logo
  1. Информационно-психологическая война
  2. Вспышка нового коронавируса
Интервью ИА Красная Весна /
К новому коронавирусу невосприимчивы традиционные лабораторные животные: мыши, морские свинки, кролики, хомяки, то есть проверять вакцину в обычных условиях не на чем

Вирусолог рассказал о перспективах создания вакцины против коронавируса

Чепурнов Александр Алексеевич
Чепурнов Александр Алексеевич
Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

Во всем мире бушует не изученный человечеством коронавирус. По последним данным, в мире уже более 310 тысяч выявленных случаев заражения, из них более 13 тысяч с летальным исходом. В условиях пандемии и принятых жестких мер почти во всех государствах планеты, ученые Китая, США, России и других стран работают над созданием вакцины.

О том, что из себя представляет данный вирус по первым научным исследованиям, каковы перспективы создания качественной вакцины, а также, является ли данный вирус биологическим оружием США против Китая или это плоды неудачного эксперимента в военно-биологической лаборатории в Китае, корреспонденту ИА Красная Весна рассказал профессор по вирусологии, ведущий научный сотрудник института экспериментальной и клинической медицины, бывший заведующим отделом особо опасных инфекций на «Векторе» под Новосибирском с 1990 по 2005 годы, Чепурнов Александр Алексеевич.

ИА Красная Весна: Недавно появились первые сообщения об испытании вакцины против коронавируса в России. Каковы ваши прогнозы? Будут ли они успешными?

Александр Чепурнов: Они вполне могут быть и успешными. Для меня главный вопрос, чтобы я понимал, успешны они или нет. А у нас, к сожалению, в стране про две последние версии вакцины против Эболы до сих пор нет публикаций. Поэтому я до сих пор не знаю, есть ли у нас в стране собственная вакцина или нет. Или есть бадюха какая-нибудь позорная, про которую президенту наврали, а что там на самом деле, знают только авторы этих вакцин.

Понимаете, когда делают какой-то нормальный препарат, то его свойства, как его получали, бог с ним, это может быть секретом чьим-то, а вот какие свойства, насколько он защищает и от каких доз, вот это должно быть предметом, который я должен знать не просто как ученый, а, вообще, как человек. Обязательно должна быть научная публикация с этими данными.

В Америке было сделано три прототипа вакцины. Первый из них был сделан самым крутым коллективом, который, вообще, один из самых великих из всех существующих, и возглавляемый самым заслуженным специалистом. Но прототип вакцины, которая была сделана второй и другим коллективом ученых, оказался намного лучше. Поэтому после всех публикаций всем стало понятно, что будут делать вакцину не от авторитетного коллектива, а ту, которая надежно защитит жизнь человека.

И они сделали вакцину, которая защищает не только при предварительной вакцинации, как положено вакцине. Но даже как средство экстренной профилактики. То есть в течение первого — второго дня после заражения, введение этой вакцины на 100% защищает человека.

А того, что сделали у нас — никаких публикаций нет. И патента я тоже не увидел. Первое было сделано два или три года назад. Если помните, даже было заявление президента, что мы сделали самую лучшую в мире вакцину против Эболы.

ИА Красная Весна: Да, было.

Чепурнов: Если она самая лучшая, значит, вы мне статью опубликуйте, в которой написано: столько-то обезьян, такие-то дозы и всё это выдерживает. Если она лучшая, значит, она должна выдерживать не сто летальных доз, а тысячу, или не тысячу, а десять тысяч при введении, понимаете. И поэтому я не верю, что у нас сделана вакцина против Эболы.

Совсем недавно бывший премьер Медведев вот здесь, на «Векторе», открывал новое производство другой уже вакцины против Эболы. Зачем, если уже есть отечественная «самая лучшая в мире вакцина»? Может быть, она и хорошая, но опять же публикации нет. И я опять не знаю, что она из себя представляет, и насколько защищает. Я очень боюсь, что в очередной раз сделают непонятно что. И не опубликуют. И я не буду знать, могу ли я полагаться на эту вакцину.

Скажу так, пока я не увижу публикацию, в которой четко расписано, что может наша вакцина против коронавируса, я буду стараться достать либо американскую, либо китайскую, над которыми сейчас работают.

А что касается вакцины, может быть, вы слышали, еще рвется сделать вакцину ФМБА, которое теперь возглавляет бывший министр здравоохранения. Понимаете, я это расцениваю как то, что все рвутся к денежкам.

ИА Красная Весна: Российские ученые провели секвенирование генома нового коронавируса. Насколько это поможет в разработке новой российской вакцины? Есть мнения экспертов, что это уже ничего не изменит, потому что наши ученые не первые, кто это сделал.

Чепурнов: Конечно. Это нормальный процесс. Понимаете, вирус же очень быстро мутирует, потому что у него нуклеиновой кислотой является РНК. РНК значительно легче поддается естественным мутациям. Если ДНК спонтанную мутацию выдает один на миллион повторов, то РНК — один на тысячу, то есть намного быстрее накапливаются какие-то изменения. Именно для этого многие страны, в которые приходит вирус, проводят собственное секвенирование, т. е. зачитывают геном вируса, выделенного от больного уже в их стране.

Недавно бразильцы проделали такую работу. Все, к кому попадает, и для того чтобы продемонстрировать свой статус, и для того чтобы посмотреть, что же к ним пришло, хотя придет много разных вариантов, делают такую процедуру. Она несложная. Сегодня это вообще всё автомат делает. Подготовили пробу, зарядили и получили на выходе, что там такое. Я очень рад, что мы присоединились к этому процессу. И данные об изменчивости этого вируса существенны при разработке вакцины и понимании его биологии.

ИА Красная Весна: На ваш взгляд, когда в этих условиях появится действительная рабочая вакцина? В какие сроки примерно?

Чепурнов: Все ориентируются на конец года. Потому что, в принципе, месяца четыре займет проверка. Вот если сейчас препараты начнут работать, да. Там видите ситуация какая, к новому коронавирусу невосприимчивы лабораторные мыши. Обычные лабораторные животные, мыши, хомяки, морские свинки, крысы, кролики невосприимчивы, то есть проверять вакцину в обычных условиях не на чем.

ИА Красная Весна: И как тогда разрабатывать вакцину?

Чепурнов: Дело в том, для того, чтобы происходило заражение, должен быть специфический рецептор. Он есть только у человека — у примата. Именно поэтому на «Векторе», например, это будут проверять на приматах.

У китайцев есть так называемые трансгенные мыши. Это измененные мыши, в клетки которых введен этот самый ACE2-рецептор, и тогда они становятся доступны для заражения этим вирусом. Вот такая модель. И вроде бы как у американцев тоже была такая модель трансгенных мышей, они ее то ли законсервировали, то ли она на ходу, и я не думал, что они ее так быстро поднимут. Но на чем-то они ее испытали на защитные свойства, раз уже приступили к испытаниям на безвредность на добровольцах.

ИА Красная Весна: Как вы объясните быстрое появление вакцины и коронавируса и начало ее проверок на людях в США?

Чепурнов: Вот смотрите, сейчас появилось новое понятие, раньше его назвали бы методическим подходом, сейчас это называется платформой. Это некие уже проделанные методические разработки, которые позволяют очень быстро с помощью компьютерного анализа просчитать, какие белки могут иметь защитные свойства, и смоделировать прототип вакцины. Рассчитывают несколько прототипов, и дальше надо в экспериментах определить, есть ли у них защитные свойства и какой прототип эффективнее

И вот этих типов платформ существует, ну, наверное, с десяток. Начиная с того, чтобы просто наработать вирус, убить его, и таким образом, сделать вакцину. Инактивированная вакцина — самая популярная вещь. И кончая современным, на сегодняшний день самым современным, мРНК-вакцинацией.

Вот, например, вакцина мРНК-1273, которую сделали американцы, которую с небольшим отставанием развивают китайцы, разработали, именно опираясь на этот подход, потому что он считается наиболее перспективным и наиболее быстрым, в плане того, чтобы сделать вакцину.

Таким образом, как только китайцы прочитали и опубликовали геном, все необходимые вещи были готовы. Дальше, есть такое понятие в молекулярной вирусологии, как обратная генетика — это не когда из вируса выделяют геном, а когда собирают ген, буквально «по буквочке». И после этого оживляют его в клетках. То есть собирают точную копию того, что должно быть.

Так вот, эти самые мРНК-вакцины — имеется в виду матричные или информационные РНК — это кусочки РНК, по которым строятся конкретные белки. Конструируют такие мРНК, которые кодируют белки, характерные для антигенного портрета коронавируса. Причем вот этого коронавируса SARS-CoV-2. Введение таких РНК должно провоцировать в организме выработку белков, свойственных коронавирусу, и сразу же иммунитет человека начинает распознавать это, как чужеродный белок и вырабатывает против него, во-первых, иммуноглобулины, а во-вторых, настраивает против него иммунокомпетентные клетки, то есть клетки, которые должны конкретно против такого вируса бороться. Это смысл вообще любой вакцины.

Китайцы сейчас сделали такую вакцину и проверяют на своих трансгенных мышах. А американцы либо уже успели проверить на своих трансгенных мышах, или на обезьянах, то ли просто в связи с остротой ситуации пропустили это дело и вышли сразу на добровольца. Вот и всё.

А то, что мне не нравится в этой ситуации — это то, что такая вакцина будет двухкратная. Пока, по крайней мере, они предполагают, что, чтобы получить напряженный иммунитет, надо будет дважды вакцинировать: на нулевой и 21-й день. Это плохо. Это долго. Это жаль.

ИА Красная Весна: Есть такая информация, что исследования показали, что это рекомбинантный тип вируса, то есть в нем присутствуют частицы коронавируса, ВИЧ и гриппа. Все вместе они подавляют иммунную систему человека. То есть смысл заключается в том, что это искусственно созданный вирус. Наши специалисты говорят, что это биологическое оружие США против Китая. А в Индии говорят о биологической атаке Китая. Как вы бы могли это прокомментировать?

Чепурнов: Нету там никаких признаков, понимаете. Тот человек, который у нас об этом говорит больше всего, он когда-то очень давно работал. Я не знаю, насколько он качественный специалист.

Зато знаю, что девять лучших специалистов из различных стран мира написали специальную статью о том, что внимательное исследование и обсчет генома нового коронавируса не показывают никаких признаков того, что это сборка или химера.

Дело в том, что, для того, чтобы сделать его более прилипчивым, надо было добавить вот в этот вирус фрагменты генома, которые присущи человеческому коронавирусу. Их же тоже несколько видов. В этой ситуации это было бы заметно. Не только потому, что сама "склейка" заметна по разным признакам, а еще и потому, что одни и те же белки по-разному могут кодироваться по разным сочетаниям нуклеотидов, по разным сочетаниям генетических буквочек. И они отличаются. У грызунов это делается одним способом, а у человека немножко другим сочетанием букв. И это было бы сразу видно.

Что касается сходства с фрагментами генома ВИЧ, то сходство с 5-7 букв можно найти при желании с очень многими вирусами. Я, вообще, вирусом Эбола занимался в основном. И когда-то нашли большое сочетание гомологии, и это было первое предположение для Эболы, каким образом он подавляет иммунную систему. Нашли гомологию с очень известным белком Р15E — это белок онкогенных ретровирусов, который действительно обладает иммуносупрессивными свойствами. И с этим пятнадцатичленником было совпадение по десяти буквам. И не разбираясь дальше в ситуации, опубликовали очень нашумевшую статью, и так далее и тому подобное.

А когда я начал кусками вирус Эбола проверять на иммуносупрессивные свойства, именно этот кусок никаких вообще свойств не продемонстрировал.

Поэтому сегодня про вирус Эбола есть две статьи: в одной заявляется, что есть пятнадцатичленник, который имеет высокую гомологию с иммуносупрессивным белком и поэтому вызывает иммуносупрессию, а в другой, в моей статье, есть весомое доказательство, что именно этот участок не обладает иммуносупрессивными свойствами.

А потом уже у Эболы нашли как минимум 5–6 способов подавлять иммунный ответ. Здесь тоже, видимо, что-то есть. Со временем в этом разберутся. Это свойство белков.

Вот у Эболы один белок обладает способностью не разрешать организму вырабатывать интерферон. Другой белок обладает способностью не разрешать организму пользоваться интерфероном, если его даже введут извне. Третий механизм, третий белок, выпускает тучу маленьких коротких пептидов, которые связывают иммуноглобулины и так далее и тому подобное. Здесь то же самое. Что-нибудь найдут при дальнейших научных исследованиях.

Ну, в общем, я ни в каком ракурсе не вижу никакой химеры. Такие вещи называются химерами, когда они слеплены из нескольких вариантов вируса. Кстати, чтобы пресечь сплетни, девять крупных специалистов-вирусологов из разных стран сделали специальное заявление в виде научной публикации о том, что вирус натуральный, а не сконструированный. Вообще, человеку свойственно искать виновников своих бед и болезней, в частности. Вспомним хоть про гонения на ведьм, которые якобы насылали моровую язву. Теперь вот вирусологи превратились в коллективную ведьму.

ИА Красная Весна: Ясно. Недавно разговаривал с экспертом по биологическому оружию, с Игорем Викторовичем Никулиным. Он говорит, что новый коронавирус — это биологическое оружие, разработанное в США.

Чепурнов: По-моему, он один об этом и говорит, собственно говоря, из специалистов. Он когда-то тоже работал в системе микробиопрома, но это было очень давно. Причем он же видит, что это не китайцы сделали, а американцы, которые подсунули вирус китайцам.

Это как бы удобная позиция, кстати говоря, и для китайцев, они с ней тоже немножечко поигрались. Ну, может, быть, как средство, отбивать нападки на себя, наверное, оно сойдет. А так, я, во-первых, очень доверяю тем специалистам, которые это проанализировали, а во-вторых, сам не вижу никаких признаков, что этот вирус — химера, кем-то направлено сконструированная. Но зато я очень хорошо знаю, что с помощью банальной селекции можно такого натворить, что не надо никаких химер.

А потом, знаете, я вам еще одну интересную историю расскажу. Меня очень долго и до сих пор, упрекают, что я делал химеру из Эболы и натуральной оспы. Потому что в свое время рекомбинантные вакцины, которые сегодня делают в основном на основе вируса везикулярного стоматита, раньше когда-то самым первым, самым популярным носителем для рекомбинантных вакцин был вирус осповакцины. И естественно, когда мы начали выходить на попытки создать вакцину против Эболы, мы попробовали в том числе и это. Мы взяли и встроили в вирус осповакцины 24-й и 30-й белки вируса Эболы. Такая статья опубликована. Потом ее кто-то откопал. И начали говорить, что «дак, а вот же, они строили химеру». А это была просто отработка методических подходов, понимаете.

ИА Красная Весна: То есть вас обвинили в создании биологического оружия?

Чепурнов: Да. Был такой предатель — полковник Алибеков. Он уехал в Америку и написал книжку. Среди прочего он написал, что на «Векторе» делали вот такую вот химеру. И кто-то тут еще и эту статью мою откопал злополучную, о том, как была осуществлена совершенно неудачная попытка, и тем не менее я опубликовал, чтобы другие исследователи не тратили время на этот путь. И вот одно к другому сложилось, и получилась такая история.

Здесь с коронавирусом то же самое. Вот я смотрел опросы населения. На вопрос, считают ли люди, что это биологическое оружие, и что это сконструировано — 82% ответила «да». Это психология человека. Раньше ведьма насылала — ее на костер отправляли. Теперь вот злые вирусологи это делают. Это всё-таки естественный для человека, наверное, сюжет.

ИА Красная Весна: Ну, а в принципе возможно ли создание химер, биологического оружия и так далее, опасного для человечества?

Чепурнов: Знаете, вот еще поразвивается такими бешеными темпами биотехнология и молекулярная вирусология, и я боюсь, что их начнут клепать, как сейчас компьютерные вирусы. Да, перспективы, вообще, в самом деле злые.