Медики знают о COVID-19 не больше самих пациентов, а ответственность — на них

В Испании организаторов вакцинации обвинили во лжи и нарушении закона

Неизвестный автор. Шарлатан, продающий лекарства. XIX век
Неизвестный автор. Шарлатан, продающий лекарства. XIX век
Неизвестный автор. Шарлатан, продающий лекарства. XIX век

В настоящий момент в России мы наблюдаем очередное наращивание истерии на тему обязательной вакцинации от коронавируса. Следуя опыту западных стран, наши чиновники пытаются достичь тех же показателей вакцинации, что и на Западе.

Но опыт стран, где вакцинировали уже около 90% населения, показывает, что это далеко не решение проблемы. И общество уже требует привлечь к ответственности тех, кто организовал массовую вакцинацию непроверенными вакцинами вопреки санитарно-эпидемиологическим правилам и действующему законодательству.

Эксперт в области общественного здравоохранения Испании, бывший депутат и пресс-секретарь Конгресса по вопросам здравоохранения Анхелес Маэстро в статье в газете «Diario16» от 21 октября исследует нарушения национального и европейского законодательства санитарными властями при реализации массовой вакцинации от коронавируса.

Маэстро уже не раз заявляла в испанской прессе о нагнетании властями и СМИ страха в связи с пандемией коронавируса, а также о кризисе общественного здравоохранения, спровоцированном повальной приватизацией и оптимизацией государственных центров в предыдущие годы.

Маэстро обращает внимание читателей на использование информационной кампании, развернутой вокруг коронавируса. Она состояла из различных форм запугивания населения с применением гротескных описаний и изображений мертвых пожилых людей, объявления ЧС с присутствием армии на улицах городов, участия полицейских в форме и гражданской гвардии в пресс-конференциях по коронавирусу и жестоких репрессий протестующих против принимаемых мер.

В результате всего этого у населения сложилось ощущение надвигающейся катастрофы, смертельного риска заразиться — при общем коэффициенте смертности 0,8%. Негодование автора также вызывает использование систематической цензуры врачей и ученых, несогласных с официальной точкой зрения.

Все это позволило фармацевтическим компаниям быстро получить «условное разрешение» на препараты, которые они называют «вакцинами», в Европейском агентстве по лекарственным средствам (EMA). Получить же окончательное разрешение осталось невозможным из-за недостаточности необходимых клинических испытаний и проверки результатов временем, и применить эти экспериментальные препараты на всем населении.

Учитывая вышесказанное, Маэстро выражает серьезные сомнения в том, что действия властей во время пандемии реально соответствуют заявленной цели: защите населения от COVID-19. Однако еще больше вопросов у нее вызывает способ проведения массовой вакцинации, при котором практически не осуществляется четко прописанное в испанском законодательстве «информированное согласие» пациента.

В испанском законодательстве, регулирующем «автономию пациента и предоставление информации и клинической документации», четко прописано право пациентов быть информированными о побочных эффектах лекарств и препаратов. Это является неотменяемым условием для любого вида вмешательства: хирургического или фармакологического.

Закон также устанавливает ответственность властей за правдивое информирование граждан о состоянии здоровья общества.

«„Право на эпидемиологическую информацию“ определяет ответственность государственных органов за предоставление правдивой, понятной и адекватной информации, говорится в статье 6 закона 41/2002. Граждане имеют право знать о проблемах со здоровьем в обществе, когда они связаны с риском для общества или для их индивидуального здоровья, а также имеют право на распространение этой информации в достоверных, понятных и адекватных формах для защиты здоровья в соответствии с положениями Закона», — пишет Маэстро.

В статье 8 того же закона говорится, что каждый пациент имеет право быть предупрежденным в случае использования прогностических, диагностических и терапевтических процедур, применяемых к нему в рамках учебного или исследовательского проекта.

В этих случаях законом прописывается получение письменного согласия от пациента. Ответственным за предоставление адекватной и полной информации является медицинский персонал.

Так как вакцины от коронавируса имеют лишь «условное разрешение» Европейского агентства по лекарственным средствам (EMA), вакцинирование этими препаратами требует письменного «информированного согласия» пациента.

«Информированное согласие» подразумевает предоставление полной информации о возможных побочных эффектах со стороны участкового врача или терапевта и позволяет пациенту адекватно оценить преимущества и риски принимаемой процедуры. Только на основании полной и правдивой информации человек может свободно принять свое решение.

Вакцинация от COVID-19 в Испании проводится при практически полном отсутствии правдивой информации, пишет эксперт. Единственный вопрос, который медицинский персонал задает человеку перед инъекцией (даже не изучив историю болезней пациента) — имеется ли у него какая-либо тяжелая аллергия.

В большинстве случаев персонал даже не спрашивает, переболел ли человек коронавирусом. Женщин не спрашивают о возможной беременности или кормлении грудью и принимаемых противозачаточных средствах. Хотя уже доказано, что побочные эффекты, особенно сердечно-сосудистого характера, достаточно часто выявляются именно у молодых женщин.

Зачастую вакцинация проводится даже не в поликлиниках. Так, в Мадриде дошли до того, что вакцинировали в коммерческом центре El Corte Inglés, где врачи и вовсе не появлялись. Когда на консультации своего врача пациент спрашивает о совместимости вакцины с конкретным заболеванием или о сопутствующем лечении, ему обычно отвечают, что все, что связано с вакцинацией — вопрос не к ним, а к органам здравоохранения.

По мнению Маэстро, это является вопиющим массовым нарушением прав человека со стороны органов здравоохранения. Исключение врача из процесса вакцинации и незнание пациентом симптомов возможных побочных эффектов резко снижает возможность связать появившиеся симптомы с вакциной и исключает возможность эффективного информирования о побочных эффектах, как со стороны медицинского персонала, так и со стороны населения.

К этому следует добавить, что, как правило, сами медицинские работники не получают надлежащей подготовки, чтобы обнаруживать негативные эффекты вакцины и сообщать о них.

Коллапс системы первичной медицинской помощи, перегруженность врачей в поликлиниках и связанные с этим двухнедельные листы ожидания, переход на телефонные консультации привели к тому, что о побочных эффектах вакцины вообще никто не сообщает. Отсутствие времени, информации и ресурсов делает физически невозможным заполнение необходимой для этого документации.

Исключение медицинского персонала из процесса вакцинации против COVID-19, а также цензура и преследование тех, кто идет против официального дискурса, были осуждены Международным альянсом врачей и ученых-медиков на конгрессе по COVID-19 в Риме в сентябре 2020 года.

Декларацию, принятую на этом конгрессе, подписали более 12 тыс. медицинских специалистов по всему миру, в том числе несколько лауреатов Нобелевской премии. Один из ее разделов гласит: «Врачи должны отстаивать свое право назначать лечение, соблюдая принцип НЕ НАВРЕДИ. <…> Право пациентов получать полную информацию о рисках и преимуществах во всех случаях должны быть полностью восстановлены».

Автор статьи обращается к отчету американской системы сбора и анализа отчетов о побочных эффектов вакцин (VAERS) за период с 1 декабря 2007 года до 30 сентября 2010 года, в котором говорится, что обычно сообщается всего об 1% побочных эффектов вакцин.

Эта ситуация в настоящее время только усугубляется незнанием симптомов побочных эффектов вакцины против коронавируса, а также перегрузками в отделении первичной медико-санитарной помощи.

Европейская директива 2010/84/UE от 15 декабря 2010 года, регулирующая фармаконадзор, устанавливает обязанность фармацевтических компаний создавать для зарегистрированных, разрешенных лекарственных препаратов информационную систему, которая должна быть постоянно доступна для проверки. «Компетентные органы должны взять на себя обязательство осуществлять надзор за такими системами фармаконадзора».

Директива также устанавливает «важность для общественного здравоохранения дополнения информации, имеющейся на момент выдачи разрешения, новой информацией о безопасности и, в некоторых случаях, об эффективности разрешенных лекарственных средств».

Если эти меры должны осуществляться для лекарств, которые уже завершили клинические испытания, необходимые для их окончательной регистрации, то логично думать, что для тех лекарств, которые получили только «условное разрешение» — поскольку их безопасность и эффективность еще не доказана — должны периодически сообщать органам здравоохранения о ходе своих исследований и о решении проблем и минимизации рисков. В ответ на поступившие запросы, фармацевтические компании обязуются сообщать о побочных эффектах… в течение двух лет!

Тут надо обратить внимание на то, что властями ставится задача вакцинировать практически все население за один год. На данный момент в Испании, по данным правительства, вакцинировано уже около 90% населения!

Ниже автор приводит данные, которые фигурируют на официальной странице Испанского агентства по лекарствам и товарам для здоровья (AEMPS) относительно вакцины «Comirnaty» фармакологической группы Pfizer-BioNTech (наиболее распространенной в Испании):

На вопрос, снижает ли вакцина распространение вируса, Pfizer-BioNTech отвечает: «До сих пор неизвестно, в какой степени вакцинированные люди могут переносить вирус и распространять его».

По поводу беременных и кормящих женщин компания предупреждает: «Решение о введении вакцины беременным женщинам следует принимать после консультации с медицинским работником и с учетом рисков и преимуществ».

Pfizer-BioNTech описывает симптомы серьезных побочных эффектов, таких как тромбоз, миокардит, неврологические, почечные заболевания и пр., указывая, что о них следует сообщить вакцинированным, чтобы они, при необходимости, могли как можно раньше обратиться за медицинской помощью.

Рекомендация Pfizer-BioNTech по мерам предосторожности при введении вакцины звучит как жестокая ирония: «Как и все вакцины, Comirnaty следует вводить под тщательным медицинским наблюдением и при соответствующем лечении».

Во-первых, все это прямо противоречит официальной пропаганде, повторяемой в СМИ о безопасности и эффективности вакцин. В обратном случае было бы необходимо перед вакцинацией давать «правдивую и адекватную» информацию, которую люди не получают, пишет Маэстро.

Во-вторых, техническая информация, в том числе и от самих фармацевтических компаний, опубликована где-то на сайте AEMPS и Министерства здравоохранения, но она не является доступной для подавляющего большинства населения. Сам факт ее существования «где-то на сайте» не может служить оправданием для органов здравоохранения за неисполнение их обязанности информировать широкую общественность и самого пациента перед тем, как у него запросят согласие на вакцинацию.

Более того, предварительное информирование пациента не только полностью отсутствует, но органы здравоохранения и избранные ими «эксперты» занимаются формированием общественного мнения, скрывая побочные эффекты и создавая ложный образ полной безопасности вакцины.

В связи с этим Маэстро напоминает, что по условиям соглашения, достигнутого ЕС с фармацевтическими компаниями в августе 2020 года, сами правительства должны будут компенсировать пострадавшим от вакцины из бюджета. Фармкомпании сняли с себя ответственность за все возможные издержки для здоровья. Но ЕС договорилась с фармацевтическими компаниями и начала закупать миллионы доз вакцин еще до завершения скудных клинических испытаний, которые продолжались всего два месяца.

Затем в статье отмечается удивительно небольшое количество смертей после вакцинации, фигурирующее в отчетах Испанского агентства по лекарствам и товарам для здоровья (AEMPS) по сравнению с отчетами таких же агентств в других странах. Отмечается также недостаточность информации о причине смерти, сопутствующих заболеваниях и времени от вакцинации до смерти в испанской системе фармаконадзора.

В отчете AEMPS указывается, что в Испании после вакцинации умерло 300 человек, в то время как американская система уведомления о побочных эффектах VAERS сообщает, что в Соединенных Штатах вакцины против COVID-19 вызвали на 40% больше смертей за первые семь месяцев 2021 года, чем все другие существующие вакцины за 31 год.

В Великобритании сообщается, что в первые шесть месяцев вакцинации против коронавируса зарегистрировано на 407% больше смертей, чем в общем от всех других вакцин за последние 11 лет. В Англии, с общей численностью населения 56 млн человек, в течение 21 дня после вакцинации в первые шесть месяцев 2021 года умерли 30 305 человек. В Шотландии с населением 5,5 миллиона человек в течение 28 дней после вакцинации умерло 5 522 человека. Этот последний расчетный период используется также для определения смертности от COVID-19; то есть, если смерть наступила через 28 дней после положительного результата теста, считается, что причиной смерти стал коронавирус.

Автор статьи отмечает, что европейская система фармаконадзора EUDRA2 абсолютно не прозрачна в отношении информации о смертях после вакцинации. Возможно, такая ситуация как-то связана с тем фактом, что нынешний директор Европейского агентства по лекарственным средствам Эмер Кук, избранная на эту должность в июле 2020 года, то есть в разгар пандемии, ранее работала директором по научным вопросам и регуляции на Европейскую ассоциацию фармацевтической промышленности (EFPIA) в Брюсселе и теперь лоббирует интересы фармацевтического сектора в ЕС.

«Если мы посмотрим на данные из Англии, может ли кто-нибудь в здравом уме поверить, что там может быть 30 305 смертей от вакцины от коронавируса, а в Испании, где всего на 8 млн жителей меньше, всего 300 смертей? Как это возможно, что две территории с одинаковыми общими показателями здоровья, услуг, заболеваемости и вакцинации могут так сильно различаться по количеству смертей?», — пишет Маэстро.

Далее автор ставит под сомнение вакцинацию детей и подростков, которая в Испании проводится практически насильственно:

«Риск серьезных побочных эффектов от мРНК-вакцин еще выше среди молодого населения. Несколько исследований, проведенных в США по официальным данным (VAERS), показывают, что риск госпитализации из-за миокардита у мальчиков в возрасте от 12 до 17 лет без сопутствующих заболеваний после второй дозы вакцины в 3,7–6,1 раза выше, чем госпитализация из-за заражения коронавирусом в той же возрастной группе.

Эти факты, уже доказанные в разных странах, побудили Соединенное Королевство ограничить вакцинацию в детском и подростковом возрасте тем, кто принадлежит к группам риска. В других странах, таких как Швеция, Финляндия и Дания, вакцинация препаратом Moderna приостановлена для лиц моложе 30 лет.

В Испании не имеется какой-либо информации о побочных эффектах, поэтому органы здравоохранения, СМИ и система образования пропагандируют массовую вакцинацию среди лиц старше 12 лет, что приводило даже к случаям насилия в учебных заведениях и угрозам дискриминации для студентов».

Анхелес Маэстро заявляет, что органы здравоохранения в случае вакцинации от COVID-19 грубо нарушают действующее в стране законодательство. Закон возлагает ответственность за предварительное информирование пациента о возможных побочных эффектах от прививки и получение согласия на медицинский персонал, который зачастую просто устраняется из процесса вакцинации.

Таким образом, общество становится жертвой конгломерата политических, экономических и медийных интересов, которые намеренно скрывают научную информацию и на практике препятствуют осуществлению суверенитета и автономии человека над собственным здоровьем, которое охраняется законом.

Побочные эффекты от вакцин постепенно становятся известными, их список расширяется, но еще неизвестны побочные эффекты, которые могут появиться в среднесрочной и долгосрочной перспективе, поскольку еще не прошло достаточно времени.

В конце Маэстро задает вопрос, который должен касаться всех сознательных и ответственных людей: «Можем ли мы продолжать мириться с тем, что нарушаются законные права на информацию, автономию и суверенитет пациента экономическими властями и СМИ, которые, в свою очередь, контролируют политическую власть, независимо от партии, которая находится у власти?»

Читайте также: Американский врач назвал происходящее с вакцинами биотерроризмом

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER