в Ливии Фатхи Башагой. Газета подчеркивает, что Турция сделала Башагу фактическим «теневым премьером» ПНС и что именно Башага инициировал и массовые протестные акции в Триполи, и их жестокое подавление — для того, чтобы сместить Сарраджа с его поста.

Так ли это — вопрос сложный. Однако бесспорно и то, что Башагу однозначно поддерживает Эрдоган, и то, что перемирие в Ливии, которое в таком виде было для Турции совершенно некстати, Сарраджу навязали именно США.

6 сентября в Марокко начались переговоры между делегациями «западного» и «восточного» правительств в Триполи и Тобруке о ключевых процедурах установления мира и организации новой власти в Ливии.

И в этот же день спикер Ливийской национальной армии (ЛНА) Ахмад аль-Мисмари сообщил, что Турция резко форсировала подготовку и отправку в Ливию сирийских наемников: «…проблема меняется в опасном направлении, так как боевики, которых отправляют в Ливию из Сирии и других стран, хорошо обучены и являются особо опасными террористами». Аль-Мисмари подчеркивает, что «турецкие военно-воздушные и военно-морские базы в Ливии получили новое современное вооружение, бронетехнику и оборудование, необходимое для ведения наступательных операций… Режим прекращения огня используется для того, чтобы передислоцировать силы и аккумулировать ресурсы для атаки на позиции ЛНА».

ЛНА, конечно же, отреагировала. Арабские СМИ тут же сообщили, что ЛНА «уплотнила» свои подразделения в стратегическом портовом городе Сирт в 450 км к востоку от Триполи более чем 80 единицами тяжелой бронетехники. Кроме того, в порту Рас-Лануф бросил якорь боевой корабль ЛНА.

Как мы видим, хотя политическое противостояние между западом и востоком Ливии перешло в «миротворческую» плоскость, однако военное противостояние (пусть и не в режиме прямых боевых действий) никуда не делось. Но одновременно идет и не менее важное противостояние в финансово-экономической сфере.

В тот же день, 6 сентября, в Турции оказались и глава ПНС Саррадж, и глава Центробанка ПНС Садык Кабир.

Кабир подписал с министром промышленности и технологий Турции Мустафой Варанком соглашение о сотрудничестве. При этом Варанк подчеркнул, что «Турцию и Ливию связывает многовековое братство, и в последнее время эти братские связи между двумя странами стали еще сильнее… нужно сделать все возможное, чтобы наше сотрудничество во всех областях перешло на высший уровень… мы уже некоторое время работаем над этим в политической и военной сфере… теперь наша цель — достичь прогресса благодаря конкретным проектам в сфере экономики, технологий, предпринимательства…»

И в этот же день, 6 сентября, в Стамбуле прошла и встреча Сарраджа с Эрдоганом. Турецкая газета Milliyet сообщает, что обсуждали они «военно-обучающую деятельность», обстановку «на фронте» (то есть в Сирте и Аль-Джуфре) и (внимание!) «раскол внутри ПНС!» По итогам встречи Эрдоган объявил, что Анкара продолжит поддерживать ПНС и оружием, и боевой силой (то есть наемниками-джихадистами). Кроме того, «стороны условились об углублении взаимодействия в рамках соглашения о демаркации границ в Средиземном море и намерены проработать шаги для защиты своих прав в этом регионе».

Упомянутую «демаркацию границ» и «защиту прав» мы обсудим чуть позже. А здесь отметим, что стамбульское обсуждение «раскола в ПНС» дало немедленный результат. 7 сентября появились сообщения о том, что Саррадж сместил с поста главу Генштаба и назначил на этот пост генерала Мохаммеда аль-Хаддада, бывшего командующего Центральным округом МО ПНС. Арабские СМИ тут же напомнили о том, что аль-Хаддад теснейшим образом связан с «Аль-Каидой»* и, в частности ранее был командующим связанных с «Аль-Каидой»* группировок «Щит Ливии».

Вопрос «слишком тесных» связей главы Центробанка Ливии Садыка Кабира с турецкими интересами также быстро получил продолжение. 7 сентября Кабир был отправлен в отставку, а 8 сентября на переговорах в Марокко между Высшим государственным советом (ВГС) в Триполи и делегацией временного правительства Палаты представителей в Тобруке «восточная» делегация потребовала прекратить практику финансирования поставок турецких вооружений и турецких наемников-террористов из средств ЦБ. И, в частности, предложила перенести Центробанк из Триполи в Бенгази, а Национальную нефтяную корпорацию (NOC) оставить на территории Триполи. Однако члены ВГС категорически отвергли это предложение и даже пригрозили выходом своей делегации из мирных переговоров.

При этом ВГС признала только что состоявшуюся отставку Садыка Кабира с его поста, но отказалась назвать имя нового главы ЦБ Ливии. В связи с этим представители «восточного» правительства напоминают, что незадолго до отставки Кабир предоставил Анкаре из средств ЦБ Ливии 8 млрд дол. «на стабилизацию турецкой лиры», а также постоянно «продавливал» в ВГС интересы Турции и «Братьев-мусульман»*.

Также 8 сентября издание Al-Araby al-Jadeed сообщило, что на фоне мирных переговоров отмечается все более явное «охлаждение» Египта к командующему ЛНА Халифе Хафтару и переориентация Каира на поддержку спикера Палаты представителей в Тобруке Агилы Салеха. Издание утверждает, что Хафтар лишается поддержки ключевых союзников даже внутри ЛНА, в том числе лидеров многих племен и даже некоторых командующих войсками.

Основания для этого, конечно, есть. Хафтар наделал немало крупных политических (и не только) ошибок. Еще весной Хафтар направил на запад Ливии в сражения с силами ПНС собственные отряды исламистов. Которые тут же ухитрились рассориться с местными берберами-ибадитами, объявив их «неверными». Зная, что исламисты делают с «неверными», ибадиты присоединились к войскам ПНС. И именно тогда и поэтому армия Хафтара быстро покатилась назад от Триполи.

Вторую грубую ошибку Хафтар совершил в момент, когда заявил об отказе от Схиратских соглашений и, главное, о том, что он лично берет на себя в Ливии всю полноту власти. Племена такое не прощали даже Муаммару Каддафи. Да и все международные «силы поддержки» востока Ливии, то есть Хафтара, — этот шаг, дискредитирующий их усилия, решительно осудили.

Наконец, третьей такой ошибкой Хафтара стала его ссора (или даже разрыв) в августе с важнейшим и мощнейшим племенем Каддафа, которое прочно контролирует свой «родовой» Сирт и окрестности. На митинги и «оппозиционные» высказывания представителей племени и, главное, на то, что они начали заявлять о способности наследника Муаммара Каддафи, его сына Саифа аль-Ислама Каддафи, занять в стране руководящий пост, Хафтар ответил жесткими репрессиями — массовыми арестами, нападением на дома членов племени, избиениями и т. д.

В результате совет племени Каддафа (которое является ключевым военным потенциалом Хафтара в Сирте!) призвал всех соплеменников уйти из боевых отрядов Хафтара, потребовал освободить всех задержанных жителей города и заявил, что в случае отказа военная операция Хафтара в Сирте «Достоинство Ливии» будет расцениваться «как агрессия, которой необходимо противостоять».

Опасаясь оголения главного «фронта» против войск ПНС, спикер Палаты представителей Агила Салех заявил о немедленном прекращении огня со стороны ЛНА. Однако Хафтар вместо прекращения огня выпустил более десятка ракет «Град» по войскам ПНС к западу от Сирта, тем самым в очередной раз вступив в конфликт с «восточным» правительством, от которого получил мандат главнокомандующего и фельдмаршальский мундир.

Потому сейчас, похоже, реальная база поддержки Хафтара быстро тает. Политически на него уже не делают ставку ни многие племена, ни Египет, ни Эмираты. Главный сегодняшний ресурс Хафтара — контроль за месторождениями и портами, то есть за добычей и экспортом нефти. И если перемирие продолжится, то Хафтару придется «открыть нефтяные краны». А если перемирие завершится хотя бы хрупким миром (шансы на это, похоже, все-таки есть), Хафтару придется уйти в более или менее почетную отставку.

9 сентября арабские СМИ сообщили, что подконтрольные главе МВД ПНС Фатхи Башаге отряды боевой группировки RADA вдвое нарастили численность военной охраны аэропорта Митига в Триполи, который уже давно переоборудован в военную и военно-воздушную базу Турции. Причиной стали массовые демонстрации местных граждан вокруг Митиги, возникшие после появления в интернете обращения бывшего надзирателя тюрьмы «Митига», в котором он рассказал об ужасных условиях, в которых содержатся заключенные и, главное, о том, что в «Митиге» («личной» частной тюрьме Башаги) находится Саиф аль-Ислам Каддафи, сын убитого ливийского лидера Муаммара Каддафи. Митингующие требовали от ПНС раскрыть правду о месте заключения Саифа аль-Ислама Каддафи и освободить всех узников тюрьмы.

10 сентября участники переговоров по Ливии, завершившихся в Марокко, подписали соглашение о распределении суверенных должностей в органах власти между тремя регионами Ливии — Триполитанией, Киренаикой и Феццаном. Было заключено соглашение о распределении 7 суверенных должностей из десяти между представителями всех 3 регионов. Ливийский канал AlhadathTV сообщил, что представители региона Триполи займут должности глав Счетной палаты, Избирательной комиссии и Верховного суда. Управление административного контроля и Центрального банка возглавят представители Киренаики, а Комиссию по борьбе с коррупцией — Феццана.

Однако уже на следующий день, 11 сентября, тот же телеканал сообщил, что делегация Палаты представителей вновь села за стол переговоров с представителями ВГС «для обсуждения деталей итогов консультаций по стабилизации кризиса». AlHadath указывает, что «стороны решили пересмотреть часть договоренностей, к которым они пришли ранее»

(Продолжение следует.)


* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Фатхи Башага
БашагаФатхи
Фатхи Башага
Изображение: Скриншот страницы facebook.com@Fathi.Ali
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 397