Отказ от большого космоса сыграл большую роль в крушении советского проекта, и теперь человечество на несколько десятилетий опаздывает в своем развитии

Образ будущего или медленное гниение. Каким из путей пойдет человечество?

Константин Юон. Люди. 1923
Константин Юон. Люди. 1923
Константин Юон. Люди. 1923

На прошедших 8–12 марта в городе Гагарине XLIX Общественно-научных чтениях, посвященных дню рождения советского космонавта и первого человека в космосе Юрия Алексеевича Гагарина, ИА Красная Весна пообщалось с исполнительным директором «Ассоциации музеев космонавтики» (АМКОС) Александром Марусевым на тему о текущем состоянии космической отрасли и ее перспективах.

ИА Красная Весна: Первое впечатление, самое яркое: бросается сразу в глаза то, что на чтениях много детей. Выступающие рассказывали преимущественно о работе с детьми и сейчас мы также видим среди гостей детей.

Александр Марусев: Да, одной из особенностей чтений в Гагарине является органическое сочетание в разных секциях как серьезных зрелых ученых и учащихся, которые только начинают свой путь в науке. Обычно есть четкое разделение на академические чтения для взрослых и чтения молодежные.

Гагаринские чтения в данном смысле очень демократичные, открытые. Это удивительная площадка для молодежи, которая интересуется космосом, хочет сделать космос своей будущей профессией, судьбой. Есть и специальная молодежная секция, которая так и называется «Космонавтика и молодежь».

ИА Красная Весна: Почему космос таким спросом пользуется у детей?

Александр Марусев: Космос активно возвращается в нашу страну примерно с 2011 года, с 50-летия полета Юрия Алексеевича Гагарина. Конечно, многие вещи держатся у нас на энтузиастах, но, к счастью, есть люди, которые готовы передать молодому поколению тот огонь, которым зажглись сами в эпоху 60-х, этого порыва бури и натиска… Этот огонь пылал так ярко, что он в них по-прежнему горит, и он не растрачен.

На предприятиях, видимо, ситуация сложнее, но в сфере детского воспитания удается сохранять преемственность и передавать и знания, и любовь к космосу от поколения к поколению. Надеюсь, что так будет и дальше.

ИА Красная Весна: Нет ощущения, что среди подрастающего поколения эта тема пользуются большей популярностью, чем среди людей среднего возраста?

Александр Марусев: Конечно! Потому что все темы, связанные с советской государственностью, а космонавтика напрямую была с нею связана, в конце 1980-х — 1990-х годах, дискредитировались. Сейчас произошло определенное очищение.

Оказалось, что космос, как его ни «пачкали», не «пачкается». Потому что его делали чистые, честные, увлеченные своим делом, живущие будущим люди, выступавшие настоящим образцом советского человека, русского человека. Благодаря им космос остался абсолютно фундаментальной и опорной для страны конструкцией, на которой следует строить страну XXI века.

Понятно, что Победа — это крайне важно. Но на одной ноге далеко не ускачешь. Победа — это фундаментальный праздник, победа над онтологическим злом, но и День космонавтики — тоже наш великий праздник, связанный со всей страной. 12 апреля — праздник наших ученых, инженеров, летчиков, педагогов, ядерщиков, биологов, химиков.

Это праздник всей страны, потому что вся страна создавала эту новую отрасль, была в нее влюблена и через нее смотрела в будущее. Космонавтика — это фронтир будущего человечества, она вбирает в себя всё самое важное, интересное, творческое.

Константин Юон. Новые люди. 1928
Константин Юон. Новые люди. 1928
1928люди.НовыеКонстантин Юон.

На самом деле, ничто не исчезает, достаточно лишь копнуть, прикоснуться к этим историям, и ты чувствуешь нечто настоящее, что, словно родниковая вода, которая трогает душу. В том числе душу детей.

Если хочешь найти в жизни опору, обопрись о Небо. Небо никогда никого не обманывает. Нам нужно создавать образ будущего. Без образа будущего не будет страны, не будет вообще желания двигаться дальше.

России нужно двигаться дальше. Нам нужно фактически заново создавать нашу экономику, восстанавливать образование, сделать новые шаги в культуре, а для этого нужны настоящие большие цели.

ИА Красная Весна: В связи с образом будущего вопрос. Когда-то тема космоса и у нас, и за рубежом — это было нечто сверхпопулярное. Вокруг этого выстроилась целая культура, архитектура, литература, кинематография — огромные пласты. Сейчас это не так. Эта проблема, она где имеет корни, по-Вашему, и как ее мы можем преодолеть?

Александр Марусев: Эта проблема, конечно же, напрямую связана с позицией нашей власти. Наша сегодняшняя российская власть, к большому сожалению, не видит тех возможностей, которые есть у космонавтики в строительстве государства. Ценность труб понимает, ценность армии тоже, а с космонавтикой «не догоняет».

Когда государство в 90-х провозгласило рыночную экономику, было одновременно сказано, что «космос слишком дорог». Поэтому космос, в отличие от других понятных для нашей власти вещей, таких, как футбольные и баскетбольные чемпионаты, яхты, виноградники, особняки оказался одновременно без проектности, без стратегии развития, на голодном пайке. Своеобразным «чемоданом без ручки».

Рыночники видят расходы, которые вынуждены тратить на космонавтику, и не видят, что имеют на руках козырную карту. А на самом деле космонавтика — это то, что дает нашей стране космическое измерение, это становая конструкция, без которой Россия не может представлять себя как сверхдержаву. Ведь одним только своим полетом и зарубежными поездками Юрий Гагарин перекрыл 10-летнию работу всего МИДа.

ИА Красная Весна: Он образ страны представлял.

Александр Марусев: Да, образ страны. При этом он транслировал образ страны сильной и мирной, которая улыбается всему миру. Страны, где самый простой человек может подняться до самой вершины, до звезд, общаться на равных и с британской королевой, и с итальянской актрисой, и с обыкновенными людьми.

ИА Красная Весна: Но, ведь за рубежом та же ситуация. Возможно, в чем-то лучше, хуже, но, в принципе, такая же — там тоже эта мечта о космосе будто бы пропала…

Александр Марусев: Не везде пропала. Есть, например, Китайская Народная Республика, где мечта о космосе стоит на повестке в полный рост.

Проблема России отчасти в том, что мы смотрим на мир западными глазами.

На Западе, действительно, после того как США закрыли свою «лунную программу», после крайне спорных многосторонних договоренностей между Никсоном и Брежневым в 1972 году, где, в частности, говорилось и о прекращении гонки в космосе, экспансия в космос приостановилась.

Американцы декларировали, что они возвращаются с Луны на Землю, поскольку «ничего интересного там нет», перекрыв тем самым дорогу всей мировой космонавтике.

Для Советского Союза эти договоренности с американцами, касающиеся космоса, были стратегически не выгодны. Мы согласились с их победой в космической гонке и заморозили собственное продвижение в Большой космос, что в последующем сыграло роковую роль в крушении советского государства. С космосом шутить нельзя.

ИА Красная Весна: А сейчас?

Александр Марусев: Луна — безусловный подарок землянам. Луна — это больше чем просто спутник. Это фактически вторая планета, которая находится буквально «в двух шагах» от Земли. И у нас, у человечества, есть реальная возможность и задача эту новую твердь освоить, как-то к себе природнить, и потом уже делать следующие шаги в сторону Марса, Венеры. Мы на несколько десятилетий запаздываем с этими шагами.

ИА Красная Весна: Когда Вы говорите «мы», Вы имеете в виду?..

Александр Марусев: Человечество. Потому что, если человечество может сделать следующий шаг вперед на пути истории, но не делает этого шага, то его история наказывает: оно начинает подгнивать, протухать. В этом плане С. П. Королев был настоящим космическим полководцем, который смотрел на несколько шагов вперед…

Изображение: Государственный архив научно-технической документации РФ
Сергей Королёв
Сергей Королёв
КоролёвСергей

В связи с ним я всегда вспоминаю сказку Валентина Катаева про «Дудочку и кувшинчик», где есть слова: «одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвертая мерещится». Так можно сказать про Королева. Он так жил и работал: что-то делая, что-то примечая, закладывая на будущее. После его смерти такого стратегического видения, которым обладал он, у нас в космонавтике уже не было.

Если бы Королёв прожил еще лет десять, у нас был бы другой XXI век. По заданию Королева, Бармин впоследствии делал проект лунной станции, так называемый Барминград. Пусть эта лунная станция не заработала бы, как планировалось, в 1978 году, но в 1988 была бы точно построена на Луне. И на ней бы жили и работали наши космонавты. И мир бы был совсем иным. Был бы светлее, честнее, радостнее.

ИА Красная Весна: Сегодня космос в основном используется в коммерческих целях для обслуживания Земли — это связь, потоковое телевидение. Насколько это, в принципе, может соответствовать мечтам человека об освоении космоса и не является ли это потолком в текущих реалиях или что-то новое должно появиться?

Александр Марусев: Это, конечно, все важно. Спутники нужны для кучи разных вещей — для связи, для разведки и прочего. Но понятно, что космонавтика в таком оскопленном виде существовать не может, и что, обсуждая космонавтику, нужно в первую очередь говорить о Большом космосе. Всегда интересно заглянуть за горизонт, подняться на гору, где еще никто никогда не бывал. Уверен, что там нас ждут невероятные чудеса и открытия, о которых мы даже не подозреваем.

ИА Красная Весна: Что надо сегодня делать в этой области?

Александр Марусев: Возвращаться к планам Королева и поэтапно двигаться по начертанному им пути. Это разумные выверенные шаги. Сегодня Роскосмос наконец возвращается к планам Королева. Агентством принята «лунная программа». Пожелаем ему, чтобы он довел ее до конца, не сворачивая к ложным целям — Марсу, астероидам. Это следующие цели человечества, после Луны.

Изображение: Олег Константинов (С) ИА Красная Весна
Сферический экран, спутник и звезда в верхнем кольце купола павильона Космос, ВДНХ. Апрель 2021
Сферический экран, спутник и звезда в верхнем кольце купола павильона Космос, ВДНХ. Апрель 2021
2021АпрельВДНХ.Космос,павильонакуполакольцеверхнемвзвездаиспутникэкран,Сферический

Чтобы в XXI веке утвердить космическую парадигму, на Луне должна появиться база и там должны начать жить и работать люди. Решая эту сверхзадачу, мы неизбежно изменим жизнь на Земле. Сделаем новый рывок в экономике, науке, искусстве.

Другой аспект. В январе на Королёвских чтениях был представлен доклад о высокоширотной российской станции. Сегодня с МКС просматривается всего 8% территории нашей страны. В основном с нее видно США, Европу, Японию. А российская территория остается ненаблюдаемой, хотя нам нужно обслуживать наше хозяйство, потребности, связанные с тем же Севморпутем, с освоением Сибири.

То есть стране нужна суверенная станция, где мы чувствовали бы себя хозяевами, и которая могла бы стать трамплином для экспансии в большой космос, для высадки космонавтов на Луну. Но этот проект пока на уровне презентации. Его только планируют переводить в чертежи.

А всяких презентаций в последние десятилетия было много: «клиперы», «федерации». И, чтобы доводить проекты до конца, нужно, чтобы у государства была на это воля. Мы 25 лет делаем «Ангару». Уже выросло целое поколение. 13 лет работали над модулем «Наука». А ничего особенного, ничего прорывного, чтобы трудиться над ним 13 лет — нет.

ИА Красная Весна: Вопрос, в связи с последними событиями, связанными с тем, что происходит на Украине. Разрыв отношений с Западом — это, по-вашему, сегодня препятствие или трамплин для нас, в том числе, в части работы МКС?

Александр Марусев: И то, и другое. Понятно, что МКС не была русской станцией. Это была некая тупиковая история, в которую мы зашли через потерю проекта «Энергия-Буран», с затоплением станций «Салют-7» и «Мир». В результате на МКС мы фактически лишились опытной базы и занимались исключительно извозом и передачей технологий, которые наработаны многолетней историей наших орбитальных станций.

Это должно быть завершено. Как это будет завершено — это другая история. Американцы считают, что они должны вытеснить нас с МКС. Наши говорят о разделении МКС и создании ее альтернативы. В действительности может быть нечто третье. Конечно, хотелось бы развиваться, именно развиваться как-то менее болезненно и запустить российскую высокоширотную орбитальную станцию.

Я думаю, что, конечно, нас всех ждут очень непростые годы, непростые годы и для страны, и для космонавтики. Но надо бороться за нашу космонавтику, за то, чтобы это будущее здесь сохранилось после всех этих событий и было продолжено!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER