Можно предположить, что резолюция ООН больше является именно угрозой, которая покажет серьезность намерений. Вероятно, так Запад хочет заставить элиты России стать более сговорчивыми 

Запад собрался ограбить Россию с помощью ООН?

Уильям Робинсон Ли. Ограбление (фрагмент). 1903
Уильям Робинсон Ли. Ограбление (фрагмент). 1903
Уильям Робинсон Ли. Ограбление (фрагмент). 1903

14 ноября на голосовании Генассамблеи ООН была принята резолюция, которая признает необходимость создать механизм возмещения Россией убытков Украины от российской спецоперации.

Документ был принят с небольшим перевесом голосов. Ее поддержали 94 государства из 181. Среди них — Украина, ее западные союзники, страны Прибалтики, Грузия, Молдавия, а также почти все страны Южной Америки. Документ поддержали также Мексика, Катар, Афганистан, Турция и другие страны.

14 стран выступили против резолюции: сама Россия, а также представители Китая, Белоруссии, Кубы, Ирана, Сирии, ЦАР, КНДР, Никарагуа, Эритреи, Эфиопии, Мали, Багамских островов, Зимбабве. 73 страны воздержались при голосовании. Среди них стоит отметить оставшихся членов БРИКС, а также Египет, Израиль, Пакистан, Сербию, Саудовскую Аравию и ОАЭ.

Сама по себе резолюция Генассамблеи, в отличие от резолюции Совбеза ООН, не является обязательной к выполнению, однако ее признание — достаточно серьезный шаг для начала кампании по конфискации замороженных российских активов.

Активы России

Резолюция не описывает конкретные механизмы «возмещения ущерба» Киеву. Ясно, что сценарий, в котором Россия сама согласилась бы на выплаты в адрес Киева, рассматривать не стоит.

Поэтому понятно, что речь идет именно о передаче Украине зарубежных российских активов. Их заморозка началась с первых же дней спецоперации. Точный размер замороженных средств оценить проблематично, но примерно оценить его возможно.

В конце июля Вашингтон сообщил, что США и их союзники заблокировали российские активы на $330 млрд долларов. Из них около $300 млрд — активы Центробанка страны, а оставшиеся $30 млрд являются средствами российских частных лиц, попавших под санкции.

Однако в эту сумму не входят заблокированные ценные бумаги, принадлежащие гражданам России. По разным оценкам их размер составляет $30-100 млрд. То есть можно говорить о замороженных российских активах на $350-400 млрд.

Аппетиты Украины

В первые же дни спецоперации Киев заявил о катастрофических экономических потерях от боевых действий. Разные политики оперировали разными цифрами. В мае президент страны Владимир Зеленский заявил о потерях в $600 млрд.

В июле на конференции в Локарно Киев представил план восстановления уже на $750 млрд. В сентябре аппетиты Киева несколько уменьшились. Премьер-министр страны Денис Шмыгаль заявил о потерях в $326 млрд, что подозрительно напоминает сумму замороженных российских активов, озвученную минфином США.

Позиция украинской стороны заключается в том, что потери должна компенсировать Россия путем выплаты репараций после перемирия. Не забывают украинские политики и о замороженных активах, заявляя, что было бы справедливо передать их Украине в качестве компенсации.

Изъятие активов

В принципе власти западных стран не отвергают саму идею изъятия российских активов и передачи их на нужды Украины. Понятно, что большая часть средств пойдет на погашение кредитов и оплату военной техники, поставленной Киеву.

В Европе изучением вопроса занимается созданная в марте Специальная группа по замораживанию и аресту. Главным препятствием для изъятия российских средств европейские власти называют то, что по закону для него необходимы уголовные дела, а санкции являются всего лишь административными.

При этом даже в случае уголовного преследования процесс ареста является весьма трудоемким и времязатратным, сообщают органы Еврокомиссии.

Ответные меры

Однако представляется, что основным препятствием на пути изъятия российских активов являются вовсе не юридические формальности. Запад продемонстрировал, что в случае необходимости законность может быть легко и непринужденно поставлена на службу политической целесообразности.

Можно предположить, что главных ограничителей три. Во-первых, изъятие средств в подобном масштабе будет являться беспрецедентной акцией. Даже средства Ирана, который десятилетиями находится под западными санкциями, были не арестованы, а заморожены, что подразумевает их возможный возврат владельцу в будущем.

Изъятие же сотен миллиардов долларов поставит под сомнение надежность западной финансовой системы: ее уже не будут рассматривать как надежную гавань, куда можно отправить средства, чтобы переждать какие-либо потрясения. Репутация — сверхценный актив, который сильно пострадает от подобного ограбления.

Второй момент заключается в том, что в ответ на изъятие своих зарубежных активов Россия может ответить симметрично — конфисковать западные активы внутри страны. А они весьма существенны и примерно равняются нашим международным активам.

Третья же издержка подобных действий для Запада заключается в том, что, ограбив российских олигархов, противники России лишаются существенного рычага давления. Если тебя уже ограбили, то угрозы ограбления на тебя больше не подействуют.

Можно предположить, что резолюция ООН больше является именно угрозой, которая призвана продемонстрировать российским элитам серьезность намерений. Вероятно, таким образом Запад хочет заставить российские элиты стать более сговорчивыми.

В случае же если все-таки будет принято решение об ограблении России, то подобная резолюция поможет придать процессу видимость международного одобрения, что несколько смягчит подрыв доверия к западным финансовым структурам.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER