25
ноя
2021
  1. Мироустроительная война
Сергей Кургинян / Газета «Суть времени» №457 /
...проверочная комиссия обнаружит отсутствие антител к Ad26 не у пяти российских граждан, а у пяти миллионов. И их надо будет всех отправить за решетку

ГУЛАГ для 5 миллионов «недопривитых»? Что предложил создатель «Спутника V»

Винсент ван Гог. Прогулка заключенных. 1890
Винсент ван Гог. Прогулка заключенных. 1890
Винсент ван Гог. Прогулка заключенных. 1890

Не успел я в прошлой передаче сказать, что на Тайване больше людей умерло после вакцинации, чем от самого ковида, как начались вопли о каких-то дезах, о том, что это высосанная из пальца информация.

Я могу опереться на аналитический центр примерно в 200 людей, часть из которых хорошо читает по-китайски, по-японски, на других языках мира и обладает достаточно высоким уровнем образования.

Центры по контролю и профилактике заболеваний Тайваня называются так же, как их американские прототипы — CDC — и являются подразделениями министерства здравоохранения и социального обеспечения Тайваня.

На главной странице сайта CDC Тайваня можно найти официальную статистику минздрава Тайваня по ковиду. Официальная статистика минздрава Тайваня показывает по состоянию на 11 ноября, что за весь период пандемии на острове выявлено 16 479 случаев заболевания ковидом и 848 смертей от него. (Рис. 1.)

Рис. 1. Главная страница CDC Тайваня
Рис. 1. Главная страница CDC Тайваня
ТайваняCDCстраницаГлавнаяРис. 1.

Также CDC Тайваня постоянно отслеживает ситуацию с предполагаемыми побочными эффектами, наступившими после вакцинации от COVID-19. Сообщения по побочным эффектам собираются входящей в состав CDC Тайваня «Системой отслеживания побочных эффектов вакцин», сокращенно VAERS (она называется так же, как и ее американский прототип).

В разделе VAERS на сайте CDC можно найти pdf-файл, где есть таблица со статистикой по разным вакцинам. В таблице по состоянию на 11 ноября 2021 года (на сайте уже выложены данные за более новую дату, и, видимо, будут постоянно обновляться, поэтому ссылку не даю, только скриншот) мы видим, что VAERS Тайваня уже получила сообщения о 1066 случаях смерти после вакцинации, в которых побочные эффекты вакцинации либо подозреваются, либо их роль невозможно исключить. (Рис. 2.)

Рис. 2. Статистика предполагаемых побочных эффектов от вакцин на 11.11.2021 с сайта CDC Тайваня
Рис. 2. Статистика предполагаемых побочных эффектов от вакцин на 11.11.2021 с сайта CDC Тайваня
ТайваняCDCсайтас11.11.2021навакцинотэффектовпобочныхпредполагаемыхСтатистикаРис. 2.

Данные CDC Тайваня можно увидеть в более наглядном графическом виде на сайте-агрегаторе Worldometer.

Если взглянуть на график заболеваемости ковидом на Тайване, то мы увидим, что на острове была короткая вспышка заболевания в период с 14 мая по 27 августа 2021 года, на которую пришлась и львиная доля всех смертей от COVID-19 на Тайване — 821 из 848 за весь период пандемии. (Рис. 3.)

Рис. 3. Данные по смертности на Тайване на агрегаторе Worldometer
Рис. 3. Данные по смертности на Тайване на агрегаторе Worldometer
WorldometerагрегаторенаТайваненасмертностипоДанныеРис. 3.

В первую очередь эти цифры говорят о том, что на Тайване действует жесткий, но эффективный режим карантина. За счет ограничительных мер, особенно применительно к въезжающим, Тайваню удалось не допустить у себя национальной эпидемии коронавируса. Власти острова повели себя решительно, введя эти ограничительные меры уже 20 января 2020 года. Важнейшую роль в этом сыграла и продолжает играть очень мощная санитарно-эпидемиологическая служба, которая своевременно выявляла заболевших и их контакты и полноценно изолировала их. При этом для жителей самого острова режим был относительно мягким.

Когда на Тайване случилась единственная крупная вспышка, ранее щадящий режим ограничений был временно ужесточен. Важно, что при этом заболевших не отправляли «самоизолироваться» к себе домой, чтобы они заражали семью и соседей, и не держали в одном приемном покое с неинфекционными больными, чтобы они их тоже перезаражали, а отправляли в специально оборудованные изоляторы (обычно на базе гостиниц), причем за государственный счет.

Свою кампанию по вакцинации населения от SARS-CoV-2 Тайвань начал 22 марта. На 27 августа, когда вспышка COVID-19 на острове сошла на нет, полностью привито было меньше 4% населения, а 38% были частично привиты. Следовательно, вакцинация не успела сыграть значительной роли в подавлении вспышки. (Рис. 4.)

Рис. 4. Данные по вакцинации на Тайване на агрегаторе Our World in Data
Рис. 4. Данные по вакцинации на Тайване на агрегаторе Our World in Data
DatainWorldOurагрегаторенаТайваненавакцинациипоДанныеРис. 4.

Так что, теперь уже нельзя говорить и о том, о чем сообщает министерство здравоохранения государства?

Теперь, каждый раз, когда ты сталкиваешься с этими товарищами (а имя им — легион; что табун, что легион), они начинают говорить: «Чё, не читали школьного учебника?»

Ну, милые мои, если наша атомная промышленность, космическая отрасль или что-нибудь еще начнет управляться на основе школьных учебников — особенно это будет трогательно во всем, что касается квантовой механики, квантовой спутанности и чего-нибудь еще, — то мы да-алеко с вами уйдем.

Но вы хотите, чтобы на основе учебников? Давайте! Вы хотите, чтобы это базировалось на учебниках? Вот я беру учебник (извините, пожалуйста, не школьный, а вузовский) Елены Сергеевны Вентцель — «Теория вероятностей».

Изымаю из него всё, что касается любых математических формул, потому что тогда, наоборот, в каком-то ущербном положении окажутся люди, которые не вполне эти формулы понимают.

И просто зачитываю:

«Коэффициент корреляции характеризует степень тесноты линейной зависимости между случайными величинами. Если случайные величины Х и Y связаны точной линейной функциональной зависимостью: Y=aX+b, то rxy= ±1, причем знак «плюс» или «минус» берется в зависимости от того, положителен или отрицателен коэффициент а. В общем случае, когда величины Х и Y связаны произвольной вероятностной зависимостью, коэффициент корреляции может иметь значение в пределах: –1 < rxy <1.

В случае rxy >0 говорят о положительной корреляции величин Х и Y, в случае rxy < 0 — об отрицательной корреляции. Положительная корреляция между случайными величинами (например, вакцинации) означает, что при возрастании одной из них другая имеет тенденцию в среднем возрастать; отрицательная корреляция означает, что при возрастании одной из случайных величин другая имеет тенденцию в среднем убывать.

Приведем несколько примеров случайных величин с положительной и отрицательной корреляцией.

1. Вес и рост человека связаны положительной корреляцией (обычно чем человек выше, тем он весит больше. Хотя, конечно, есть разброс. Может быть очень толстый и невысокий. — С.К.).

2. Время, потраченное на регулировку прибора при подготовке его к работе, и время его безотказной работы связаны положительной корреляцией (если, разумеется, время потрачено разумно. — С.К.).

Наоборот, время, потраченное на подготовку, и количество неисправностей, обнаруженное при работе прибора, связаны отрицательной корреляцией.

3. При стрельбе залпом координаты точек попадания отдельных снарядов связаны положительной корреляцией (так как имеются общие для всех выстрелов ошибки прицеливания, одинаково отклоняющие от цели каждый из них).

Если в нашем распоряжении (Елена Сергеевна приводила другие примеры, более сложные, я их специально опустил. — С.К.) имеются результаты ряда опытов над системой двух случайных величин (Х, Y), то о наличии или отсутствии существенной корреляции между ними легко судить в первом приближении по графику, на котором изображены в виде точек все полученные из опыта пары значений случайных величин.

(А вакцинация и заболевание как раз рассматриваются как случайные величины. — С.К.).

Например, если наблюденные пары значений величин расположились так, как показано на рис. 8.6.2, то это указывает на наличие явно выраженной положительной корреляции между величинами. Еще более ярко выраженную положительную корреляцию, близкую к линейной функциональной зависимости, наблюдаем на рис. 8.6.3. (просто показывает линию. — С.К.).

На рисунке 8.6.4. показан случай сравнительно слабой отрицательной корреляции. (Вот он. — С.К.)

Наконец, на рисунке 8.6.5. иллюстрируется случай практически не коррелированных случайных величин (облака. — С.К.).

А теперь возьмем таблицу заболеваемости ковидом по регионам России на 8 ноября 2021 года. Вот число случаев ковида на 100 тысяч жителей, а вот доля привитых по разным регионам. (Рис. 5.)

Рис. 5. Соотношение заболеваемости COVID‑19 и числа привитых в России. Составлено на основе официальных данных ресурсов epivakcorona.ru, стопкоронавирус.рф и statdata.ru
Рис. 5. Соотношение заболеваемости COVID‑19 и числа привитых в России. Составлено на основе официальных данных ресурсов epivakcorona.ru, стопкоронавирус.рф и statdata.ru
statdata.ruистопкоронавирус.рфepivakcorona.ru,ресурсовданныхофициальныхосновенаСоставленоРоссии.впривитыхчислаиCOVID‑19заболеваемостиСоотношениеРис. 5.

Расскажите мне, пожалуйста, любители школьных учебников, это высокая степень коррелированности? Это ведь не фейки. Это реальные данные. И те, и другие цифры есть, и никто их не скрывает. Вы мне скажите, что тут происходит, с точки зрения корреляций — по школьному учебнику или вузовскому, да и вообще? Значит, вам приходится признать, что корреляция либо очень низка, либо ее вообще нет.

Вы говорите людям, которые собаку на этом съели, что хотите спасать народ. Люди говорят: «Да, мы рады! Да спасайте на здоровье. Да закручивайте любые гайки! Да мы вообще не против ничего».

Но вы данные умеете анализировать? Эти данные правильные или нет?

Но к этому всё не сводится.

Давайте я предельно сжато и выпукло сформулирую те очевидные последствия, которые вытекают из предложения господина Гинцбурга об уголовном преследовании граждан нашей страны, у которых есть справка о вакцинировании, и при этом не обнаруживается тех самых антител к аденовирусу Ad26, на отсутствие которых надо опираться, по мнению Гинцбурга, в грядущих уголовных преследованиях.

Господин Гинцбург и члены его команды опубликовали в высокопрестижном научном западном журнале The Lancet результаты неких своих исследований, проведенных в группе 100 с лишним человек.

Согласно этим результатам, которые с беспощадной очевидностью представлены на графиках, приведенных Гинцбургом и его командой в этом самом журнале The Lancet, пять человек из группы, в которой они проводили эксперимент, не имели антител к аденовирусу Ad26 до того, как их вакцинировали, и так и не получили этих антител к аденовирусу Ad26 после того, как их вакцинировали. (Рис.6.)

Рис. 6. Иллюстрация из статьи группы Гинцбурга. Перевод на русский язык
Рис. 6. Иллюстрация из статьи группы Гинцбурга. Перевод на русский язык
языкрусскийнаПереводГинцбурга.группыстатьиизИллюстрацияРис. 6.

Это же не я об этом сказал, это сказал господин Гинцбург и огромная команда его соратников. Правда? Легко проверить.

Но ведь эти-то люди из группы, в которой Гинцбург и его соратники проводили исследования, они-то вакцинировались самим Гинцбургом и его соратниками! Значит, их действительно вакцинировали, и пятеро из них не получили антител к аденовирусу Ad26. Всего лишь пятеро, да, из ста?

Теперь представим себе, что некая крайне ответственная и грозная проверочная комиссия, по результатам проверки которой можно и должно, как считает Гинцбург, отправлять людей за решетку, обнаруживает преступное отсутствие антител к аденовирусу Ad26 у тех пяти участников эксперимента Гинцбурга, у которых, как сказано в The Lancet, этих тел к аденовирусу Ad26 не было до вакцинации и не сформировалось после. А вакцинация была — и правильная. Тогда всех этих пятерых участников эксперимента Гинцбурга надо подвергнуть уголовным преследованиям и отправить за решетку на срок примерно пять лет.

Я уже не спрашиваю, что делать с теми, кто их вакцинировал. А вакцинировали люди из команды Гинцбурга. Но это детали. На больший срок, чем пять лет, это преступление, тем не менее, не тянет. А если срок меньше, то ситуация становится еще более «трогательной». Почему?

Во-первых, уголовное наказание в виде заключения, полученное невиновными пятью людьми, уже является недопустимым.

А во-вторых, предположим, что господин Гинцбург добьется своего, и проверочная комиссия будет проверять сто миллионов вакцинированных граждан. Ведь Гинцбург хочет именно столько вакцинировать, если не больше. Тогда проверочная комиссия обнаружит отсутствие антител к Ad26 не у пяти российских граждан, а у пяти миллионов. И их надо будет всех отправить за решетку. Притом что речь будет идти о невинных пяти процентах вакцинированных, у которых эти самые антитела к Ad26 не обнаруживаются так же, как у пяти процентов экспериментальной группы, созданной господином Гинцбургом.

Согласно всем проверенным документам, число подвергнутых уголовным преследованиям сталинским режимом за 30 лет не превышало четырех миллионов человек. Значит, господин Гинцбург предлагает отправить за решетку, т. е. в новый ГУЛАГ, за пару лет большее количество людей, чем сталинский режим отправил за 30 лет. А население в Российской Федерации меньше.

Вот в чем уязвимость моей логики? Я просто перехожу от цифры сто человек, на которых Гинцбург уже провел эксперименты, к цифре сто миллионов человек, на которых он собирается проводить эксперименты, яростно настаивая, чтобы их было именно столько, а то и больше. И говорю, что если 5% от ста — это пять человек, то 5% от ста миллионов человек — это пять миллионов человек.

Ну, а теперь продолжим двигаться в направлении, задаваемом идеей господина Гинцбурга. Предположим, что этих людей общим числом пять миллионов действительно отправят в ГУЛАГ, который для этого надо воссоздать заново, потому что нынешних мощностей учреждений, в которых отбывают уголовное наказание, явно не хватит.

При таком развороте событий травмированы окажутся не только эти люди, которые, подчеркну еще и еще раз, пострадают абсолютно невинно, но и их близкие, то есть родственники, дети, знакомые, друзья, а также те невинные медики, которых арестуют по обвинению в ложных вакцинациях, а они знают, что всё было в порядке и они их не осуществляли. Так что это мероприятие, предлагаемое Гинцбургом, породит ГУЛАГ численностью более пяти миллионов, а также очевиднейший, острейший негатив примерно у 50–60 миллионов российских граждан. Причем этот негатив будет весьма и весьма яростным уже на момент посадки такого количества невинных людей, которых обвинят в том, что они покупали справки по причине того, что у них, видите ли, нет антител к аденовирусу Ad26.

Кстати, господин Гинцбург говорил, что кроме как от его вакцины эти самые антитела нельзя получить. Но также он и его сотрудники говорят, что их до фига и больше в группе, которую они вакцинировали, что у нее еще до этой вакцинации есть эти антитела. Значит, картина еще больше запутывается, да? Понятно?

Итак, уже в момент, когда начнут осуществляться эти посадки по модели Гинцбурга (квадратно-гнездовым методом, да?), возникнет яростная реакция у тех, чьих мужей, братьев, отцов, сыновей и так далее будут сажать за решетку невинно. И реагировать будут те, кто крайне небезразличен к судьбам этих людей. А потом вернутся те, кто был посажен. Им же не дашь двадцатку и еще десять по рогам. Они вернутся достаточно быстро и захотят поговорить не только с господином Гинцбургом, но и с теми, кто откликнулся на его «замечательное» предложение. Вы примерно представляете себе, что это будет такое? Как это отразится на устойчивости государства, национальной безопасности? Кем это будет оседлано?

И на какие статьи Уголовного кодекса тем самым тянет предложение Гинцбурга об осуществлении такого мероприятия, а также любые шаги по реализации этого самого предложения на практике? Притом, что осуществлять такие шаги будет уже не Гинцбург. А тянет всё это на провокацию мятежа.

Еще один вопрос к этой модели Гинцбурга. А как будут разбираться дела этих пяти миллионов? Никаких судов на это не хватит. Значит, это будут особые совещания.

Так не пора ли начать окорачивать разного рода доносителей, всяких там благородных девиц из каких-то ведомств, которые рассылают антизаконные указания, а также лиц, выдвигающих очевидным образом деструктивные антизаконные предложения и требующих реализации этих предложений, и уже самим фактом предъявления своих требований напрягающих общество, и при этом не способных увязать концы с концами, т. е. свою статью в журнале The Lancet и свои широковещательные заявления на русскую публику?

Пора, пора окорачивать! Потому что чем позже начнем окорачивать, тем жестче придется окорачивать. А при жестком окороте «дело врачей» померкнет.

Медицинское сообщество в целом, вы понимаете, что значит совсем потерять доверие больных? Физики, химики, биологи, представители других профессий, вы понимаете, что значит общество, потерявшее доверие к науке? Это ведь не песня Галича:

Эти гады-физики на пари
Раскрутили шарик наоборот.

Это нечто реальное. Это погружение в такую пучину, в которой общество не было никогда, потому что в архаичном обществе доверяли другим группам — жрецам. А здесь кому? Кому это абсолютное доверие будет делегировано? Никому.

Политики, ученые, все ответственные граждане России, вы понимаете, чем это чревато? И скажите мне честно, положа руку на сердце, кто тут худого хочет — я, когда предостерегаю от подобных затей, или авторы затей, — кто фейки распространяет?

Теперь дальше.

Я человек светский. Я отношусь с огромным уважением к религии — это записано во всех документах «Сути времени» — и, конечно, с особым уважением — к русскому православию. Когда я обратил внимание на то, что очень авторитетные для православия представители Афона относятся к вакцинам плохо, я же говорил не о том, что эти представители являются суперквалифицированными микробиологами или специалистами по иммунитету. Я говорил о том, какие точки зрения будут неизбежно формироваться в православной среде. Мне на это ответили по принципу «совсем не рубишь фишку», что Афон находится не под юрисдикцией Русской православной церкви и так далее. Назвать этот ответ изящным или мудрым я не могу, но каждый имеет право отвечать, так как он отвечает.

3 ноября 2021 года телеканал «Спас» опубликовал на YouTube интервью схиархимандрита Илия.

В этот же день на интернет-ресурсе «Октагон медиа» в 16:37 вышла статья Григория Буслова со ссылкой на этот ролик. В заметке сказано: «Схиархимандрит Илий (Ноздрин), духовник братии Оптиной пустыни и личный духовник Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в эфире телеканала „Спас“ выразил сомнение в безопасности вакцин от COVID-19».

Дальше цитируется то, что было сказано Илием: «Достаточно ли они [создатели вакцины] отвечают за свое изобретение?» — задался вопросом священнослужитель. По его мнению, неизу­ченный препарат может «не столько лечить, сколько наоборот».

«У нас есть закон — если убийца сделал злодеяние, и его скрывают, оправдывают, это злодеяние живет и приумножается».

Схиархимандрит Илий отметил, что пускать препараты от COVID-19 в общее употребление можно только после того, как они оправдают себя с точки зрения безопасности».

В настоящий момент в передаче телеканала «Спас», опубликованной на YouTube 3 ноября, высказывание схиархимандрита Илия, которое цитирует ресурс «Октагон медиа», отсутствует.

Но в тот же день, 3 ноября, Мария Шукшина выложила на своем канале отрывок из передачи, опубликованной каналом «Спас».

4 ноября Шукшина заявила, что видео отцензурировали, о чем она, выкладывая передачу «Спаса» накануне, по ее словам, не знала.

Следовательно, Шукшина видела и скопировала 3 ноября отрывок из еще не сокращенной версии передачи, а 4 ноября Шукшина снова выложила на своем канале фрагмент, который потом был из передачи удален. И это видео, и все понимают, что это говорит Илий.

Таким образом, высказывание схиархимандрита Илия, которое приводит «Октагон медиа», изначально в ролике присутствовало, но затем было вырезано, и телеканал «Спас» опубликовал на YouTube новую версию видео.

Это что такое?

Первое — это что за безобразие?

И второе — это что за бездарность?

Всё, что Илий сказал, он сказал.

Я видел схиархимандрита Илия один раз в жизни, имел честь беседовать на открытии памятника Ивану Грозному в Орле. Это очень цельный, сильный, с моей точки зрения, глубоко разумный человек.

Все говорят: «Да как вы можете? Он ярый антикоммунист!» Во-первых, он антикоммунист, а я нет. Во-вторых, моя беседа не сформировала у меня точки зрения о его зашкаливающей личной ненависти к Сталину и сталинскому периоду. Конечно, он негативно к нему относится, как и большинство таких радикально настроенных церковных деятелей. Но причем тут это? Вы говорили, что это всё только Афон. Вы все прекрасно понимали, что Афон не мелочь. Теперь это Оптина пустынь и это духовник патриарха.

Кстати, я навсегда с благодарностью запомнил позицию отца Илия по поводу Болотной площади. Когда всё колебалось, и когда он очень решительно сказал, что это не добро, а другое. И это сильно повлияло на ситуацию.

Зачем вы это делаете? Зачем? Тем, что вы это вырезали, вы усилили эффект. Поскольку это видео, то разговоров о том, что это не Илий, а самозванец, быть не может. Это не фейк. А поскольку, как я понимаю, отец Илий человек достаточно твердый, то всё это вместе что означает?

Это всё зачем? Вот чего бы вы ни хотели. Предположим, у вас цели диаметрально противоположные моим, вы что делаете?

Продолжим. Господин Гинцбург выступает не только в авторитетном журнале The Lancet. Он выступает в ничуть не менее авторитетном научном журнале Vaccines.

И опять же его статья подписана тридцатью авторами, являющимися разработчиками вакцины «Спутник V», в том числе и им самим. Что там сказано 12 июля?

«Становится очевидно, что в условиях растущего коллективного иммунитета, вырабатывающегося в результате перенесенного заболевания и вакцинации, численность вариантов SARS-CoV-2 с мутациями в RBD и S-белке будет быстро расти», — утверждается в статье.

Когда я сказал примитивную, как дважды два четыре, вещь, что в принципе вирус, как всякая регулируемая живая система (вирус неполноценная живая система, но, конечно, живая система), оптимизирует среду своего распространения, то мне начали говорить: «Наверное, вы считаете, что там Генеральный штаб, высшая нервная деятельность!» Так вы скажите это Гинцбургу и его авторам, на которых вы молитесь.

Они тут прямо говорят, что в условиях растущего иммунитета будут расти мутации, то есть будут новые волны, а потом новые волны. Они это не сказали? Я это выдумал?

Нужно одно говорить здесь в русских изданиях, другое в авторитетных научных журналах зарубежных? Что это всё такое?

28 сентября в интервью Forbes одна из разработчиков вакцины «Спутник V» Инна Должикова также подтвердила связь распространения новых вариантов вируса с вакцинацией. Цитирую: «Нужно понимать, что вирусу тоже хочется жить. И если он видит, что не может нас заразить, поскольку у нас есть антитела, которые его блокируют, то он будет мутировать, чтобы выживать. Он будет мутировать, чтобы заразить нас и размножаться».

Так это у меня бредовые мысли по поводу того, что является азбукой вирусологии? Ну и?.. Сказал «а» — говори «б». О чем говорят? А на «дельту» не действует, а на «гамму» не действует. А теперь будут новые вирусы.

В научных статьях, публикуемых в научных журналах и интервью иностранным СМИ, вакцинаторы признают тот факт, что вакцинация является одной из причин появления новых штаммов, которые могут быть гораздо опаснее прародителя. При этом они указывают другую причину — наличие антител у переболевших. И тем самым намекают на то, что штаммы, в том числе и опасные, всё равно будут появляться.

Значит, выбранная стратегия чем занимается? Она занимается усилением.

А это никак не соотносится с тем, что я в виде скромных размышлений по поводу биологической войны сказал? Ну так же нельзя! Это образованное русское общество, которое читает не только школьные учебники! Я каждую ночь читаю иммунологию, молекулярную биологию, генетику и так далее, потому что я не хочу попасть впросак. И нас много. Ну, так зачем так-то? В чем идея?

13 октября 2021 года на израильском ресурсе Pulse of Israel вышло интервью с Харви Ришем — эпидемиологом из Йельского университета. Интервью называется «Обязательная вакцинация? Вакцинированные и невакцинированные — кто кого должен бояться? Коррупция в медицине и не только».

Ознакомимся с мнением Харви Риша.

Ведущий: Есть ли какая-то эпидемиологическая позиция, что всем надо бояться невакцинированных? Чтобы вакцинированные боялись невакцинированных?

Харви Риш: Нет, я бы сказал наоборот, невакцинированным стоит бояться вакцинированных. Они так же инфицированы, более того, возможно, даже более инфицированы, если вакцинированные люди инфицируются. Хорошо известно, что именно привитые люди производят мутантные штаммы, а не непривитые. Извращение представлений медицинского сообщества, которое говорит, что невакцинированные люди порождают мутантные штаммы, абсолютно лживо. Всё в точности наоборот. Известно уже 100 лет, что именно привитые более склонны к порождению мутантных штаммов.

Каждый день мы читаем новые обращения — то директоров похоронных бюро, то руководителей определенных региональных больниц в Нью-Йорке или где-либо еще — о том, что именно происходит, и какое соотношение между вакцинированными и невакцинированными, и что это не в пользу вакцинированных.

Ну, так зачем мы это всё ТАК делаем?

Что это за табун?

Если кто-то думает, что я могу только общаться с медведями, енотовидными собаками и прочими очаровательными существами, которые ходят в лесах Костромской области, и ни с кем больше я не общаюсь (ну, еще мои коммунары) — это глубокое заблуждение.

Во-первых, среди моих коммунаров люди, повторяю, получившие образование в разных странах мира, кандидаты наук, авторитетные врачи и прочее.

Во-вторых, мой круг общения гораздо шире, и люди, которые, в отличие от меня, сильно придавлены, так сказать, плитами вхождения в систему, по принципу noblesse oblige, «положение обязывает», — из них всё рвется, когда они встречаются конфиденциально. И рвется из них, прежде всего, научная информация. Это военные, в том числе, те, которые занимались боевыми вирусами.

А вы в курсе, что сотрудники лаборатории Лос-Аламос возмущены тем, что их принуждают к вакцинации, и подали иск в суд? Вы понимаете, что такое лаборатория Лос-Аламос? Поинтересуйтесь.

Дальше возникают три вопроса, которые требуют обсуждения.

Первый — политический. А вы не видите, что это всё начинает накаляться? Вот в большинстве своем, что делает честь религиозным людям, именно религиозные люди, находящиеся на правоконсервативном краю политического спектра, проявили твердость в том, что навязывание вакцин (не вакцины, а навязывание вакцин) является плохим делом. Но это сейчас. Правоконсервативные религиозные силы никогда не пойдут против государства и власти. Они будут очень скромно заявлять свою позицию, их влияние будет расти, а количество будет увеличиваться — это всё видно. Если нужны не отчеты в том, что покричали-покричали, даже громче, чем раньше, а отчеты о результатах, то видно, что это всё очень плохо происходит.

Но у меня есть семь-восемь симптомов того, когда леваки и те, кто их дергает с Украины, начинают вмешиваться в процесс. Там появляется другая семантика, другой кадр и всё прочее.

Этого нельзя допустить.

Россия не Дания, и не Швеция, и не Китай. Россия — это страна, которая всё время висит на волоске, и в ней всё время должны думать о консолидации общества. Везде надо думать, но тут — особенно.

Происходящее в политическом смысле становится всё более тревожным. Температура нарастает. Вы хотите это подавлять? Один неглупый человек сказал, что когда идет пожар, то люди могут выпрыгивать даже с двадцатого этажа — имеется в виду, что хватаемся за вакцинацию, потому что ничего другого нет. Это отдельный вопрос, и я его тоже буду обсуждать.

Но тогда я сказал, что это очень мрачно, с двадцатого этажа можно только насмерть. Но главное, сказал, не нужно тушить пожар керосином.

Какая-то женщина, если мне не изменяет память, по основной профессии гинеколог, руководящая какой-то из бюрократических структур, призванных, вообще-то говоря, защищать граждан от произвола медицинских органов, уже требует от своих сотрудников, чтобы они писали письма в прокуратуру и доносили на всех, кто проблематизирует вакцинацию…

Во-первых — charmante! — мы вернули фарс на 37-й год и благословили всяческое доносительство. Но это еще не всё — попробовала бы такая женщина при Сталине рассылать такие директивы! При Сталине все знали свое место, и были органы, которые бдили. А все остальные могли в порядке самодеятельности, одиночной.

Сегодня это делает какое-то непонятное бюрократическое ведомство, никакого отношения к этому не имеющее. Завтра это сделает какая-нибудь торговая сеть. Потом еще кто-нибудь. Вы считаете, что мы укрепляем систему? Мы ее разрушаем. Мы сейчас вопиющим образом разрушаем систему.

И поскольку президент России сказал, что всё должно быть добровольно и так далее, то, в конце концов, надо бы задуматься: собственно говоря, если в ответ на это такие демарши и всё прочее, то, собственно, не идет ли речь уже о том, что какие-то нервные барышни или лица мужского пола ему говорят: «А не пошел бы ты на три буквы?»

Вопрос ведь не в том, что на самом деле, — вопрос в образе, да? А мы потом что с этим образом будем делать?

Это переход в мелкодисперсные инициативы. Сталин за это вырезал всех инициативщиков, потому что хотел иметь устойчивую систему.

37-й год сам по себе отвратителен. Он вдвойне отвратителен, потому что на каждого человека, который хотел, пылая идиотским огнем, что-нибудь доложить родным органам, приходилось три человека, которые хотели получить лишнюю комнату в коммунальной квартире. Но в нем была логика. А то, что сейчас происходит — это логика хаотизированно нагнетаемого административного произвола. А когда враг и все, кто являются его пятой колонной, видят, что тема актуальна и нагрета, может начаться всё что угодно.

Зачем это нужно? В какой логике? Логике того, что люди за счет этого будут больше прививаться? Это Россия. Это — Россия!

Такой будет депутат или чуть-чуть другой — неважно. А будут ли колоть меня или, особенно, ребенка — важно. И каждый раз, когда идет обязаловка, это вызывает крайне негативную реакцию.

Теперь эту негативную реакцию решили смягчить тем, что всех, имеющих справку о вакцинации, будут проверять на антитела к Ad26. А одновременно господин Гинцбург сообщает The Lancet, что у пяти людей, которых вакцинировали его сотрудники, антител к Ad26 так и не возникло. Но это уже трагифарс!

Вопрос номер два, вокруг которого для меня достаточно много концентрируется, связан с проблемой так называемого параллельного общества.

По поводу этой проблемы интересно высказался в социальной сети Gab создатель этой сети Эндрю Торба. Что такое социальная сеть Gab?

Это абсолютно новое явление. Это нечто среднее между Twitter и Facebook. Лента формируется по тому же принципу, что в Twitter, но нет ограничений на размер сообщения. И это единственная крупная социальная сеть, в которой не запрещены альтернативные мнения по коронавирусу, по происхождению коронавируса и методам лечения, а также по поводу достоверности президентских выборов в США. Единственное, что жестко пресекается в Gab (и это очень умно) — это призывы к совершению насильственных действий в реальной жизни. Такие призывы сразу удаляются, учетные записи призывающих к насилию людей блокируются. И это правильно, как я считаю.

Так вот, этот Торба начал строить свою независимую от крупных спонсоров социальную сеть пять лет назад, в конце правления Обамы. Его пытались задавить. Финансируется это пользователями, массовыми пользователями. И администраторы сети относятся соответственно к пользователям, как к тому, от чего жизненно зависимы. А когда Трампа и его сторонников изгнали из Twitter и Facebook, а сеть Parler, которую пытались представить как альтернативу Twitter и Facebook, компания Amazon лишила надолго места на сервере, Gab, имеющий свои сервера, воспринял это как свой звездный час.

Торба называет всё, что происходит, наступлением глобалистской американской империи. Его сеть отказались обслуживать банки. Что он сделал? Он создал свою систему платежей и сильно подумывает о своем банке. Это всё время его главная идея — «Вы не даете мне места в чужих инфраструктурах, я создаю свою». Это касается, например, того, что символику Gab отказываются продавать крупные магазины — тогда они создают свой онлайн-магазин. Рекламщики отказываются рекламировать Gab — свои рекламные фирмы.

Огромное количество сообщений по поводу того, что детей изгнали из школы, работодатель или командование требует вакцинироваться или быть уволенным, иногда и пойти под трибунал в случае военных — Торба публикует документы, позволяющие добиться освобождения от вакцинации на основании религиозных убеждений. Создана группа по поиску вакансий для невакцинированных, которая имела огромный успех.

Но это всё осуществляется не само по себе (хотя если бы оно осуществлялось само по себе, оно всё равно было бы интересно), а на некой концептуальной основе. И я зачитаю эту основу.

Вот что говорит по этому поводу Торба:

«Мы должны сделать всё возможное прямо сейчас, чтобы мирно защитить нашу свободу, построить параллельное общество…»

Параллельная власть — это не мирно, это подрыв конституции, а параллельные общества никто не может запретить строить.

«Я не могу взять в толк, как люди не осознают неотложной ситуации, в которой мы находимся. Мы так много потеряли за последние восемнадцать месяцев, и мы никогда не получим этого назад, если не начнем сопротивляться прямо сейчас. Это означает, что нужно приложить усилия».

Для меня это ключевая фраза. Меня всегда пугает, что даже те, кто слушает и одобряет, не могут приложить усилия. Уже всё настолько низкоэнергийно, и внутри какая-то разлита слабость, что это усилие, напряжение, дух этого усилия — с ним плохо, а у Торбы с этим всё в порядке, и не у него одного.

«Возможно, вам потребуется, — говорит Торба, — найти новую работу. Возможно, вам придется переехать. Возможно, вам придется забрать детей из школы, возможно, вам понадобится найти нового врача, новую церковь, всё новое. Возможно, вам даже придется явиться на собрание местного городского совета и школьного совета, чтобы иметь возможность высказать свое мнение».

Ну, так сделайте это — это усилие! Не хотите усилия, тогда сдавайтесь, капитулируйте.

Вот что Торба, который опирается на глубоко религиозные круги, говорит по этому поводу, описывая параллельное общество:

«В параллельном обществе детей обучают на дому, выключают телевизор, удаляют учетную запись Facebook, читают Библию, уделяют больше времени своим детям, переезжают в район, где проживают разделяющие ваши ценности люди. Участвуют в местной, а не национальной политике. Находят церковь, которая не «просыпается» (то есть не проповедует критическую расовую теорию. — С.К.), поддерживают те предприятия, которые поддерживают ваши ценности. Читают и смотрят произведения тех людей, которые разделяют ваши ценности.

Из жизни людей из параллельного общества радикально удаляется всё, созданное разрушительной системой контроля и страха общества «глобогомо» (то есть глобализации и гомосексуализации).

Это будет непросто,  — говорит Торба, — невыгодно. Но это могут сделать и делают многие люди, оказавшиеся в таком же, как вы, положении».

Тут речь идет, конечно, о религиозных организациях. И я почему-то думаю, что поскольку в Америке есть мощные организации, именуемые иногда «сектами», с миллионами людей, то там эта реакция по принципу параллельного общества будет достаточно сильная. Я боюсь, что у нас это будет не так. Но я хочу обратить внимание на то, что судьба человечества решается в этом. Это моя личная точка зрения.

Когда Торба отвечает на вопрос: «Какова для вас цена вашей свободы?» — он отвечает так: «Для меня она стоит всего. Свобода молиться в своей церкви без разрешения государства. Свобода работать без принуждения к инъекциям вещества, в котором мое тело не нуждается. Свобода высказывать политическое мнение в Интернете, чтобы это не повлекло за собой блокирование в соцсетях, отказ в обслуживании банков. Свобода моих детей учиться без отвратительной и нездоровой грязной маски на лице в течение восьми часов в день. И им не должны говорить, что из-за своего цвета кожи они — зло.

Стоит ли прилагать усилия для сохранения и защиты этих свобод? Да, без сомнения. Если они вам нужны, вам лучше начать вести себя соответствующим образом, потому что никто не придет вас спасать. Ни политики. Ни президенты. Спасает только Иисус Христос, а Бог помогает тем, кто помогает себе.

Мы стоим перед выбором, поскольку мы переживаем одну из самых радикальных властных игр в истории человечества со стороны глобальной элиты. Мы можем заткнуться, надеть маску, принять четыре и более доз вакцин (их число растет), а обращаться с нами будут, как со скотом. Или мы можем мирно взять и покинуть всю их систему и проложить свой собственный путь вперед в параллельной экономике, параллельном Интернете и параллельном обществе».

Значит, Gab, вот эта сеть Торбы, в которую ушли многие сторонники Трампа, не является инструментом Трампа. Не прослеживаются даже никакие связи прямо между Трампом и Торбой.

Но число посетителей в сутки исчисляется миллионами и, согласно произведенной Торбой статистике, в американском сегменте интернета Gab уже опередил Twitter и набирает обороты.

Трампом больше, Трампом меньше, но ясно, что те, кто идут к Торбе — это голосовавшее за Трампа большинство, это не все избиратели. И это даже не все избиратели Трампа, это те, у кого есть драйв на то, чтобы абсолютно мирным путем, не нарушая никаких законов, строить среду, которая сообразна их представлениям о жизни.

Манифест Торбы, фрагменты из которого я только что зачитал, был написан до объявления Джо Байденом требований к частным компаниям об обязательной вакцинации, как и еженедельном тестировании сотрудников.

Теперь позиции Торбы усилились.

Итак, я обсудил два из трех вопросов.

Первый — это вопрос о политически тревожных тенденциях, радикальных, и совсем не теми, кто нам дорог, управляемых, которые рано или поздно будут оседлывать все эти идиотские действия администраторов, и мне иногда кажется, что часть из них понимает, что это так, и хочет этого. Я гоню такие скверные мысли, но они снова меня посещают. Меня ли одного?

Вторая тема — это тема параллельного общества, безумно мне близкая, потому что я считаю, что я-то его и строю, конечно, в очень скромных масштабах.

И тут возникает третья тема. Вы понимаете, какие-то мои передачи запрещал YouTube, а какие-то не запрещал. Но я считаю, YouTube не только как американский ресурс, но вообще как чей-то частный ресурс имеет право делать все, что он захочет. Каждый человек — кузнец своего счастья. Мне может быть выгодно выступать определенным образом или невыгодно, я могу делать то или другое, и я также понимаю, что у других есть свои выгоды.

Когда речь идет о каких-нибудь ресурсах в средствах массовой информации, которые заняли уж очень жесткую линию по поводу вакцинации: «Даешь-даешь! Даешь-даешь!» — то это их право. Это их позиция. Я не отношусь к этому ни с какими восклицаниями: «Боже, как это так?!» Но более того, если рассматривать то, что происходит, чуть-чуть прислушиваясь к Торбе, то почему, собственно говоря, надо спасать отечество на ресурсах, которые заняты чем-то другим?

Тут надо проявлять гибкость позиции, абсолютное уважение к тем, с кем ты взаимодействуешь, абсолютную дистанцированность. Потому что, когда твоя позиция уж слишком сильно отходит от позиции каких-то других людей, то избыточная коммуникация проблематизирует и твою позицию, и твой такт по отношению к этим людям. Зачем? А самое главное, что, как это ни трудно, но не невозможно — надо строить свои системы. Не сразу, сильно подумав, нужно строить свое телевидение и свои аспекты этой параллельной реальности. А в противном случае ты к чему-то призываешь других, а сам чего-то не делаешь. Нельзя с этим переусердствовать, надорваться или оказаться в смешном положении. Это нужно делать умно, спокойно и понемногу, но делать это придется. Как и многое другое.

И совсем напоследок. Когда я начал говорить о том, что ну вот посмотрите, со СПИДом пытались вакцинировать, но не получилось же, с гепатитом С пытались, но не получилось же — начались вопли, что никто не пытался ничего.

Ну, милые мои, ну чего вы кричите? Зачем? Ну очень сильно пытались.

Первые клинические испытания вакцины против ВИЧ были проведены по отношению к субъединичной биоинженерной вакцине определенного типа на 72 здоровых добровольцах в 1988 году. В результате какие-то антитела сформировались против кусочка — gp160. Но они не защищали от инфекции.

Следующей целью вакцинации стал оболочечный белок gp120, связанный с CD4 и обеспечивающий проникновение вируса в Т-хелпер клетки. Клинические испытания такой вакцины проводились в Северной Америке, Нидерландах, Таиланде с 1998 по 2003 год. В общей сложности в них участвовали 8 тысяч человек — очень много. Но вакцинация не привела к защите от заражения.

Так как стратегия по выработке антител против оболочечных белков ВИЧ оказалась неэффективной, следующим шагом стало использование вирусных векторов с целью выработки компонента Т-клеточного ответа. Однако испытания аденовирусных векторных вакцин с генами от структурных белков и ключевых ферментов ВИЧ, привлекшие 6 тысяч участников, были остановлены раньше срока в 2007 году, потому что оказалось, что вакцинированные заражались ВИЧ чаще, чем невакцинированные.

На данный момент два испытания похожих векторных вакцин ведутся в Африке южнее Сахары и среди лиц нетрадиционной ориентации в Западной Европе и Северной Америке. Но в том-то и беда, что какие-то отдельные удачи сразу же прервались. О, ура-ура, у нас там шестидесятипроцентный результат! Потом бабах! — тридцатипроцентный. Бабах! — еще меньше.

С гепатитом С было всё то же самое, ну абсолютно то же самое.

Так вот, вопрос о том, что делать, который задают всё чаще, не имеет однозначного ответа, но ответ имеется.

Нужно, во-первых, инвентаризировать всё, что есть. Просто когда вам говорят, что есть какие-то лекарства, то инвентаризируйте. Ковид — тяжелое заболевание, поэтому бороться-то надо. Кто-то говорит о совсем простых и универсальных вещах, в которых я всегда, к сожалению, сомневаюсь, но мало ли что. Ну, а кто-то говорит о вещах умеренно сложных, и вот уже и англичане, и другие обсуждают ряд гормональных препаратов, которые явно помогают достаточно сильно на определенных стадиях при определенных вариантах ковида. Но почему же нет?

И тут самый главный вопрос заключается в том, что такое вообще вакцина и что такое невакцинаторские лекарства. Смотрите, что происходит с вакциной?

Вы начинаете сложным способом запускать в ваш организм не убийц антигенов, а сам этот антиген в разных его вариантах: кусочный и некусочный. Значит, вы вкалываете… вы что вкалываете? Болезнь. Эта болезнь должна пробраться к вам в иммунитет, иммунитет должен подготовиться и начать бороться. Но вот здесь же есть сам этот антиген. А почему вам не ударить по нему? Почему вы должны заставлять иммунитет бить по антигену, а не лекарства бить по антигену?

Откуда это панвакцинаторство? Когда-то это здорово, когда-то нет. Почему только так? Почему лекарством нельзя ударить прямо по вирусу? Почему надо ударить лекарством по промежуточным структурам? Эти промежуточные структуры усилят вирус и мобилизуют иммунитет, а он потом ударит сюда. А почему вот так-то нельзя? Или вы хотите сказать, что так никто не делает? Но это же не так.

Идут массированные исследования в области подобного рода лекарств, и это тоже передний край молекулярной биологии, генетики и всего чего угодно. Это моноклональные антитела и всё, что дальше от них отходит в виде разных исследований. Никто не прекращал исследования лекарств, никто никогда не был безумен настолько, чтобы всё победить вакцинами. Где-то — да, хорошо, а где-то — нет.

Ковид — тяжелое заболевание, его надо лечить. Почему вся современная лекарственная система не должна получать соответствующие подпитки, и, кроме всего, соответствующих просто возможностей, с точки зрения интереса к ней и административной системы, и населения? И неужели у нас совсем нет талантливых людей, которые на разной основе, моноклональной, иной, совсем иной, могут начать бить лекарством по вирусу, а не так, чтобы вирус долбанул по тебе, усилился, потом ты бы в ответ на это начал с иммунитетом возиться, а потом бы дело дошло до того, что твой иммунитет разберется. Почему твой иммунитет должен разбираться?

И я, крайне мрачно смотря на всё происходящее с нашей административной системой и всем прочим, конечно, с какой-то очень-очень слабой надеждой услышал что-то. Президент России что-то сказал про лекарства. Вопрос, может ли административная система двинуться по этому направлению, что она может породить?

Ковид — не шутка, эти мутации — не шутка. А если это всё фаза номер один под фазу номер два — всё это совсем не шутка. Поэтому придется разбираться в сложнейших вопросах и искать реальные альтернативы вакцинам в условиях, когда никто не может показать, где эти вакцины помогли.

Вот если бы мне прямо показали данные, сказали: вот, смотрите, как всё спасает и всё кончается, я бы сказал: «Ура-ура!», но мы это нигде не слышим. Нет даже фальсификаций данных, которые позволили бы это услышать. Есть только грубое топанье ногами и статистика, в которой те фокусы с корреляцией, которые я показывал в передаче — только часть всего. Она достаточно мрачная.

Значит, нужно искать, и мы всё найдем. Это наш народ, наша страна, и ответственность за то, чтобы это всё было спасено, лежит не только на лицах, облеченных всеми полномочиями, а на всех гражданах. Зарыться головой в песок, аки страус, невозможно. Если начнутся крупные неблагополучия — какие там параллельные общества?

Нужно видеть масштаб вызова, нужно видеть колоссальную ошибочность пропагандируемых ответов, нужно отчетливо понимать, что единственная возможность сохранить общество — это добровольность. Нужно знать, что делать в условиях, когда напор чиновничьего табуна, и вот этого полуграмотного… будет усиливаться, и нужно думать о будущем, и думать о нем смело, находясь на переднем крае науки. И мы поговорим об этом в следующих передачах.

(Продолжение следует…)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER