Для формирования правительства Макрон вынужден договариваться с оппозицией. Но с кем-то ему объединяться не хочется, а с другими — не выходит

Уставшая Франция выбрала парламент. Чем это грозит миру и Европе?

Богдан Виллевальде. Здравствуй, любимая Франция. 1898
Богдан Виллевальде. Здравствуй, любимая Франция. 1898
Богдан Виллевальде. Здравствуй, любимая Франция. 1898

Через неделю после выборов в Национальное собрание (нижняя палата парламента), где партия Макрона «Возрождение» даже в коалиции с тремя другими партиями не смогла обеспечить большинство, всё еще безуспешно идут консультации между оставшейся у руля правительства премьер-министром Франции Элизабет Борн с лидерами оппозиционных парламентских групп.

Уже сейчас лидер республиканцев (LR) Жан-Франсуа Копе и представитель французских коммунистов (PCF) Фабьен Руссель заверили, что не планируют заключать никаких правительственных пактов и занимать министерские посты.

«Мы не можем участвовать в правительстве, которое считает логичным продолжать защищать интересы меньшинства, класса богатых», — прокомментировал предложение председателя французского правительства Руссель.

«Открывающееся пятилетие будет очень сложным», — предрек на страницах газеты Time политолог Жиль Ивальди после того, как вместо необходимых 289 мандатов блок Макрона получил только 245 мест из 577.

Только на третий день Макрон появился в эфире и обратился к нации со словами: «Президентское большинство действительно относительно. Основная ответственность заключается в расширении либо за счет заключения коалиционного договора, либо за счет формирования большинства. Да, чтобы действовать в ваших интересах и в интересах нации, мы все должны научиться управлять и издавать законы по-другому».

А учиться управлять Макрону придется с учетом двух полярных сил, обретших серьезный вес благодаря протестному голосованию французов. Так, 27,08% избирателей отдали свои голоса за коалицию левых «Новый народный экологический и социальный союз» (Nupes) популиста Жан-Люка Меланшона, которые получили 131 место в новом законодательном органе. Третьей по численности в новом парламенте стала правая партия Марин Ле Пен «Национальное объединение» — с 21,57%.

«Поляризация, которая исходит от избирательной урны, образует три лагеря, которые сталкиваются и против которых все выступают. Европа, экономика, иммиграция, безопасность — они ни в чем не согласны», — пояснил Ивальди.

Три министра из ближайшего круга Макрона — председатель Нацсобрания Ришар Ферран, министр внутренних дел Кристоф Кастанер и министр здравоохранения республики Брижит Бургиньон — потерпели поражение на голосовании и по действующим правилам покидают новое правительство.

Сама Борн была вынуждена подать в отставку из-за провальных результатов коалиции «Вместе!» (Ensemble!), которая объединила партию Макрона «Возрождение» (ранее называлась «Вперед, Республика!»), центристскую партию «Демократическое движение» и правоцентристские партии «Горизонты» и «Действовать». Но вновь избранный глава государства увольнение премьер-министра не поддержал.

Зато Макорон принял отставку министра заморских территорий Франции Яэль Брон-Пиве, но лишь для того, чтобы Брон-Пиве выдвинула свою кандидатуру на одну из четырех высших должностей Франции — спикер Национального собрания. И 29 июня с большим отрывом бывшая глава министерства стала первой женщиной в истории Франции, занявшей этот ответственный пост.

Результаты прошедших выборов всерьез обеспокоили не только проигравшую правящую партию, но и Европу.

Итальянская газета La Stampa отметила, что Франция, которая проснулась после выборов неуправляемой, стала единственной «ослабленной» ядерной державой в Евросоюзе.

«И мы, очевидно, задаемся вопросом, как Франция будет позиционировать себя в нынешних серьезных кризисах (война в Украине, план восстановления экономики, экологический кризис) с такой раздробленной Ассамблеей, которая, вероятно, никогда не была столь антиевропейской», — пишет La Stampa.

Действительно, по мнению обозревателей The Wall Street Journal, «беспрецедентное влияние крайне правых и крайне левых» в Национальном собрании указывает на сложности, с которыми столкнется Макрон при попытке реализовать свои законодательные инициативы через парламент.

Антинародные шаги действующего президента в ходе первого срока — три жестких локдауна и комендантский час в эпидемию коронавируса, обязательная вакцинация и санитарные паспорта, низкие зарплаты медикам, экологический сбор, спровоцировавший рост цен на топливо, миграционная политика, веганизация, предстоящая пенсионная реформа и другие — привели к тому, что для большинства французов Макрон стал олицетворением упадка и деградации.

После переизбрания Макрона на второй строк более половины избирателей проигнорировали парламентские выборы (почти 54%), а те, кто пришел на избирательные участки, готовы были отдать голоса за кого угодно, пусть и за кандидата с крайними взглядами. Ведь на выборах 2017 года вошедшие в настоящую коалицию с «Непокоренной Францией» Меланшона Социалистическая партия (PS) и Французская коммунистическая партия (PCF) в общей сложности получили всего 71 место. Партии Марин Ле Пен удалось завоевать только 8 кресел.

Неудивительно, что главный оппонент Макрона на прошедших президентских выборах, лидер партии «Национальное единение» Марин Ле Пен добилась рекордного успеха и на выборах главы государства, и в борьбе за места в парламенте. Правая партия стала самой крупной оппозиционной парламентской группой из 89 депутатов в Ассамблее образца 2022 года, хотя, по словам Ле Пен, «в наших самых больших надеждах мы хотели иметь 60 депутатов».

Следует отметить, что до настоящего времени «Национальному объединению» не удавалось превзойти результаты выборов 1986 года, когда скандально известный лидер ультраправых и отец Марин Жан-Мари Ле Пен провел в парламент 35 депутатов. Как сказала председатель «Национального объединения» на митинге после выборов своим сторонникам, метаморфозы во французском обществе в связи с разгулом иммиграции, незащищенности и исламизма «приятно удивили» ее и однопартийцев «мобилизацией наших соотечественников».

Теперь, когда партия получила около 15% мест в Национальном собрании, Ле Пен по праву может претендовать на пост председателя Финансового комитета, которое про традиции закреплено за самой крупной группой оппозиционных депутатов, или вице-президента Ассамблеи. «Мы не пойдем на уступки, на компромисс!» — заверила она сторонников.

«Национальное объединение» сразу поддержало предложение Жана-Люка Меланшона создать «единую группу» коалиционного большинства — главную оппозиционную силу в Национальном Собрании.

Однако левый союз Меланшона начал рассыпаться сразу после исторической победы. Социалистическая партия (PS), Европейская Экология-Зеленые (EELV) и Коммунистическая партия категорически отказались от идеи слияния, сославшись на то, что предвыборное коалиционное соглашение предусматривало создание отдельных групп и речи о большом левом альянсе никогда не шло.

Зато бывший министр бюджета и мэр города Мо Жан-Франсуа Копе призвал свою правоцентристскую либерально-консервативную партию «Республиканцы» (LR) заключить «жизненно важный правительственный договор» с Макроном, чтобы бороться с «крайностями» в Нацсобрании.

«Крайние левые и крайние правые представляют абсолютную опасность для Франции. Они воплощают в себе насилие, напряженность и фанатизм», — заявил после оглашения результатов Копе, но входить в правительство Элизабет Борн отказался.

Однако лидер «Республиканцев» Кристиан Жакоб 21 июня по итогам встречи с Эммануэлем Макроном заявил, что партия не будет участвовать в создании парламентской коалиции с пропрезидентскими силами.

«Я повторил президенту, что не может быть и речи о том, чтобы мы пошли на то, что может расцениваться как предательство наших избирателей. Мы проводили кампанию как оппозиция и мы останемся в этой оппозиции решительным образом», — заявил глава четвертой силы в Национальной ассамблее, представленной 61 депутатом.

В правительстве, однако, не видят больших разногласий с партией республиканцев и ждут ее представителей под президентское крыло. Кого точно не хотят видеть в рядах министров и пропрезидентского большинства, так это членов «Национального объединения» или «Непокоренной Франции». С кем же до 1 июля, до возвращения Макрона с саммитов G7 в Баварии и НАТО в Мадриде должна договориться премьер-министр?

Премьер-министру придется удивить новыми назначениями впавших в политическую усталость французов, что крайне непросто с учетом предстоящих реформаторских задумок Макрона, в том числе планов поэтапного повышения возраста выхода на пенсию до 65 лет. Но, если некоторые эксперты опасаются политического паралича во время второго срока правления Эммануэля Макрона, другие ожидают возрождения парламентских дебатов, которых Франция не видела в течение последних пяти лет.

Ведь и левые, и правые, чье предвзятое отношение к НАТО, Евросоюзу и военной помощи Украине известны, могут начать ставить палки в колеса проевропейских установок Макрона, блокируя глобализированные аппетиты западных союзников.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»