Граждане России ждут отмены пенсионной реформы, и будет хорошо, если отмена произойдет раньше грядущих неприятностей

Пенсионная реформа, или Несколько слов о варварстве и христианском долге

Уже более года Россия живет в условиях пенсионной реформы, и граждане вынуждены работать вопреки планам, которые они строили в течение предыдущих лет жизни. В семнадцатый раз Россия отмечает «День людоеда» — ежемесячный антипраздник, день подписания законопроектов, которые увеличили пенсионный возраст мужчин и женщин на пять лет.

В преддверии этого дня корреспонденты ИА Красная Весна уже традиционно вышли на улицы городов России, чтобы узнать, как народу живется с пониманием, что власть приказала забыть о достижениях социализма и увеличила возраст выхода на пенсию. Мы опрашивали людей в Таврическом саду Петербурга. Отдыхающих граждан было немного, в основном люди спешили по делам.

Упор должен быть на молодежь

Студент Виктор категорически против пенсионной реформы, и он думает не о себе, а о родственниках и государстве. «Мне через пару недель будет 20 лет, не об этом думать надо. По сути, мне ничего об этом знать не надо, но так уж случилось, что у меня есть родственники — бабушки, дедушки. <…> Люди, которые работали всю жизнь, должны работать и на старости лет, когда уже и здоровье ухудшилось, и нет ни желания, ни мотивации. Всю жизнь человек работает для своих детей, а потом передает другим поколениям то, что есть», — говорит Виктор.

«Есть такое выражение — „подать стакан воды в старости“. В старости люди должны уже отдыхать. Они уже отработали всё. А наше государство… У меня дед работал с 10 лет на разных работах. И сейчас он узнаёт, что повысили возраст. Он говорит, что не понимает, почему. А с него еще и инвалидность сняли. Я категорически против повышения. Я не понимаю ни смысла, ничего. У нас упор должен быть на молодежь. Молодежь должна работать. Нужно молодежь обучать, а государство пытается как-то, наоборот, выехать на опыте пожилых», — резюмировал он.

Это христианский долг — помогать пожилым

Двое пенсионеров отдыхали в саду на скамейке. Один из них, 65-летний Петр, ответил на вопрос, что он думает о пенсионной реформе, в условиях которой теперь люди будут уходить на пенсию позже: «Это еще надо разбираться, сколько денег в стране. Надо искать варианты. Наши миллиардеры могли бы поделиться. Может быть, поменьше яхту надо было бы им купить. Делиться надо с людьми. Это христианский долг».

До гробовой доски… Не просто так женщинам давали пенсию в 55 лет

59-летняя Лариса работает экономистом. «Меня это не касается в принципе, я успела выйти на пенсию до повышения пенсионного возраста. Я уже пять лет как пенсионерка. Но вообще отношение отрицательное, однозначно! Вы же сами понимаете, что молодое поколение — они и так сейчас бедные, несчастные, здоровья нет никакого. И что, они доживут до пенсии? Это вопрос. Они будут впахивать всю жизнь — до гробовой доски».

Она отметила, что ей в этом возрасте несложно работать, сил достаточно, но так бывает не у всех: «Я смотрю на некоторых людей моего возраста, у них начинаются всякие болячки. Понимаете? Не просто так в 55 лет женщинам давали пенсию. Это было в Советском Союзе всё изучено. Начинаются всякие болячки, однозначно. Просто человек в таком возрасте уже не может так быстро перестроиться, реакция у него уже не такая, очень сложно к новому чему-то в таком возрасте привыкать».

Возраст уже не тот: утром встаешь — всё болит

50-летний Анатолий и 33-летний Евгений не понимают, почему эту реформу приняли. Они оба работают, шли по рабочим делам, на вопрос об отношении к пенсионной реформе ответили, не сомневаясь. Анатолий аргументирует свое мнение на собственном примере. «А зачем, какой смысл? Возраст уже не тот, мне 50 лет. Утром встаешь — ноги болят, руки болят, всё болит, ничего не отдыхает. И на работу уже сегодня никто не берет в таком возрасте. А куда эти средства пойдут? В карман чиновникам».

Они очень устали

56-летняя Елена уже пенсионерка, но к реформе относится очень негативно. Сама она работала бы и дальше, но с наступлением пенсионного возраста пришлось уволиться, так как работодатель не хотел, чтобы она продолжала работать. По ее словам, знакомые, которые на год младше и не успели выйти на пенсию, «они очень устали». «Им тяжело уже работать и они, конечно, тоже очень негативно относятся», — говорит она.

Удар по тем, кому и так трудно. Никто не делал никаких сбережений

Отрицательное отношение к повышению пенсионного возраста высказала 28-летняя Мария, гулявшая с ребенком. По ее мнению, деньги на обеспечение старости пожилых людей в стране есть. «Просто мы своеобразно тратим. Разворовывают. Я думаю, что можно было бы по-другому, на чем-то другом сэкономить», — отметила она.

«Люди на это не рассчитывали, никто не делал никаких сбережений. Нет у нас такой культуры делать сбережения, и возможности нет у людей эти сбережения делать. Ну, очевидно, что это удар по тем, кому и так очень трудно», — пояснила она, раскрыв последствия пенсионной реформы для собственной семьи.

По словам Марии, в пожилом возрасте человек уже не может устроиться на работу. «И, естественно, сложнее работать, и люди болеют, и у нас не такой уровень жизни, чтобы люди могли выдержать. Мой свекор с таким большим трудом устроился на работу, и если его уволят, то он уже не сможет устроиться. Моя мама — учительница. Она планировала уйти на пенсию и как-то работать другим образом. Она занимается благотворительностью и планировала продолжать это на пенсии. Теперь она не уйдет, хотя она очень плохо себя чувствует. Ей в этом году 50 лет будет», — сказала Мария.

По телевизору говорят одно, на деле всё другое. А пенсионная реформа — это вообще варварство

«Слов нет. Конечно, против!  — говорит 46-летний Олег. — Раньше поддерживал эту власть, а потом у меня глаза открылись. Уже года четыре или пять назад. Я смотрю, что простой народ — он как бы страдает. По телевизору говорят одно, на деле всё другое».

Олег только что уволился с работы, но не добровольно. С ним не продлили контракт из-за конфликта с руководством. А конфликт возник на почве того, что Олег возмущался отсутствием инструмента, нужного для работы, и который использовался руководством не по назначению: «Я это высказал нашему главному инженеру, на меня за то и затаили злобу. Дождались, когда кончится договор».

В компании Олег работал восемь лет. По его словам, срок продлеваемого договора постоянно в течение этого времени уменьшался. Сначала был год, потом полгода, потом три месяца.

Свое отношение к повышению пенсионного возраста Олег объяснил так: «Конечно, против пенсионной реформы. Это вообще варварство. Я по себе сужу. Возраст — это всё. Да и отдел кадров там, где раньше работал, то же говорил. Там была установка — пожилых не брать. И мои знакомые, с кем я встречался по жизни, тоже говорили, что трудно устроиться на работу пожилым. А насчет переобучения — это вообще: я не знаю, как будут люди переучиваться. Уже сложно начинать что-то. Человек угасает в этом возрасте. Я надеюсь, что изменится власть, и не будет этого. Отменят. Но кто новый придет?»

По словам Олега, долго искать работу нельзя, так как в семье трое детей. Жена работает, но она бюджетница, и им надо снимать квартиру. Они приехали в Петербург в 2012 году из поселка в Краснодарском крае, где работы не было почти нигде.

Я не знаю тех, кто эту реформу понимает и принимает

38-летняя Вероника — свободная художница, к повышению пенсионного возраста относится отрицательно. «Есть разные сферы деятельности, в которых, конечно, настолько долго человек не может выдержать. Особенно тяжело это для людей, которые работают на тяжелых производствах. А я вообще не надеюсь на пенсию», — говорит она.

По словам Вероники, у нее нет никого из знакомых, кто бы эту реформу как-то объяснял или просто принимал как данность. На вопрос, что она думает о таком аргументе правительства как нехватка денег в Пенсионном фонде, она сказала: «Надо ресурсы правильно распределять. Чтобы хватило денег».

Никаких обоснований реформы не вижу

Свое негативное отношение к повышению пенсионного возраста высказал 28-летний Дмитрий, работающий в архитектурном бюро. По его словам, он отрицательно относится к реформе вовсе не потому, что не хочет долго работать, ведь работа должна приносить радость.

«У меня очень сложные отношения с политикой государственной, — поясняет Дмитрий. — Мне кажется, что именно этот шаг, он в отсутствии правильной системной политики — негативный. Я не вижу системности в политике. Не понимаю, чем этот шаг оправдан. Я вообще никаких обоснований реформы не вижу. Просто сделали так, чтобы люди больше работали. Но вопрос — будет ли это эффективно для социально-экономической ситуации в целом? Мне кажется, что нет. Не вижу логики в этом решении. Поэтому негативно. Так же, как и НДС увеличили до 20%. Мне кажется, есть другие механизмы, а применяют самые очевидно тупые, грубо говоря. А то, что они будут эффективными, это — большой вопрос».

Теперь выход на пенсию для многих будет ассоциирован с уходом из жизни

Дмитрий Михайлович уже на пенсии, но продолжает работать в области информационных технологий, тоже не поддерживает реформу. Он подробно объяснил, почему так думает.

«Начиная с 50 лет, даже еще раньше, люди вступают в период уже не детских болезней — взрослых болезней и хронических болезней. Если до пенсионного возраста остается совсем немного лет, а человек серьезно заболевает, у него возникнут очень серьезные жизненные проблемы с точки зрения, так сказать, физического существования на этой Земле. Это раз.»

«Во-вторых, у мужчин подняли пенсионный возраст до 65 лет. А три или четыре года назад средняя продолжительность жизни была 64 года или 65. В этом возрасте выход на пенсии для многих будет ассоциирован с уходом из жизни. И эта фраза „вышли на заслуженный отдых“ — она не будет соответствовать реальности. Понимаете, это уже будут люди изможденные, лишенные физических сил. И о том, чтобы, так сказать, была счастливая здоровая старость — об этом речи быть не может», — сказал Дмитрий Михайлович.

Он упомянул рекламную кампанию, которая шла в медиа во время продвижения пенсионной реформы, подчеркнув, что она не имеет никакого отношения к реальности. «Дело в том, что вот эти мажорные выступления, которые были по телевизору… Женщины выступали: „Мы еще такие дееспособные, мы еще такие боевые“. Вы знаете, я когда смотрю на их ухоженные лица, я прекрасно понимаю, что для этих женщин никакого значения не имеет, в каком возрасте они уйдут на пенсию, потому что они живут совершенно другой жизнью», — сказал пенсионер.

По словам Дмитрия Михайловича, он работает потому, что работа помогает ему снижать ощущение дискомфорта, который и так присутствует. При этом работа приносит определенные нагрузки, поэтому пенсионер возмущается тем, что его пенсия не индексируется.

«Я нахожусь в таком возрасте, когда физические возможности у меня не такие, какими они были в 30–40–50 лет. Я, когда работаю, делаю отчисления в Пенсионный фонд. Понимаете? Я делаю отчисления в Пенсионный фонд, а мне никаких дивидендов от этого нет. Это безумие какое-то. Эти люди, которые там сидят, — они, видимо, хорошо соображают, конечно, но они дурачат по полной программе», — сказал Дмитрий Иванович.

Пенсионеры просто не доживут до этого возраста

35-летняя Марина уверена, что пенсионный возраст нельзя повышать ни в коем случае: «Иначе наши пенсионеры просто не доживут до этого возраста. Вот и всё. А по поводу „платить нечем пенсию“ — я не вникала настолько глубоко и не могу судить: нечем или есть чем. Может быть, наши деньги в казне находятся».

Не совсем понятно, кому собираются выплачивать пенсию

48-летний Дмитрий, работающий преподавателем в вузе, сказал, что с возрастом стало сложнее работать: «Если я в молодости мог на трех работах пахать с одним выходным в месяц, то сейчас у меня уже такой нет возможности. Кроме того, сейчас больше времени приходится, к сожалению, тратить на здоровье».

По мнению Дмитрия, непродуманность реформы в том, что непонятно, кому отдавать пенсию в случае ранней смерти пенсионера. «Я не понимаю, кому будут выплачивать пенсию после повышения возраста, особенно пенсию мужчин. Насколько я знаю, средняя продолжительность жизни у мужчин — это 66–67 лет в Российской Федерации. И если выход на пенсию будет в 65 лет, то почему не предусмотреть ситуацию, когда эту пенсию отдавали бы, ну, например, до срока дожития, детям. Я всю жизнь работал, выплачивал налоги. Почему государство собирается мне отдать только два года пенсии?» — спросил он.

Дело не в том, тяжело или нет. У человека должен быть выбор

Марии Павловне — 57 лет, к реформе относится отрицательно. «Всё коротко и ясно. Радости у нас от этого нет, — говорит она в ответ на просьбу поподробнее рассказать о причинах такого отношения. — Я успела. А вот мужу моему еще работать и работать. И дело не в том — тяжело или нет работать человеку в этом возрасте. Дело в том, чтобы человек мог бы выбрать. По-моему, должен быть выбор — выходить на пенсию или подрабатывать одновременно с пенсией. У мужчин вообще здоровье — не ах, а им еще возраст повышают. Кому они нужны в таком возрасте, если что-то с работой случится? Мужу 57 лет, а у него уже аритмия. А ведь есть такие специальности — люди, например, водят автобусы, машины. И что, должны до такого возраста? И физически тяжелая работа существует. В других странах идет уменьшение пенсионного возраста, а у нас в другую сторону всё».

Я не надеюсь на пенсию

48-летняя женщина, которая работает агентом по недвижимости, сказала, что даже не рассчитывает, когда сможет выйти на пенсию. «Я даже не знаю, когда это произойдет. В моем возрасте я не надеюсь на выплаты, которые нам прогнозирует государство. Отношусь к этим выплатам скептически. На эти деньги, которые на пенсии дают, жить всё равно нельзя», — сказала она.

Мы не можем на реформу повлиять

35-летняя петербурженка, гулявшая с маленьким ребенком, с реформой смирилась: «Просто работаю. Мы не можем на нее повлиять, поэтому живем просто „как есть“, с принятым законом. Просто работаем».

Сильная генетика, и мои сверстники уже на пенсии

Пенсионерка, работавшая до 63 лет, сообщила, что реформа ее не касается. «Поскольку у меня генетика сильная, здоровы были отец и мать, поэтому для меня этот возраст нормальный. Тем более, я уже на пенсии. Мне сейчас только плюс». Но в чем плюс, пенсионерка затруднилась пояснить. Она сказала, что в своем кругу об этом вообще не говорит. «У меня же круг общения — мой возраст. Мы хорошо вписались. Мы просто об этом не говорим, у нас другие интересы», — ответила она.

А поддерживающие реформу говорят, что нам надо смотреть на США

Из тех, кто согласился с нами поговорить, был только один молодой человек, активно поддержавший реформу. Он в качестве обоснования выдвинул тезис об улучшении медицинского обслуживания, повлекшего увеличение продолжительности жизни, а также сообщил, что подобные реформы проводят на Западе.

«У нас тоже лучше медицина. К сожалению, не так сильно», — сказал он. Мы задали молодому человеку вопрос, почему же в некоторых странах Запада, где продолжительность жизни дольше, чем в нашей стране, люди все равно протестуют против повышения возраста — например, во Франции, а в некоторых странах этот возраст даже понижают, например в Италии.

«Во Франции протестное настроение сильно традиционно. Это очень печально — то, что происходит во Франции. В Италии сейчас вспышка коронавируса, у них бардак в контроле за эпидемиями, поэтому происходит то, что происходит. Это социалистические страны, особенно Франция. Очень высокая система налогообложения. Поэтому, я думаю, что многие сознательные люди из Франции уезжают. У меня нет ни одного знакомого, которому нравилось бы посещать Париж, — сказал он и добавил: — Есть же Соединенные Штаты Америки, почему мы не можем туда смотреть?»

Видно, что люди разного возраста осуждают реформу. Из беседовавших с нами лишь трое человек к реформе отнеслись относительно нейтрально. И причиной этого служит либо то, что реформа не коснулась ни их самих, ни их близких, либо ощущение того, что от них ничего не зависит, либо скептическое отношение к социальной функции государства. Подавляющее большинство людей отмечают бессмысленность реформы, которая стала поводом подозревать власть в манипуляциях, воровстве, непродуманности решений, плохом управлении и антихристианских принципах.

Только один человек безоговорочно одобрил повышение пенсионного возраста, пояснив, что сопротивляются подобным тенденциям лишь те страны, где сильны социалистические традиции и государство допускает «бардак». Он посоветовал смотреть в сторону США. Вот такая «опора» у нынешних правящих кругов, которые, если судить по официальным заявлениям, решили очистить верхний эшелон власти от иностранной зависимости.

Граждане России ждут отмены пенсионной реформы, и было бы хорошо, если бы принявшие данное непродуманное решение не стали ждать, когда придет кто-нибудь из радикалов, обещающих изменить ситуацию, а изменили ее сами. Пенсионная реформа должна быть отменена.

«Национальные проекты»
«Национальные проекты»
Изображение: Вячеслав Яковенко © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER