В 1945 году Красная Армия освободила Освенцим и показала миру, какого рода преступный режим был союзником Испании

Как в Испании не получилось приравнять коммунизм к фашизму

Испанская
Испанская «Голубая дивизия» в бою под Ленинградом 1941 год
Испанская «Голубая дивизия» в бою под Ленинградом 1941 год

Крупным скандалом в испанском парламенте закончилась на прошлой неделе попытка правой Народной партии (Partido Popular) сделать так, чтобы Испания присоединилась к резолюции Европарламента 2019 года «О важности европейской исторической памяти для будущего Европы». Это тот самый документ, в котором Европарламент осудил договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова — Риббентропа) и приравнял коммунизм к фашизму.

Выступая с парламентской трибуны, официальный представитель Народной партии Консепсион Гамарра Руис-Клавихо, более известная как Кука Гамарра, заявила, что ее партия еще в ноябре прошлого года предлагала Испании присоединиться к осуждению нацистского и коммунистического «тоталитаризмов». По ее словам, эта «историческая» европейская резолюция является «ключевой для определения степени приверженности испанских партий к демократии и европейским ценностям». Вот почему Народная партия настаивала, чтобы правительство Испании присоединилось к резолюции, осуждающей нацистские и коммунистические тоталитарные режимы «не делая между ними никаких юридических и моральных различий». Однако тогда, в ноябре, конституционная комиссия парламента проголосовала против.

Теперь, по утверждению Гамарры, «испанский народ» задается вопросом, как в принципе могло быть отвергнуто предложение, которое не должно вызывать никаких сомнений, и что это за партии, которые не захотели присоединиться к такой «фундаментальной и даже элементарной» резолюции? Кто, искренне удивлялась оратор, может настолько страдать амнезией и тоталитарным изменением сознания, чтобы не захотеть присоединиться к запрету распространения идеологий коммунизма и фашизма?

Такими партиями-отщепенцами, естественно, оказались все представленные в парламенте левые партии. Это две правящие партии, из которых сформировано коалиционное правительство: Испанская социалистическая рабочая партия (PSOE) и ультралевая «Вместе мы можем» («Unidas Podemos»), а также левые отделенческие партии Каталонии и Страны Басков.

Осудив левые партии за приверженность к коммунизму и назвав баскскую партию «Бильду» наследницей террористической организации ЭТА, оратор заявила, что Народная партия дает парламенту второй шанс присоединиться к Европарламенту в осуждении коммунизма и фашизма.

Поскольку Народная партия была учреждена бывшими министрами правительства Франко, а расследование преступлений диктатуры, несмотря на неоднократные призывы ООН, в Испании до сих пор запрещено законодательно, то у противников резолюции нашлось что ответить Гамарре.

Они указали, что при всем уважении к Брюсселю, коммунизм к фашизму приравнять невозможно. Резолюция Европарламента требует осудить коммунизм, фашизм и все другие «тоталитарные» режимы, а также чтить и сохранять память о жертвах этих режимов. В Испании 40 лет была свирепая диктатура. Ее нужно осудить, но если вместе с этим осудить коммунизм, то как чтить жертв диктатуры? Ведь ими в первую очередь были коммунисты, боровшиеся, как указали Гамарре оппоненты, за свободу и демократию. Это испанские коммунисты покоятся в братских могилах вдоль дорог, это они гибли во франкистских и фашистских лагерях.

Разумеется, Народной партии, которая множество раз голосовала против резолюций об осуждении франкизма, совершенно не нужно его осуждать. Ей важно осудить коммунизм без осуждения франкизма, получив в том числе и политические дивиденды. Какую легитимность могут иметь партии, связанные с осужденной идеологией коммунизма? Тогда в парламенте будут править бал правые и ультраправые — наследники франкистов.

Приводим здесь самый яркий из ответов представителю Народной партии — речь депутата от «Бильду» Оскара Матуте. Речь переведена на русский язык с небольшими сокращениями.

«Председатель, господа! Для того, чтобы не впасть в беспамятство, потому что известно, что народ, который забывает свою историю, обречен на ее повторение, позвольте мне начать с одной истории. 23 октября 1940-го один беспринципный диктатор, которого звали Франсиско Франко, приехал в баскское местечко Эндай, чтобы встретиться с другим беспринципным диктатором — Адольфом Гитлером. За три года до этого Гитлер помог Франко и послал легион «Кондор», чтобы истребить население Герники, уничтожить обратившихся в бегство жителей Андалузии, бомбить Мадрид, Барселону, Аликанте и Теруэль.

За Франко остался должок, и в вагоне нацистского поезда Гитлер попросил своих испанских братьев, чтобы они помогли ему победить коммунизм. (…) Несколько месяцев спустя Франко послал Голубую дивизию бороться с коммунизмом. Эта история слишком известна. Волею судеб Голубая дивизия проиграла в Сталинграде (Ленинграде — прим. ИА Красная Весна). 27 января 1945 года Красная Армия освободила Освенцим и показала миру, какого рода преступный режим был союзником Испании в течение последних лет. Кроме миллиона евреев, в этом лагере смерти умерли 1,2 тыс. республиканцев, которые убежали от франкистского террора, многие из них — коммунисты, с коммунистической идеологией — не теологией. (…)

Мне бы рассказать вам и другую историю. 20 апреля 1963 года франкистский режим пытал и казнил коммунистического лидера Хулиана Гримау, после скорого суда, приговорившего его без доказательств. После международных протестов, режиму Франко пришлось дать свои объяснения. Франкистский министр выступил на пресс-конференции, где оправдал это преступление. Имя его вам знакомо — это Мануэль Фрага, потом он стал основателем вашей собственной партии (Народной партии — прим. ИА Красная Весна).

Но у меня есть и третья история. 20 января 1969 года франкистская полиция арестовала студента-коммуниста Энрике Руано, который загадочно выпал из окна седьмого этажа. Угадайте, кто организовал кампанию для оправдания смерти Руано? Конечно, тот же самый Мануэль Фрага, который распорядился опубликовать в газете ABC его подправленный дневник, чтобы навести публику на мысль, что молодой человек имел суицидальные наклонности. После господин Фрага, тот самый вездесущий Фрага, позвонил по телефону родителям жертвы и приказал им прекратить доискиваться до причин смерти сына, если они не хотят, чтобы их дочь ждал тот же конец.

Вы, господа из Народной партии, представили сегодня предложения, где пытались унизить жертв франкизма, многие из которых коммунисты, пытаясь приравнять их к преступной идеологии третьего рейха. И вы делаете это только для того, чтобы обелить свою нечистую советь. Чтобы мы тоже забыли, каково было происхождение основателя вашей партии и той идеологической линии, которую продолжает политика вашей партии.

Это ваш первородный грех, а не наш. Раз уж вам так уж нравится говорить о наследии и наследниках. Вы — г-да из Народной партии внесли сегодня предложение осудить нацизм, как если бы правительство [Мариано] Рахоя не чествовало в 2013 году Голубую дивизию. Или как если бы ваш основатель, г-н Мануэль Фрага, не подписал в 1971 году манифест в пользу освобождения Рудольфо Гесса — второго человека в нацистском режиме Гитлера.

Вы приходите сюда осудить нацизм, как если бы у вас не было соглашений с ультраправой партией, в избирательных списках которой старые и известные неонацисты! Мы будем голосовать против и сделаем это из-за простого и ясного убеждения и из-за антифашистской памяти. В память стольких демократов, которые отдали лучшее в своей жизни, чтобы мы сегодня могли быть здесь и говорить с трибуны. (…) Если вы действительно хотите справедливости, исправления ошибок и сохранения памяти всех жертв, прекратите кивать на коммунизм и начните убирать в своем собственном доме. Потому что в конце концов у нацистов был свой Нюрнберг, а здесь франкисты заболели амнезией и навязали ее всем согражданам.

Мы продолжим чтить память коммунистов, которые сражались за свободу и справедливость, и продолжаем вдохновляться их стихами и текстами (…)».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER