Кто именно при этом 22 ноября 1963 года нажал на курок и сделал смертельный выстрел — Ли Харви Освальд или кто-то другой — уже дело десятое. Плохо, когда рядом есть люди, желающие тебе смерти, но еще хуже, когда вокруг тебя нет тех, кто сильно хочет, чтобы ты жил

Путешествия с партиями в поисках американского фашизма. Почему убили Кеннеди

Кеннеди и Никсон перед первыми президентскими дебатами
Кеннеди и Никсон перед первыми президентскими дебатами
Кеннеди и Никсон перед первыми президентскими дебатами

Убийство Джона Фицджеральда Кеннеди — это совершенно особое событие для американского массового сознания, сравнимое по значимости разве что с японской атакой на Перл-Харбор и с терактами 11 сентября 2001 года. Спросите любого американца 1956 года рождения или старше об этом событии, и он вам точно скажет, где он был и что делал, когда узнал, что президента Кеннеди застрелили.

Это убийство, как ни одно другое, погружено в пучину спорящих как с официальной версией, так и друг с другом гипотез о заговоре. Есть люди, посвятившие всю свою научную карьеру и жизнь выяснению того, кто же убил Кеннеди и кто стоял за убийством. Поэтому было бы глупо и нескромно предполагать, что в пределах одной статьи из газетного цикла, посвященного близкой, но всё-таки другой теме, можно раз и навсегда расставить все точки над i и дать свое авторитетное заключение о событиях, произошедших в Далласе 22 ноября 1963 года.

Но в рамках исследования истории американского глубинного государства нельзя ничего не сказать об убийстве Джона Кеннеди или ограничиться дежурным пересказом общеизвестных фактов, если мы хотим понять что-то актуальное для сегодняшнего дня.

Итак. Внутри истеблишмента Восточного побережья особое место всегда занимали «Бостонские брахманы» — старые семьи, участвовавшие в основании Бостона и колонии Массачусетс в начале XVII века. Эта группа формировала ядро высшего общества, принимая в свой круг представителей «новых денег» неохотно и по очень строгим, неформальным критериям.

Если на обычные старые семьи Бостона «брахманы» взирали просто снисходительно, то ирландцы воспринимались как низший сорт, в каком-то смысле хуже, чем негры. Негры были на Юге, а это далеко, поэтому богатые жители Бостона могли делать призывы к отмене рабства, никак не соотнося эти призывы с собственной жизнью. Другое дело ирландцы, начавшие массово прибывать в США во время «картофельного» голода 1845–1849 годов. Бедствующие ирландские католики были культурно и религиозно чужды англосаксонским протестантам Новой Англии, а их бедность воспринималась как склонность к преступности и аморальному поведению.

Отделенные от «хороших семей» Бостона социально-экономически и географически, компактно проживающие в Восточном Бостоне ирландцы выстраивали собственные общественные и экономические структуры. В существенной степени они попали под опеку ордена иезуитов. Сам орден перестал быть запрещенным в штате Массачусетс только в 1814 году, но уже в 1825 году он получил своего человека на бостонском епископском престоле. В 1863 году основали Бостонский колледж в качестве прямого конкурента протестантскому Гарварду. Это дало ирландцам свой канал социальной мобильности через высшее образование.

Патриарх клана Кеннеди в Америке Патрик и его жена Бриджет прибыли из Ирландии в Бостон в 1849 году. Патрик накопил солидное состояние за счет импорта виски. Их младший сын Патрик Джозеф Кеннеди попал в орбиту местной политической машины Демократической партии и стал успешным политиком местной величины.

Однако его старшего сына Джозефа такие масштабы совсем не устраивали. Джозеф Кеннеди стремился «прыгнуть выше головы», а для этого ему нужно было вырваться за рамки ирландского шаблона. Вместо Бостонского колледжа он пошел учиться в Гарвард, где хотя учился весьма посредственно, но зато блестяще общался с отпрысками «Бостонских брахманов» и готовился вступить в высшее общество. Жениться он всё-таки решил на католичке, но не на простой, а на дочери первого ирландского мэра Бостона — Роуз Фицджеральд.

Джозеф Кеннеди оказался весьма успешным спекулянтом на рынке ценных бумаг и недвижимости. Существуют легенды о том, что он якобы участвовал в махинациях на подпольном рынке спиртного во время действия сухого закона в США, но большинство историков сомневается в правдивости этих сведений. Намного меньше сомнений существует о связях Джозефа Кеннеди с организованной преступностью, ко временам Великой депрессии в значительной степени захватившей в крупных американских городах профсоюзные организации, тесно интегрированные в местные политические машины Демократической партии.

Джозеф Кеннеди активно поддерживал избрание президентом Франклина Рузвельта и в награду получил кресло председателя вновь создаваемой Комиссии по ценным бумагам. С 1938 по 1940 год он был послом Рузвельта в Великобритании. Там он допустил ряд серьезных просчетов. В качестве посла Кеннеди сначала открыто выступал в поддержку политики замирения с фашистской Германией, а с началом войны принял жесткую изоляционистскую позицию и открыто выступал против ленд-лиза для Великобритании. Его слова не шли вразрез с делами. Когда фашистская Германия развернула кампанию воздушных бомбардировок Великобритании, Кеннеди предпочитал отсиживаться в загородной резиденции, чем нанес смертельное оскорбление сплотившимся вокруг горящего Лондона англичанам. И наконец, уже во время войны Джозеф Кеннеди без ведома Госдепартамента искал встреч с Адольфом Гитлером, «чтобы достичь лучшего взаимопонимания между Соединенными Штатами и Германией».

Провалив в качестве посла у ключевого союзника все свои задачи (ну почти все — он сумел сосватать свою дочь Катлин маркизу Хартингтону), Кеннеди тем самым потерял доверие президента и больше не назначался на значимые государственные посты, но оставался одним из самых богатых людей в США.

Тем не менее, несмотря на большие деньги и политическую влиятельность, Джозеф Кеннеди и его сыновья продолжали восприниматься «Бостонскими брахманами» и истеблишментом Восточного побережья в целом в качестве выскочек.

Своих сыновей Джозефа-младшего, Джона, Роберта и Эдварда Джозеф Кеннеди сознательно готовил к политической карьере. Первенца Джозефа-младшего Роуз Кеннеди еще при рождении окрестила будущим президентом США, но он был убит в воздушном бою в 1944 году. Пережив смерть первенца, Джозеф-старший решил готовить к борьбе за президентское кресло своего второго сына Джона. Джозеф Кеннеди, будучи союзником и другом сенатора Маккарти, пристроил к нему в качестве помощника Роберта, тем самым создав проблемы для Джона, к тому времени ставшего сенатором и теперь столкнувшегося с необходимостью проявлять к Маккарти больше мягкости, чтобы не навредить своему брату.

В 1960 году Джон Фицджеральд Кеннеди победил сначала в борьбе за выдвижение от Демократической партии, а затем и за пост президента. В свои тогдашние 43 года он готовился стать самым молодым президентом в истории страны. Став кандидатом от Демократической партии, Кеннеди предложил своему главному сопернику — сенатору от Техаса и главе фракции демократов в сенате Линдону Джонсону стать его вице-президентом в случае победы, на что Джонсон согласился. Этот шаг удивил как окружение Кеннеди, так и сторонников Джонсона, так как антипатия между двумя сенаторами была общеизвестным фактом. К тому же после отказа от позиции лидера сенатского большинства в обмен на преимущественно символическое вице-президентство положение Джонсона становилась объективно слабее.

Если верить киноактрисе и видной фигуре консервативного движения Клэр Бут Ли, Линдон Джонсон ей так объяснил свое решение согласиться быть вице-президентом Кеннеди: «Я проверил. Каждый четвертый президент умирал на посту. Я азартный человек, дорогая, и это единственный шанс, который у меня есть».

Слова Джонсона об ожидании смерти молодого кандидата в президенты не обязательно говорят о каких-то тайных планах. Болезненность Джона Кеннеди была секретом Полишинеля. В 30 лет ему был поставлен диагноз болезни Аддисона — хронической недостаточности коры надпочечников, не позволяющей Кеннеди самому вырабатывать гормоны, критически важные для поддержания нормальной жизнедеятельности. Эти гормоны нужно было постоянно восполнять. К моменту своей инаугурации у самого молодого президента в истории США был богатый опыт стояния у порога смерти — его уже успели четырежды соборовать.

Существуют сведения, в том числе из интервью личной секретарши Джона Кеннеди Эвелин Линкольн, что на Кеннеди было оказано давление, чтобы тот предложил вице-президентство Джонсону. Было якобы сказано, что в противном случае директор ФБР Джон Эдгар Гувер, друг и сосед Джонсона, слил бы компромат о множественных адюльтерах Кеннеди.

Существует и более прозаичное объяснение. Кеннеди понимал, что он не сможет победить выдвинутого республиканцами Ричарда Никсона без поддержки консервативных южных демократов, массово поддержавших на съезде партии Джонсона. Учитывая то, что Кеннеди в итоге победил Никсона с минимальным отрывом, даже включив мафиозно-профсоюзные связи отца, это, наверное, действительно было так.

В американском массовом сознании отложилась память о президентских выборах 1960 года как о первых «современных» медийных президентских выборах. Действительно, именно дебаты Кеннеди и Никсона впервые транслировались по телевидению, и Кеннеди сыграла на руку возможность продемонстрировать свою молодость и фотогеничность. Но победа Кеннеди на самом деле была далека от решительной. Он опередил Никсона всего лишь на 112 тыс. бюллетеней из более чем 34 млн посчитанных общим голосованием. Сколько из этих голосов были сфальсифицированы — это отдельная песня. Среди республиканцев есть расхожее мнение, что у Никсона украли победу на этих выборах. Как любят говорить американцы, некоторые вещи никогда не меняются.

Пассажиры в Нью-Йорке читают об убийстве Джона Кеннеди
Пассажиры в Нью-Йорке читают об убийстве Джона Кеннеди
КеннедиДжонаубийствеобчитаютНью-ЙоркевПассажиры

Заполучив Белый дом, Кеннеди было необходимо укомплектовать свой кабинет. Собственного кадрового резерва у него не было, кроме брата Роберта, назначенного им генеральным прокурором по настоянию отца. За советами по укомплектованию кабинета новый президент обратился к нашему старому знакомому по «Черепу и костям» и президентствам Трумэна с Эйзенхауэром — «мудрецу» Роберту Ловетту.

Ловетт сам был сторонником Никсона, но с удовольствием дал несколько ценных кадровых советов новому президенту. По настоянию Ловетта государственным секретарем Кеннеди назначил южного демократа Дина Раска — главу фонда Рокфеллера, который он возглавил во многом благодаря своей дружбе с Джоном Фостером Даллесом.

Министром обороны у Кеннеди стал недавно назначенный президентом компании Форда Роберт Макнамара — технократ, возглавлявший во время Второй мировой войны Управление по статистическому контролю ВВС. Важным сторонником назначения Макнамары был глава Goldman, Sachs & Co. и важный финансовый донор Демпартии Сидни Вайнберг.

Министром финансов у Кеннеди стал друг семьи Рокфеллеров республиканец Кларенс Дуглас Диллон — заместитель госсекретаря при Эйзенхауэре, а перед этим возглавлявший совет директоров основанного его отцом инвестиционного банка Dillon, Read & Co.

Советником по национальной безопасности Кеннеди назначил потомственного члена «Черепа и костей», аналитика Совета по международным отношениям (CFR) Макджорджа Банди. Банди во время Второй мировой войны стал помощником военного министра Генри Стимсона — друга семьи Банди. В CFR Банди вместе с будущим главой ЦРУ Алленом Даллесом, Джорджем Кеннаном и будущим президентом США Эйзенхауэром работал над анализом результатов исполнения плана Маршалла и его секретной части, из которой выросла террористическая сеть «Гладио».

Директором ЦРУ Кеннеди оставил доставшегося ему по наследству от Эйзенхауэра Аллена Даллеса. Вместе с ним Кеннеди достались по наследству секретные операции ЦРУ от Кубы до Вьетнама.

Джон Макклой, вышедший на пенсию из рокфеллеровского Chase Manhattan Bank и возглавлявший Совет по международным отношениям и Фонд Форда, министром становиться отказался. Специально для него придумали должность советника президента по разоружению.

И, наконец, вице-президент Линдон Джонсон. Вице-президентство в США — это уникальная должность в том смысле, что из нее можно сделать всё что угодно. Для очень многих вице-президентов этот пост был чисто формальным. Есть и обратный пример, когда вице-президент при Джордже Буше-младшем Ричард Чейни стал фактически самым влиятельным человеком в государстве. И есть примеры, находящиеся где-то посередине этого спектра формальности. Чаще всего вице-президенты пользуются этим постом, чтобы углубленно заняться каким-то одним вопросом. Для вице-президента Джонсона этой сферой особых интересов была космическая программа.

А там, где речь идет об американской космической программе 1960-х, там возникает тема операции «Скрепка» и тайного вывоза в США ученых из фашистской Германии, в том числе группы ракетчиков во главе со штурмбанфюрером СС Вернером фон Брауном. Впрочем, тема «Скрепки» и фон Брауна достаточно важна, чтобы стать предметом отдельного обсуждения в дальнейшем.

Здесь же мы просто вспомним, что Линдон Джонсон, в отличие от большинства министров Кеннеди, относился не к классическому истеблишменту Восточного побережья, а к более молодой элитной группе, возникшей вокруг техасских нефтяных состояний. Эта группа отличалась более жестким подходом к конфронтации с Советским Союзом. К ней, кроме Джонсона, относились сторонник стратегии «отбрасывания» генерал Дуглас Макартур, нефтяной магнат Гарольд Хант, автор «охоты на ведьм» сенатор Джозеф Маккарти, бессменный руководитель ФБР Дж. Эдгар Гувер, главный сторонник превентивной ядерной войны с СССР генерал Кертис Лемей.

А генеральным прокурором, напомним, Джон назначил младшего брата Роберта, успевшего еще до своего назначения смертельно разругаться с Линдоном Джонсоном, и находящимся в очень напряженных отношениях с формально подчиненным ему Дж. Эдгаром Гувером.

Таким образом, мы видим, что Джон Кеннеди встал посередине очень сложной и хищной элитной конфигурации, которая с его помощью дооформилась. С одной стороны была устойчивая группа истеблишмента Восточного побережья, сформировавшаяся вокруг всё тех же «мудрецов» Трумэна. Эта группа заняла все правильные места и была готова дальше продолжать тот же курс по стратегии «сдерживания», которому она следовала в течение предыдущих 15 лет. С другой стороны было лобби стратегии «отбрасывания», постепенно налаживающее диалог с Восточным побережьем после ухода одиозной фигуры Маккарти.

Эта ситуация была опасной и сковывала американского президента. Но с ней можно было справиться. Попавший в свое время в более опасную ситуацию Франклин Рузвельт проявил гениальную способность к эквилибристике и выстроил систему, при которой спорящие представители разных лагерей приходили к нему как к арбитру. Пусть менее талантливый, но обладающий инстинктом самосохранения Гарри Трумэн не мешал одной группе победить и неукоснительно следовал ее рекомендациям. Эйзенхауэр тоже вполне определенно выбрал одну сторону и дал ей свободу действовать по своему усмотрению, осторожно противостоя своей консервативной оппозиции — сторонникам отбрасывания. И только уже накануне перехода в разряд политических пенсионеров он сказал по телевидению про опасность усиления военно-промышленного комплекса для американской демократии. Демарш, конечно, но безопасный и потому простительный. А что делал Кеннеди?

Президент Джон Кеннеди встречается с генералом Эйзенхауэром. 22 апреля 1961 года
Президент Джон Кеннеди встречается с генералом Эйзенхауэром. 22 апреля 1961 года
года196122 апреляЭйзенхауэром.генераломсвстречаетсяКеннедиДжонПрезидент

Кеннеди, как мы помним, получил в наследство от своего предшественника директора ЦРУ Аллена Даллеса и внушительный список секретных операций. Одной из главных была операция по свержению молодого режима Фиделя Кастро на Кубе.

Куба была точкой консенсуса для обеих рассматриваемых нами групп. Американский внешнеполитический менталитет, вероятно, никогда не откажется от доктрины Монро и рассматривает Западное полушарие как сферу своих исключительных интересов. Существование там государства, ориентирующегося на геополитического противника, рассматривалось и продолжает рассматриваться США как недопустимое. Для Западного полушария даже сторонники самого мягкого сдерживания СССР в Восточной Европе признавали только «отбрасывание».

И эту стратегию успешно реализовали при Эйзенхауэре в Гватемале. Там в 1954 году военная хунта при поддержке ЦРУ и военной авиации США свергла демократически избранного президента, проводящего вовсе даже не просоветский курс, а всего лишь начавшего невыгодную для американской United Fruit Company земельную реформу.

Кубинская же революция была для США настоящим вызовом. Причем этот вызов США частично сами себе организовали, последовательно отталкивая от себя изначально достаточно дружественно настроенную новую кубинскую власть и толкая ее в объятия СССР.

Итак, было принято решение устроить на Кубе государственный переворот по сценарию, похожему на гватемальский. Для этого силами ЦРУ была подготовлена военная группа из кубинских эмигрантов численностью около бригады. Она должна была вторгнуться на остров, поднять восстание среди недовольных крестьян и двинуться на Гавану. Формально контрреволюционный субъект назывался «Кубинским демократическим революционным фронтом», но на самом деле там очень существенна была роль мафии. Операция была разработана еще до прихода в Белый дом Кеннеди, но он одобрил ее проведение.

Бригада высадилась 17 апреля 1961 года на побережье бухты Кочинос, или залива Свиней, но столкнулась с мощным противостоянием, в том числе и со стороны местного гражданского населения, на что американское планирование не рассчитывало. Было видно, что попытка вторжения эмигрантов терпит неудачу. И тогда у Кеннеди был выбор — признать поражение или эскалировать конфликт, то есть начать полноценную воздушную кампанию против Кубы, а затем вторгнуться на остров уже силами морской пехоты США. Кеннеди, игнорировав мнения советников, в том числе Аллена Даллеса, не стал спасать ситуацию прямым военным вмешательством, тем самым погубив затею.

Но всю ответственность за фиаско Кеннеди возложил на руководство ЦРУ и отправил в отставку Аллена Даллеса. Затем он значительно ограничил возможности ЦРУ по проведению секретных военных операций. Вслед за этим Кеннеди не просто отверг план по вторжению американских войск на Кубу после специально подстроенной военной провокации, но еще и уволил председателя комитета начальников штабов ВС США генерала Лаймана Лемницера.

Затем произошел и получил развязку Карибский кризис. Американский официоз в характерном ему стиле назвал случившееся победой США. Кто-то в мирной развязке кризиса увидел победу для всего человечества. И только генерал Кертис Лемей озвучил мнение группы сторонников «отбрасывания», что США потерпели поражение, так как не удалось перевести кризис в новую мировую войну.

После кризиса Кеннеди стал последовательно сворачивать наиболее жесткие составные части американской стратегии сдерживания от Вьетнама и Индонезии до стран Африки. Это сильно портило планы военному лобби.

На внутриполитической арене генеральный прокурор Роберт Кеннеди, ранее уже создавший себе репутацию борца с организованной преступностью, потребовал от ФБР более активно включиться в борьбу против мафии, в том числе и с той ее частью, которая до этого считалась околоспецслужбистским активом. Если говорить о кубинских эмигрантских группировках, то для них Кеннеди просто стали предателями.

Как это всё вместе называется? Кеннеди показал себя непоследовательным и ненадежным. Группу «Восточного побережья», стремившуюся взять его под крыло, он оттолкнул историей с отставкой Даллеса — когда президент сначала отдал приказ, а затем наказал исполнителя за его выполнение. Вместе с этим он активно противостоял «техасской» группе. Объединив соперничающие элитные группы в неприязни к себе, Кеннеди лишил себя защиты.

Кто именно при этом 22 ноября 1963 года нажал на курок и сделал смертельный выстрел — Ли Харви Освальд или кто-то другой — уже дело десятое. Плохо, когда рядом есть люди, желающие тебе смерти, но еще хуже, когда вокруг тебя нет тех, кто сильно хочет, чтобы ты жил. В этом была главная разница между Джоном Кеннеди и Фиделем Кастро.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER