logo
  1. Наша война
  2. Человечина под соусом аполитичности
Аналитика,
Ложная аполитичность ученых проявляется сплошь и рядом, и вызывает просто-таки изумление. Нет, в самом деле, трудно поверить, что ученые, которые всю жизнь должны учиться думать, не могут понять таких простых, даже тупых вещей

Человечина под соусом аполитичности

В последнем перед перерывом, связанным с подготовкой и проведением III Летней школы «Сути времени» в Александровском, выпуске газеты мы обещали читателям до конца разобраться с одной псевдонаучной статьей с явственно ощущаемым за километр расистским душком. И именно это мы и собирались делать в первом после перерыва номере. Но за истекший с того выпуска газеты период многое произошло. И самым важным, не считая школы в Александровском, в контексте наших прошлых статей стали «окончательная и бесповоротная» реформа РАН и митинг в защиту российской науки, проведенный совместно Движением «Суть времени», РВС и Профсоюзом работников РАН 13 октября с. г. на площади Революции.

Загадочным образом то, что мы обсуждали в связи со статьей во «Власти», якобы посвященной неким научным проблемам из области генетики, и то, что сопровождало подготовку и проведение нашего митинга, оказалось очевидным образом связано.

Дело в том, что перед митингом на площади Революции в ученой среде разразился прямо-таки скандал, организованный силами нескольких общественных организаций ученых. В первую очередь — «Обществом научных работников» и примкнувших к ним (или к ним искусственно пристегнутых) Клуба «1 июля» (в который входят академики и члены-корреспонденты РАН, которые отказались быть академиками и членкорами в пореформенной Академии, но когда в закон о реформе РАН внесли кое-какие формальные правки — обратно согласились) и еще кого-то. Скажем сразу, что мы прекрасно осознаем, что участники скандала — это сугубое меньшинство ученых, которые никак ученых представлять не могут (в отличие от Профсоюза работников РАН, например), но почему-то все-таки берущие на себя смелость выступать от имени всей академической науки. Однако выступают они очень громко, и в гробовой тишине, царящей в академическом мире, их слишком хорошо слышно.

Так вот, скандал состоял в следующем. Сразу после объявления о совместном митинге «Сути времени» и Профсоюза РАН (который был первоначально назначен на 6 октября), в своем блоге в «Живом Журнале» выступил некто Кирилл Еськов (говорят, он вроде палеоарахнолог (специалист по древним паукам), который в свободное от пауков время пописывает романы в стиле фэнтези). Узнав о назначенном митинге, этот пауковед-литератор написал в ЖЖ пост, озаглавленный (!) следующим образом: «Профсоюз РАН е*ся на отличненько (пардон мой френч)» (да-да, звездочками в названии отмечено нецензурное слово). В «теле» же поста он написал, что митинг с «Сутью времени» — это так... (видимо, ужасно), так... (видимо, неприлично), что «Это даже не СливПротеста(тм), а... пытаюсь вот подобрать адекватные выражения — но даже мата не хватает». Всё. Больше никакого содержания в этом посте не было. Что не помешало ему собрать под 1000 комментариев и разойтись по «интернетам» десятками перепостов (справедливости ради скажем, что среди тех, кто прочел этот глубокомысленный пост, были-таки, хоть и в мизерном количестве, люди, похожие на ученых: они искренне не понимали, что это Еськов так по поводу Кургиняна и «Сути времени» разошелся, ходили на сайты «Сути времени», читали и честно писали в комментариях, что ничего крамольного не нашли; но было таких настолько мало, что их вопросы и недоумения по мощности были сравнимы с комариным писком — на фоне многоголосого воя других граждан, считавших себя учеными).

Уже из следующего поста Еськова стало ясно, что его истерически-подзаборная реакция не случайна, а вполне обоснована его «партийной» позицией:

«Собственно, тех «политических сил», кто повел себя в нынешней ситуации свершившегося уже жестокого поражения просто по-людски — т. е. хотя бы не стал красиво позировать со своим автомобильным огнетушителем на фоне догорающего здания — оказалось ровно две штуки: Навальный и Национал-Демократы.Молодцы, чо. Эстетических разногласий по данному вопросу не имею».

И действительно, что можно ожидать от убежденного симпатизанта Навального и нацдемов?

В «интернетах» разразилась бурная дискуссия, характеризующаяся всеми особенностями, свойственными именно что дискуссиям в «интернетах»: большой эмоциональностью, абсолютной бездоказательностью, обилием нецензурных выражений и аргументов типа «дурак!» — «от такого слышу» и так далее. Все бы ничего, но ведь в «дискуссии» участвовали ученые! Которые вроде (таков, по крайней мере, стереотип, возможно, он устарел) должны как минимум сначала думать, а потом говорить, тем более писать. И вообще, должны уметь думать. Нет? Скажете, мы отстали от жизни? Нет, это мы не отдадим! Если признать, что ученые и не должны уметь думать и аргументировать свою точку зрения, то тогда... Нет, этого не отдадим!

В общем, довольно быстро эта дискуссия ознаменовалась следующим заявлением «Общества научных работников»:

«На 6 октября в Москве намечено проведение митинга «В защиту Российской Академии наук», заявителем которого выступает С. Е. Кургинян и возглавляемое им движение «Суть времени». Совет ОНР заявляет, что Общество научных работников не имеет никакого отношения к данному мероприятию (здесь и далее выделено нами — Авт.; запомним: никакого отношения) и не считает для себя возможным сотрудничество с С. Е. Кургиняном в какой-либо форме (это известная риторическая фигура: «Я Пастернака не читал, но осуждаю», которую негоже употреблять людям, имеющим отношение к науке). Мы рассматриваем этот митинг как провокацию, направленную на дискредитацию и раскол общественного движения в защиту российской науки (хочется спросить: можно ли расколоть и дискредитировать то, чего нет?) Мы считаем ошибкой участие профсоюза работников РАН в организации митинга 6 октября и призываем наших коллег не участвовать в нем. Нельзя допускать, чтобы гражданская активность ученых использовалась маргинальными политиками для продвижения сомнительных проектов и идей (тут у нас даже не один вопрос — см. ниже.).

Принято на Заседании Совета ОНР 10(27) 2 октября 2013 г.»

Вопросы у нас такие:

1. Говорят, «нельзя допускать, чтобы гражданская активность ученых использовалась...» Интересно, правда? Если гражданская активность ученых не должна использоваться, то зачем она? Из любви к искусству, пардон, к науке? Что вы говорите? Нельзя вырывать из контекста? Хорошо, не будем.

2. Говорят, «нельзя допускать, чтобы гражданская активность ученых использовалась маргинальными политиками...». Если нельзя допускать использования гражданской активности ученых «маргинальными» политиками, то, очевидно, эта самая активность предназначена для кого-то другого? Антитезой «маргинальным» политикам, ясное дело, являются «системные» политики. Каковыми в нашей стране являются разноцветные (в основном серые и оранжевые) представители государства и депутаты 4 парламентских партий, руками которых, собственно, российская наука и удушается: представители государства подготовили закон, а парламентарии его приняли. Так что же, «гражданская активность ученых» предназначена для «системных» политиков? Интересно! А для каких же именно?

Что ж, присмотримся к ОНР повнимательнее. И сразу обнаружим, что исследуемое «Межрегиональное Общество научных работников», сокращенно ОНР — это общественная организация без образования юридического лица, учрежденная на оргсобрании 24 февраля 2012 г. Помнит ли читатель это время? Наверняка помнит! Это был момент, когда шли последние приготовления к оранжевой революции в России, которая активно готовилась на день выборов Президента — 4 марта 2012 г. — или сразу после них. Наши читатели наверняка помнят, как «Суть времени» собирала Армию миротворцев 5 марта — сначала на площади Суворова, а потом в театре Советской Армии. Мы тогда не знали, что будет, но были полны решимости воспрепятствовать любым попыткам переворота... А для чего же за две недели до выборов тогда было объявлено (поскольку ОНР не зарегистрирован и сегодня, тогдашнее объявление о его создании ОНР было важно и нужно именно в тот момент) о создании ОНР? Может быть, тогда был особо острый момент реформы науки? Нет! Может быть, тогда принимались какие-то важные решения? Тоже нет! Тогда что? Кстати, информация к размышлению: персональный состав ОНР с момент учреждения организации не менялся — как было 503 человека, так и сейчас 503. То есть и расширения никакого не планировалось. Значит... Да, именно, вы правы! Более всего подходит гипотеза, что ОНР создавалась специально под оранжевую революцию — чтобы обозначить «поддержку ученых» перевороту, если бы он произошел. То есть «использовать гражданскую активность ученых» известными «системными» политиками оранжевой расцветки. А? И, к слову, во время развернувшейся перед нынешним митингом дискуссии главным обвинением в адрес С. Е. Кургиняна и «Сути времени» и одновременно главным доказательством их маргинальности было что? «Компрометирующий» факт участия С. Е. Кургиняна и «Сути времени» в митинге на Поклонной горе 4 февраля 2012 г. Всё сходится!

Теперь давайте внимательно рассмотрим состав ОНР и его руководящего органа — Совета ОНР (еще раз напомним — они не менялись с февраля 2012 г.). На сайте ОНР указаны данные о 503 членах, среди которых насчитывается 282 сотрудника РАН, 6 сотрудников РАМН и 1 (прописью — один) академик РАСХН. Совет ОНР состоит из 23 человек. Среди членов Совета мы обнаруживаем... кого бы вы думали? Идеолога реформы РАН, соавтора министра образования и науки Дмитрия Ливанова, члена Общественного совета при МОН, члена Объединенного штаба оппозиции Михаила Гельфанда.

Едем дальше, и видим удивительные вещи. Например, по-зурабовски равнодушное к страданиям управляемого контингента ученых и преподавателей Министерство мгновенно откликается на предложение ОНР о создании двух советов (общественного и просто совета по науке) при МОН и, более того, укомплектовывает их в значительной части членами ОНР, Объединенного штаба оппозиции (Дмитрий Быков, Алексей Венедиктов, Михаил Гельфанд). Именно созданному по предложению ОНР Совету по науке принадлежит авторство такого документа, как «Модель функционирования научных институтов РАН», среди авторов которого, кроме уже упомянутого Гельфанда, находим еще 4 членов ОНР, якобы «не согласного с реформой РАН». А ведь идея Сената, управляющего научными исследованиями объединенной РАН, в которой РАН принадлежит только 25 % голосов, сформулирована именно в этой модели!

На этом месте мы закончим исследование ОНР — всё более или менее понятно, не правда ли? То есть заявляя о невозможности использования гражданского протеста ученых «маргинальными политиками», ОНР имеет в виду использование этого протеста привластными оранжистам... Что-что? Мы опять вырвали из контекста? А...

3. Говорят, что «нельзя допускать, чтобы гражданская активность ученых использовалась маргинальными политиками для продвижения сомнительных проектов и идей». Вот! То есть вроде можно и «маргинальным» политикам использовать гражданскую активность ученых, но не для «продвижения сомнительных проектов и идей». Мы не будем мучить читателя и спрашивать его, что такое «сомнительные проекты и идеи» в отличие от не сомнительных. Потому что знаем ответ. «Сомнительные проекты» — это любые проекты, которые не исходят от ОНР, назначенного, похоже, «смотрящим» за учеными. А поскольку у ОНР никаких своих проектов и идей нет, то любые проекты и идеи по определению «сомнительны». Даже более того. 2 октября объявленные ОНР «сомнительными» идеи «Сути времени» и Профсоюза работников РАН — об организации контроля за реформой РАН с помощью специально созданного общественного комитета — уже 5 октября были реализованы под руководством ОНР (конечно, без приглашения «Сути времени») и, таким образом, видимо перестали быть сомнительными. Этакая политическая алхимия: перехватываешь «сомнительные проекты и идеи» у «маргинальных политиков» и легким движением руки они превращаются... они превращаются... в совершенно несомненные проекты и идеи, передающие «гражданскую активность ученых» в использование оранжевым «системным» политикам! То есть теперь активность ученых (если она будет иметь место) будет эффективно использована для разрушения и российской науки, и России. Вуаля!

Все эти кульбиты не могли бы проделываться, если бы российские ученые действительно проявляли хоть какую-то гражданскую, а значит, политическую активность. Но чего нет — того нет (малочисленные всплески этим летом и деятельность отдельных граждан — не в счет). Более того, среди ученых (и это было видно и в дискуссии по поводу нашего митинга) большой популярностью пользуется тезис о том, что ученые должны быть вне политики и что попытки политизировать ученых в процессе борьбы за спасение РАН совершенно неприемлемы.

Не будем сейчас обсуждать, в какой степени такая позиция ученых диктуется элементарным страхом за свое место (каким бы скромным оно ни было, потерять его всё равно многие боятся) и надеждами (конечно же, пустыми) на то, что именно они, эти конкретные ученые, не будут сокращены в ходе начавшейся реформы, если будут «сидеть тихо». Аналогично не хочется обсуждать и тех ученых, которые махнули рукой на российскую науку и заняты выбором себе наиболее «теплого» по всем параметрам места за границей. Хочется обсудить другое — саму вот эту инфантильную позицию ученых относительно недопустимости политизации науки (притом, что спокойный и непредвзятый анализ ситуации показывает, что только своевременная политизация ученых могла предотвратить нынешнюю «реформу» РАН, и что даже сейчас какие бы то ни было успехи в деле защиты российской науки возможны только при условии политизации протеста).

Есть очень известное выражение: «Если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой» (вариант: «Если вы не интересуетесь политикой, то политика заинтересуется вами»). Кто его автор, сходу установить не удалось: кому только его не приписывают, от древнегреческого Перикла до Бисмарка и Черчилля. Но мы его проходили, помнится, в школе. На уроке обществоведения. И даже что-то на эту тему писали вроде сочинения. И смысл этой фразы был нам абсолютно ясен тогда, как ясен и сейчас.

Как совершенно ясен был и смысл другого очень известного высказывания, авторство которого известно. Протестантский пастор Мартин Нимёллер с 1931 г. служил в богатом приходе берлинского района Далем. Будучи ярым националистом и антикоммунистом, он поддерживал приход фашистов к власти в Германии. Но потом он разошелся с фашистами во взглядах на притеснение церкви, ему запретили проповедовать, а потом арестовали, обвинили в «скрытых нападках» на государство и приговорили к 7 месяцам тюрьмы. Но на свободу Нимёллер так и не вышел, так как Гитлер, как говорят, был взбешен мягкостью приговора и заявил, что Нимёллеру «следует сидеть до тех пор, пока он не посинеет», а всему составу суда пригрозил наказанием. Поэтому Нимёллер был «превентивно арестован» гестапо, отправлен в лагеря и путем «последовательных приближений» оказался сначала в Заксенхаузене, а потом в Дахау, откуда был освобожден американцами в 1945 году.

Так вот, широко известно следующее высказывание Мартина Нимёллера:

«Когда нацисты пришли за коммунистами, я промолчал, я же не был коммунистом.
Когда они пришли за социал-демократами, я промолчал, я же не был социал-демократом.
Когда они пришли за членами профсоюзов, я промолчал, я же не был членом профсоюза.
Когда они пришли за евреями, я промолчал, я же не был евреем.
А когда они пришли за мной, уже не было никого, кто мог бы выступить против».

Вроде бы всё ясно? Интересно, что в разные годы в это высказывание «добавлялись» разные другие пострадавшие социальные группы — гомосексуалисты, психически больные, католики, страдающие наследственными заболеваниями... Внук выдающегося социолога XX века Герберта Маркузе и сын известного социолога-урбаниста Петера Маркузе (которого мы уже однажды цитировали в связи с «креаклиными» изысканиями Ричарда Флориды) Гарольд Маркузе, в настоящее время адъюнкт-профессор Калифорнийского университета, в сферу научных интересов которого, в том числе, входит исследование того, как немцы отображали свою историю после 1945 г.,  на своей странице в интернете собрал множество вариантов «цитаты» и даже фотографии с мемориальных досок Нимёллеру с разными вариантами цитат. Кого там только нет... И как-то ведь интуитивно понятно, что в этом списке может быть кто угодно и что главное не в списке. А именно в том, что если ты не занимаешься политикой, то она займется тобой, и когда это произойдет, не останется никого, кто мог бы за тебя заступиться.

Но ведь именно этот «номер» мы и наблюдаем в случае с российской наукой! Под песни о том, что «наука вне политики», еще в недавнем прошлом великую российскую науку разрушили чуть ли не до основания и продолжают добивать на глазах у изумленной публики (среди которой немало ученых). Так же спокойно и как бы «ничего не понимая» смотрели и смотрят ученые на разрушение в прошлом самого передового в мире российского образования, которое, между прочим (вдруг кто-то забыл?), ответственно за то, будет у науки в России будущее или нет. То же — с медициной. А где наша когда-то превосходная отраслевая наука, аполитичные вы наши?!

Характерно, что эта ложная аполитичность ученых проявляется сплошь и рядом, и вызывает просто-таки изумление. Нет, в самом деле, трудно поверить, что ученые, которые всю жизнь должны учиться думать, не могут понять таких простых, даже тупых вещей. Значит, не хотят? Значит, эта поза выученной политической беспомощности, эта ложная аполитичность им чем-то удобна?

И тут мы должны вернуться к тому, с чего начали.

В 33-м выпуске газеты мы начали анализировать статью, посвященную некоторым исследованиям в области генетики, опубликованную в журнале «Власть». Сейчас для нас важно, что эта статья была основана на неких исследованиях неких российских ученых. И эти ученые никак не препятствовали выходу этой статьи. Напомним, что только из первых трех абзацев этой статьи мы узнали, что (согласно научным данным!)

Иметь «гены другой расы» — это ужас-ужас-ужас, и что в США в каждом белом уже аж 30 % негритянских генов — вот к чему приводит проживание на одной территории! Читатель должен задуматься: а у нас-то как? У нас-то на территории тоже не только русские живут... И читатель задумался! Интернет пестрит самыми пещерными домыслами на эту тему, которые в качестве источника и аргумента указывают (внимание!) на эту статью.

Далее мы узнаем, что героическим трудом антропологов в течение нескольких десятилетий (несмотря на сопротивление советской государственной идеологии!) создан эталон внешнего облика типичного русского! И он предъявлен в качестве эталона и абсолюта — каждый может сравнить себя с ним... И люди ведь сравнивают! И делают какие-то «выводы» — это тоже есть в интернете.

Далее статья обращается к теме генетики и начинает разговор об «исконно русских генах», географии их распространения и угрозах, которые над ними нависли... И что же? Прямо сейчас по интернету распространяется, как степной пожар, другая статья с говорящим названием «Русские оказались финнами», которая целиком основана только на статье во «Власти», причем как на научной статье. Более того, эта статья сумела возбудить националистов и сепаратистов всех мастей, причем каждые на научной основе доказывают свое, прямо противоположное другим.

По сути дела, эта статья оказалась бензином, который вылили на политически чрезвычайно сложную (особенно в смысле сепаратизма) российскую тлеющую ситуацию. Чем вызвали неминуемый, запрограммированный пожар — пока в интернете. А что же ученые, на основании исследований которых была написана эта статья? А ничего! Правильно, ученые же «вне политики». Мало ли, как использовали их данные «нечистоплотные» журналисты? — ученые за это ответственности не несут. Да они вообще, как дети малые, даже и представить себе не могут, что какие-то «чисто научные» сведения могут быть использованы в политических целях! Им и в голову такое прийти не может!..

Ну... мы не верим в такую наивность. Вероятно, в силу своей испорченности. А еще мы наблюдаем, как целый ряд ученых — с той же миной «принципиальной аполитичности» и «наивного непонимания» политических последствий своих действий, и также с постоянной якобы опорой на «современную науку» — активно продвигают в общество исключительно опасные в политическом смысле идеи. Которые могут вызвать как актуальные политические последствия, так и тяжело отравить общество на долговременную перспективу.

Таких «аполитичных ученых», тем не менее активно «просвещающих темный народ», развелось сейчас много. И в биологии, и в генетике, и в медицине, и в психологии, и в социологии. А еще — в антропологии и социобиологии. И страшно настораживает то, что их «аполитичная» псевдонаучная пропаганда имеет в большинстве случаев некий единый уклон: если можно так выразиться — в сторону социал-дарвинизма, каннибализма и прочих подобных «вершин науки». Вот разбором всех этих людоедских теорий, подаваемых под соусом «аполитичности», мы и займемся в следующих выпусках газеты.