11
дек
2020
  1. Война идей
Ольга Юшина / Газета «Суть времени» №407 /
Интервью со священником Русской православной церкви в Армении, благочинным Патриарших приходов в Армении, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии протоиереем Арсением Григорянцем

Зачем выдумывать древних укров в Азербайджане?

Отец Арсений Григорянц. 2016
2016Григорянц.АрсенийОтец
Отец Арсений Григорянц. 2016
Изображение: Спутник-Армения

Армянские храмы в Карабахе армянам не принадлежат, сообщила на днях Бакинская и Азербайджанская епархия РПЦ и добавила, что Азербайджан достойно обращается со святынями на своей территории. Речь идет не об отдельном скандальном заявлении, а о проекте экспансии, начавшемся еще во времена СССР.

Корр.: Отец Арсений, в Карабахе происходит сейчас передача Азербайджану земель и расположенных там церквей. И там говорят, что это албанские церкви, а не армянские. Можете это прокомментировать?

Отец Арсений: Вы знаете, есть вещи, которые очень сложно комментировать. Как комментировать невежество, отсутствие логики, здравого смысла? Меня не покидает ощущение, что это некий театр абсурда. Для того чтобы разобраться в ситуации и понять оторванность от исторической реальности всех этих рассуждений, достаточно просто уметь читать. Не обязательно быть специалистом, историком.

Вы мне прислали высказывания клириков Русской православной церкви в Азербайджане, которые называют армянские церкви албанскими, и т. д. и т. п. Слышу эти речи давно. Пытался понять их позицию, точнее мотивацию. Вроде мы священники одной Церкви, собратья. Вроде одни и те же книги читали. Ну, или должны были читать. И вдруг слышишь такое. Думаешь: «Понятно, что бред, и человек, скорее всего, осознает, что несет околесицу, но почему он это говорит?» Нашел только два аргумента.

Первый. Азербайджан — тоталитарное государство с жестким авторитарным лидером. Видимо, оказывают давление на духовенство, люди в страхе.

Второй. Азербайджан везде говорит: «Мы защищаем исторические памятники, восстанавливаем их, на это выделяются бюджетные средства». Известно, что, в частности, выделяются деньги на восстановление православных храмов и община Русской православной церкви в стране находится в финансовой зависимости от властей.

Что еще может сподвигнуть людей говорить такие вещи? Предполагать какие-то нравственные моменты: простую человеческую непорядочность, приспособленчество, банальную продажность мне неловко, я лично людей не знаю. Остаются только перечисленные объективные факторы…

Когда-то, лет 10 назад, я зашел на сайт Бакинской епархии, в раздел истории. Там тема «Христианство в Кавказской Албании»*. Открываю, смотрю: диссертация. Сейчас снова открыл — ничего не изменилось за эти годы. Витринное исследование на сайте епархии озаглавлено «История христианства в Кавказской Албании». Диссертация защищена (как указано на сайте) в Московской духовной академии в 2004 году. Сразу скажу, не буду вдаваться в детали. Может быть, как-нибудь отдельно выпишу серию самых ярких курьезов из этой «научной работы». Но несколько вопиющих фактов, лежащих на поверхности, все же отмечу.

Факт первый. Неожиданность уже на титульном листе! Диссертация по истории защищается на соискание ученой степени кандидата богословия. Руководителем является Х (не называю имени известного преподавателя МДА), который является доктором богословия и не занимался историей Кавказской Албании (по крайней мере не имеет научных публикаций по тематике).

Если сравнить ситуацию с более близкой мне естественнонаучной сферой — это, как если бы диссертация по математике защищалась бы на соискание ученой степени кандидата химических наук под руководством химика. Думаю, ВАК подобную работу не стал бы рассматривать дальше титульного листа. Ее история закончилась бы в мусорной корзине.

Факт второй. Библиография исторической работы, состоящая из 96 наименований, не содержит ни одной ссылки на первоисточники в оригинале. Откуда заключаем, что автор и руководитель работы не знают языка оригинала первоисточников. Опять проведу близкую для себя аналогию — это как писать диссертацию по геометрии, не зная теоремы Пифагора.

Как это все называется, скажите мне, пожалуйста? Не нахожу другого эпитета, кроме как фарс. Повторюсь, чтобы проверить приводимые факты и осознать очевидность сделанных выводов, не нужно быть узким специалистом, нужно просто иметь самые общие представления о требованиях к научным работам.

Тогда, много лет назад, впервые увидев эти перлы, я испытал смешанное чувство: во-первых, стало просто смешно от этого наукообразного невежества (я еще долго рассказывал кулуарно, как анекдот, о «научной» деятельности бакинской епархии знакомым). Во-вторых, было некоторое чувство стыда: всё-таки эти люди представляют Русскую православную церковь и лучше не выносить сор из избы, чтобы ищущие повода не уличали духовенство в невежестве.

Но сегодня они сами вынесли сор своего невежества из избы, публично делая на каждом углу заявления, граничащие с параноидальным бредом. И теперь то, что раньше вызывало улыбку, как неуклюжая попытка угодить властям, сегодня становится идеологическим инструментом, используемым для захвата древних памятников армянской культуры. Смех обратился слезами.

Приведу еще один факт, связанный с «научным флагом» духовенства бакинской епархии, говорящий сам за себя. Цитата: «Для изучения истории христианства в Кавказской Албании интерес представляют, прежде всего, албанские и армянские источники. Без преувеличения можно сказать, что значительной частью фактов из истории христианства в регионе мы обязаны именно этим памятникам».

Вот текст самообличительный, как для автора, так и для всей азербайджанской пропагандистской машины. Итак, первоисточники, по которым можно изучать историю «исконно азербайджанских земель», — это армянские и албанские тексты. Простите, а где же тексты, написанные «исконными жителями»? Вот такое вот зазеркалье у нашей Алисы… Я заинтересовался (не без доли сарказма) этим фрагментом еще и потому, что раньше не слышал об албанских текстах, проливающих свет на историю Кавказской Албании. Думаю: «Интересно, что он укажет в библиографии для подтверждения этого пассажа? Какие ссылки на албанские тексты приведет?» Листаем библиографию… и, конечно, не находим никаких ссылок на албанские исторические тексты. Итак, первоисточники древнеармянские, а земли — «исконно азербайджанские».

Корр.: Нет, они сейчас говорят, что писали на албанском языке, но пришли армяне, перевели на армянский, а оригиналы уничтожили.

Отец Арсений: Да, говорят, но как аргументируют? Как только это рассуждение услышит любой человек, который имеет базовое высшее образование, он скажет: «Ребята, вы когда-нибудь слышали о бритве Оккама? Не изобретайте новых сущностей без необходимости». То есть если есть древнеармянские тексты, первая идея — это первоисточники. Для того чтобы поставить под сомнение эту идею, нужно привести факты. Вы должны сказать: смотрите, мы откопали один древний албанский текст и доказали в его отношении, что традиционно распространенный армянский текст является его переводом, а албанский источник первичен. Вот текстологический анализ. Текстология — это точная наука. На основании этого факта мы выдвигаем гипотезу о том, что, возможно, и другие древнеармянские тексты являются переводами албанских текстов.

Притом человек науки вам скажет, что это всего лишь гипотеза, подтвержденная единичным фактом. Но когда у тебя нет ни одного факта, а ты утверждаешь, что это так на основе своего внутреннего убеждения, то тебе надо обратиться к специалистам другого профиля, которые объяснят тебе, что подобные состояния суть проявления болезненности, которая может быть отрегулирована медикаментозным путем.

Только так. Потому что, если ты говоришь: «Я думаю, что эти злобные армяне сделали то-то и то-то просто потому, что они злобные и только так могли поступить», — и говоришь это без аргументов, ты похож на клоуна или на пациента палаты № 6, вместе с Наполеоном и прокурором.

Корр.: Получается, все смотрят на этот абсурд и не берут в голову, считая, что это настолько глупо, что и так все понимают. Это позволяет вести пропаганду, потому что даже серьезные люди отказываются ей противостоять. И в результате все информационное пространство — у них.

Отец Арсений: На кого может быть рассчитан весь этот бред? Я думаю, что а) на внутреннее пользование и б) на люмпена, на безграмотного человека, не читающего и не способного проверить информацию.

Корр.: Да, на людей, которые в этом не разбираются.

Отец Арсений: Для среднестатистического представителя российской интеллигенции обсуждаемый вопрос абсолютно прозрачен. Многие говорят, обращаясь к нашим соседям: «Друзья, вы же можете гордиться тем, что на самом деле действительно ваше. Зачем вам чужое?»

Например, зачем вы называете Низами азербайджанским поэтом? Человек не писал никогда на вашем языке, он творил на фарси и является классиком персидской поэзии. Но вы не идентифицируете себя с персами, вы называете братьями турок. Но есть же Ахундов, Гаджибеков, Караев, Магомаев и др. Ну да, поздние, XIX–XX века. Потому что вы молодой народ. Но разве стыдно быть молодым? Почему вы должны быть древними? Что плохого в молодости? Или что великого в древности? Разве это заслуга армян сегодня, что они древние? Уж так получилось.

Опять же, если сравнивать, например, с греками, то армян тоже можно назвать молодым народом. Армяне, говоря «мы давно живем в этих землях», ссылаются на древнегреческого историка Геродота, упоминающего об армянах в V веке до нашей эры. Отсюда видим, что греки имели письменность более чем за тысячу лет до армян. Ну что нам, плакать теперь из-за этого?

Да, греки писали раньше, евреи писали еще раньше. Мы начали писать чуть позже, вы, азербайджанцы, еще позже, и пока свой алфавит не изобрели (хотя, по-моему, Ахундов пытался в середине XIX века). Ну ничего, может быть, изобретете завтра. Он будет, может, очень хороший, лучше, чем армянский, греческий или латинский. Или же будете пользоваться латинским.

Что тут такого? Зачем лгать, зачем перевирать? Зачем высасывать из пальца? Зачем выкапывать Черное море? Зачем выдумывать «древних укров»? Зачем присваивать себе изобретение колеса? Пытаться навесить на себя некую древность и некое ложное величие…

Корр.: В данном случае понятно, зачем. Этим обосновывают то, что надо карабахские земли забрать себе, что они имеют право на эти земли.

Отец Арсений: Но может же быть просто честная позиция — право сильного. «Я могу, я взял». Это, по крайней мере, честно.

«Я не буду тебе что-то там доказывать, почему я считаю это своим, тем более на моей стороне международное право. Да, вы здесь когда-то жили, мы пришли, завоевали ваши земли — хорошо сделали. А теперь будем жить на ваших землях, а вы будете ютиться на камнях, которые мы вам оставили». Право сильного. Всем было бы понятно. А эта ложь — она вас же изнутри разъест, как ржавчина, и вы все равно разрушитесь. Потому что ложь не может существовать вечно. Зачем хотите разделить судьбу отца лжи, которого мы называем сатаною, а вы шайтаном?

Следующее сравнение я уже много раз приводил. Немцы совершили чудовищное преступление. Ошиблись. Пошли за безумным вождем. Народ сошел с ума. Но осознал, покаялся, сказал: «Да, мы были безумны, поступили отвратительно. Это мерзко. Простите нас».

Турки, другой народ. Совершил такие же чудовищные преступления. Может быть, по масштабу чуть меньше, но все равно аналогичные по характеру злодеяний. Может быть, технических возможностей не было — газовых камер, например, — чтобы убить как можно больше людей. Есть признание и раскаяние? Нет. Наоборот, яростное сопротивление покаянию.

Почему такая реакция? Почему не сказать: «Да, наши предки это сделали, но это неправильно. Мы не хотим так жить». Раз не говоришь, значит, хочешь. Раз не говоришь, значит, считаешь, что сделали правильно. Но пойми, Бог поругаем не бывает, рано или поздно на твою голову все эти горящие уголья высыпятся. Пока есть время, если бы ты немножко подумал, покаялся сейчас, сказал бы: «Да, мы тогда вас резали, уничтожили много, простите, это было плохо. Земли мы вам не вернем, компенсации не заплатим. Мы плохо поступили, но эти земли мы оставим себе, будем на них жить». Еще можно было бы избежать катастрофы.

Корр.: Так не получится. Если покаяться, может быть, придется что-то отдавать.

Отец Арсений: А зачем? Никто добровольно не платит контрибуцию. Можно только заставить платить, принудив к капитуляции.

Но это, по крайней мере, честная позиция. Понятно, что я утрирую. Конечно, говорить нужно не в таких терминах, но можно вложить такие смыслы. Международное сообщество, посмотрите, как мягко стелет языком, а на поверку всегда выходит, что реально работает только право сильного. Утрирую, чтобы показать диаметрально противоположные подходы. Как думаете, немцы признали свою вину только потому, что были побеждены? Только потому, что были вынуждены подписать позорную капитуляцию? Думаю, нет, немецкий народ реально, в своей глубине, осознал преступность содеянного. Поэтому сейчас им стыдно даже упоминать имена деятелей той эпохи, а в Турции мавзолей Кемаля Ататюрка.

Корр.: Осознание и наступило после того, как они проиграли войну. Может быть, это и было толчком как раз. Вернее, точно было. Турки-то так и продолжают быть на коне.

Отец Арсений: На самом-то деле можно сказать, что турки тоже потеряли ту Османскую империю, которая у них была. Да, благодаря хитрости, изворотливости они сохранили небольшое ядро. Но та империя, которую они рисуют на картах, и о которой Эрдоган говорит: «Крым мой, Батуми мой, Иерусалим мой, Средняя Азия моя», — ведь эта империя тоже когда-то существовала.

Но осознания того, что было совершено страшное злодеяние, нет. Что это означает? Это означает, что те мысли и чувства, которые жили в сердцах турок, творивших когда-то беззакония, остаются и в сердцах современных. А это, конечно, означает национальный тупик. Рано или поздно гнев Божий за это придет. Еще оставлено время на покаяние, и либо они им воспользуются, либо нет.

Корр.: Но надо сказать, даже с этой карабахской войны есть масса видеозаписей, я видела, к счастью всего несколько, но мне просто говорили, что они одного характера. Они сами снимают, как издеваются над людьми, причем очень жестоко. После этого спать невозможно.

Отец Арсений: Проблема в том, что люди так помрачены своим зверством, что они даже не считают это чудовищным, поэтому не видят проблемы выложить это на всеобщее обозрение.

Корр.: Они сами снимают и выкладывают в интернет. Это не шпионы сняли и принесли. Это они публикуют сами же.

Отец Арсений: Именно об этом и речь. Люди не осознают, что совершают страшные злодеяния, не осознают себя варварами. В принципе, исправление начинается с осознания. Осознания нет, поэтому говорить о том, что здесь что-то когда-то изменится, не приходится. Поэтому говорить о том, что Карабах может оставаться в составе Азербайджана, значит говорить о депортации или уничтожении жителей Нагорного Карабаха. «150 тысяч — что это „по сравнению с мировой революцией“, по сравнению с тем, сколько мы вырезали раньше! Выселим, порежем еще немножко — и все закончится», — примерно такая логика. Так что мирная жизнь, которую рисует Алиев, рассказывая, как все мы можем мирно существовать в нашем любимом Азербайджане, многонациональном государстве, — конечно же, утопия, очередная сцена театра абсурда, с которого мы начали. После всего, что вы говорите о последних зверствах, и после того, что мы обсудили, ясно: поскольку покаяния нет, повторение трагедии неизбежно.

Корр.: Более того. Алиев не только говорит, что «армяне смогут у нас мирно жить». Он еще несколько раз в тех же речах говорил, что «мы сломали хребет армянскому фашизму». Что армяне фашисты и «мы победили их фашизм».

Отец Арсений: Да, это стандартный прием. Чтобы тебя не обвиняли в фашизме, надо назвать фашистом противника. Лучшая защита — это нападение. Но тупик, в который приведет этот раскрученный маховик непрестанной лжи, постоянно доходящей до абсурда, неизбежен.

Даже если бы мы не знали о пророчествах греческих отцов о судьбах Турции, когда смотришь на ситуацию, понимаешь, что масштабная трагедия турецкого народа неизбежна. Просто жалко будущих турецких детей, матерей, стариков, которые должны будут пострадать от того, что народ так и не захотел раскаяться в многовековых преступлениях. А ведь можно было попросить прощения. Можно было простить и начать всё заново. Земли хватило бы на всех. Но, видимо, нет. Видимо, это тоже утопия.

Писец Меликсет. Евангелие (Арцах). 1477
1477(Арцах).ЕвангелиеМеликсет.Писец
Писец Меликсет. Евангелие (Арцах). 1477

Корр.: Я не верующая, я не хожу в церковь. Но когда вижу такую ложь, мне ничего, кроме дьявола, на ум не приходит. Потому что это уже уровень не человеческий.

Отец Арсений: Несомненно, это дело дьявольское, ибо он лжец и отец лжи.

Корр.: Да, я об этом.

Отец Арсений: Есть известная фраза, приписываемая, по-моему, Марку Твену: если не знаешь, что сказать, скажи правду. Дескать, надо сперва выдумать, как солгать, и, в крайнем случае, если уж ты ничего хорошего не придумал, говорить правду. Тут похожая логика действует.

Смотрел короткую запись с так называемым «богослужением албано-удинской церкви» в Дадиванке. Вопросы: почему служба на церковнославянском? Почему служащий похож на клирика Русской православной церкви? Почему «представители албанской христианской общины» не могут правильно перекреститься? Ответ один: потому что все это цирк. Разговоры об удинах как о потомках тех самых албанцев… Не вопрос, но сколько их? Даже если самую раздутую статистику взять — несколько сотен, наверное, может быть, тысяча. И говорить об удинской церкви, которая, оказывается, все это создала… Нет их, вы понимаете? Если вы любые переписи откроете, начиная с XIX века, в пиках их было максимум 10 тысяч человек.

Корр.: Насколько я знаю, удины были прихожанами армянской церкви, а после трагических событий, когда армяне из Баку уехали, они просто вошли в Русскую православную церковь. У них не было уже давно своей отдельной церкви.

Отец Арсений: Это так. Не было ни отдельной церкви, ни отдельного письменного языка, ни отдельной культурной традиции, которая была бы кодифицирована языком. Они пользовались армянским языком.

Конечно, те, кто жил в Азербайджане, начинали говорить на турецком, в Грузии — на грузинском, в России — на русском и т. д. Удины все как минимум билингвы — на двух-трех языках говорят. А как такой маленький народ, который исчисляется тысячами, даже не десятками тысяч, может иметь свое богатое наследие? И вот сейчас говорить о том, что они — это и есть албанская церковь, которая все это создала и построила… Не имеет смысла это обсуждать серьезно.

Корр.: Тем не менее надо обсуждать. Что можно сделать? Можно только давать вещам правильные имена и их на всех базарах озвучивать. Потому что эта ложь несется из каждого утюга.

Отец Арсений: Я не знаю, насколько этот подход правильный. Бывает ситуация, когда пытаешься вести дискуссию, высказываешь какое-то мнение, апеллируешь к фактам, а в ответ слышишь нападки, оскорбления, переход на личности.

В этом случае бессмысленно продолжать общение. Если человек начинает дискутировать в поле, которое я предлагаю, если апеллирует к научным фактам, к логике, к здравому смыслу, умеет строить цепочки рассуждений, я могу с ним беседовать, приводить контраргументы. Но в ответ на поток сознания и бессвязный бред — что скажешь? Как приводить аргументы, факты, доводы людям, живущим в иной реальности, в зазеркалье?

Примерно так не о чем говорить с людьми, рассуждающими об «албано-удинской православной церкви», построившей Дадиванк.

Корр.: Но есть же еще простые люди, которым просто промывают мозги. Они не вдаются в подробности, не читают научные труды, они читают новости, какие-нибудь небольшие статьи. Читают и всем этим пропитываются. И они пропитываются только этим, потому что голос с другой стороны почти не слышен.

Отец Арсений: Давайте постараемся взглянуть на ситуацию с позиций здравого смысла. Если у вас возник вопрос математический — к кому обратиться? Спросить у математика. Возник вопрос по физике — спросите у физика. По историческому вопросу спросить у профессионального историка. Разве это не очевидно? Сегодня задать вопрос — это два клика. Открыл Google, нашел авторитетный источник, выражающий позицию мирового научного сообщества по интересующей проблематике, например, соответствующую энциклопедию, и читай. Итак, три простых шага: 1) построить поисковый запрос, 2) найти авторитетный источник, 3) прочесть. Отбросьте источники, которые могут быть ангажированными, например, труды азербайджанских или армянских историков в обсуждаемом вопросе. Но есть мировая историческая наука, есть англоязычный мир, который занимается исследованиями на этих землях 150 и более лет. Люди накопили огромные знания, проводили здесь исследования, раскопки, анализировали тексты.

Откройте Британику, Иранику и прочтите. Вы получите исчерпывающие ответы на все интересующие вопросы: кто жил на этих землях? кто и когда вторгся на них и пр.? Если человек не хочет этого делать, не хочет просто обратиться к авторитетным источникам и прочитать, а вместо этого выдумывает свою сказочную историю, что ему объяснишь?

Я понимаю, что есть люди, которые считают, что вся наука продана, что есть другая тайная наука, а официальную всю миллионеры купили… Какая угодно есть чушь. У меня тоже есть несколько знакомых, балансирующих на грани психического здоровья, которые говорят, что современная наука, например, физика, никуда не годится, там все неправильно, а правильное вот это… И откапывают какую-то несусветную чушь из пыльных информационных подвалов.

Возражаю им: прежде чем об этом говорить, напиши хоть одну формулу и объясни ее. На этом разговор обычно заканчивается.

Аналогично, если человек говорит, что официальная историческая наука неверна. Пусть он продемонстрирует сперва хорошее знание древних языков, текстов древних первоисточников, текстологии и других научных инструментов современной исторической науки. Пусть покажет, что он освоил имеющийся научный пласт. И никто не откажет ему в праве поставить под сомнение общепринятые мнения, если его позиция будет достаточно аргументирована.

Но, как мы с Вами видели на примере горе-ученого, чей труд пафосно выложен на сайте бакинской епархии, эти люди не пытаются обременить себя знаниями.

Правда, для целостности картины, нужно упомянуть и о другой стороне медали, именуемой информационное пространство. Вместе с облегчением доступа к качественной информации человечество получило также огромную проблему — гигантский «мусорный» информационный поток. Это реальная опасность — опасность разрушения сознания из-за затопления его этим потоком. Мы действительно живем в эпоху, аналогичную эпохе Ноя, только физическую воду сменила вода информационная.

Мы практически не имеем возможности рефлексировать, рассуждать, анализировать получаемую информацию, потому что у нас на это не хватает времени. Исследования показали, что для переключения между двумя взаимоисключающими состояниями — приемом и обработкой информации — мозгу необходимо примерно 23 минуты. Но статистика говорит, что уже сегодня среднее время до получения очередной информационной порции в виде, например, сообщения в смартфоне, составляет 10–15 минут.

Мы отучились анализировать. И в этой ситуации говорить о чем-то серьезно не получается. В этой ситуации — кто кого перекричит. Но я, извините, не могу общаться таким образом. Не могу в качестве аргумента выставлять крик, «кто больше и громче скажет, тот и прав» или «кто больше на посты в Facebook лайков соберет, тот и прав». Не могу я в таких категориях мыслить.

Все еще придерживаюсь архаичных взглядов. В частности, считаю, что истина есть, она единственна и дважды два может быть только четыре, никак не пять и не три. И эту истину можно найти, если просто приложить к этому усилия.

Простой пример: приходят ко мне и спрашивают: «Вы что, верите в коронавирус?!» Ребята, не надо верить в коронавирус или не верить, это не вопрос веры, это медицинский факт. Можно увидеть коронавирус, можно его исследовать. Я сам не вижу, у меня нет микроскопа, я не имею соответствующих биологических знаний. Но я обращаюсь к специалистам. Если научное сообщество говорит мне, что они видят, знают его свойства, описывают их, публикуют научные статьи, я этим знаниям доверяю, потому что более авторитетного источника информации на планете не существует.

А аргументы в формате «а мне так кажется» — это, вы меня извините, уже проявление нездоровья. Кажется — перекрестись, как говорит поговорка. «А мне кажется, что никакого коронавируса нет…» Ну хорошо. Только мне с тобой, в принципе, говорить не о чем.

То, что мы с Вами обсуждали: абсурдность ситуации с «православными удино-албанскими церквами» — из той же оперы «мне кажется». «Мне кажется, что сперва были албанские книги; кажется, армяне их перевели, кажется, потом сожгли; кажется, удины построили Дадиванк; кажется, армяне всего 200 лет, как живут в Арцахе; кажется, что азербайджанцы давно тут жили; кажется, что название национальности изобрел совсем не Сталин и не далее, как в 30-е годы прошлого века, а кто-то другой, таинственный…»

Да, ребята, но вам хорошо бы знать: факты свидетельствуют против ваших интуиций. «Если факты против нас, то тем хуже для фактов!» Что тут скажешь? Ничего, кроме: «И тебя вылечат!»

Это театр абсурда, вот и всё. Здравым людям все очевидно, больным ничего не объяснишь. Если вы приведете такие рассуждения любому человеку из академической сферы, над вами будут смеяться и заподозрят нездоровье. Кстати, в связи с упомянутым выше информационным потопом замечу, что он также является, по моим наблюдениям, фактором, усугубляющим в обществе поляризацию «психически здоровые — больные». Но это отдельная тема…

Корр.: Но дело в том, что существовали люди со степенями, которые это писали даже еще в советское время. Люди, которые действительно назывались профессорами, как-то еще…

Отец Арсений: Ученые тоже, может быть, даже в большей степени, подвержены психическим расстройствам. От этого никто не застрахован. Знаю ряд примеров известных и не очень физиков и математиков, которые лечились серьезно от психических расстройств, правда, это не всегда мешало их научной деятельности.

Корр.: Ну, например, был Зия Буниятов, который как раз продвигал подобные исторические концепции. Его не лечили, его объявили героем Азербайджана, избрали академиком.

Отец Арсений: Ни герои, ни политики, ни властители от этого дела не застрахованы. Бывают люди с ярко выраженной клиникой, которые тем не менее являются политиками, могут даже управлять государством. Помните Высоцкого? «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Так что всякое бывает. Но ситуация с Буниятовым, думаю, другая. Человек поймал струю — нужно было придумать историю — и он придумал. Просто бизнес, ничего личного. Думаю, он все прекрасно понимал. Власти нужен был беспринципный человек, он был найден. Возможно, это и неверная оценка.

Другая сторона медали в том, что народ, не раздумывая, сделал фальсификатора героем.

Аналогичная ситуация с героизацией в Азербайджане Сафарова, который просто зарубил топором спящего. Я попытался интерполировать эту ситуацию, скажем, на армян, русских, французов — смогли бы они героизировать человека за то, что он зарубил топором спящего, даже если бы спящий был преступником? Я просто представил себе ментальность любого европейского народа и понял, что это невозможно. Могли стыдливо промолчать. Представитель нашего народа совершил поступок, за который мне стыдно, — я лучше промолчу. Но выкупить, привезти, сделать героем и потом массово называть его именем детей — это уже, извините, явный маркер душевного состояния народа.

Корр.: Есть от этого вообще какое-то лекарство?

Отец Арсений: Возможно, стандартные медикаменты. Фармацевтическая промышленность работает хорошо, психиатрическая наука тоже.

Корр.: На уровне народа — я сомневаюсь, что это как-то применимо.

Отец Арсений: Конечно, нет. На уровне народа, конечно, нет. Болезни народов лечатся национальными трагедиями, к сожалению. Либо надо, подобно Германии, после этой трагедии, прийти к покаянию, чтобы выйти из этого тупика, либо трагедия повторится и будет повторяться снова и снова.

И, на самом деле, это касается всех народов, не только Азербайджана или Турции. Это в той же мере касается армян и русских. Это касается абсолютно всех.

Корр.: Но сейчас национальная трагедия именно в Армении.

Отец Арсений: Вся история армянского народа пропитана национальными трагедиями. Ну, значит, надо просто хорошо подумать, от какой болезни нам необходимо вылечиться. Конечно, то, что произошло сейчас, — также национальная трагедия. И если кто-то скажет, что мы ее не заслужили, тот ропщет на Бога. Кто скажет: «Мы такие святые, чистые, правильные, хорошие, почему нам такое послано?» — уже не может именоваться христианином.

Кто хочет именоваться христианином, тот все-таки должен сказать, что, если моему народу это послано, давай-ка я задумаюсь о том, за что нам это. Потому что это не бывает просто так. Национальная трагедия приходит за болезнь народа. Бог пытается через это народ вразумить и исцелить.

Думаю, что люди должны просто начать над этим думать.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER