logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Шиизм стал магнитом, притягивающим к себе новообращенных мусульман, несущих в мусульманство очень разные традиции. Тут и доисламский персидский, вавилонский мистицизм, и греческая эзотерика, и христианские ереси, и иудейские ереси, и манихейский дуализм, и, наконец, гностицизм

Судьба гуманизма в XXI столетии

Мухаммед и его сподвижники перед боем. Ок. 1820Мухаммед и его сподвижники перед боем. Ок. 1820

Очень трудно обсуждать взаимоотношения двух орденов: не вполне канонически христианского тамплиерского ордена (он же — орден рыцарей Храма Соломона) и не вполне канонически исламского братства ассасинов — поскольку по поводу ассасинов написано так же много, как и по поводу тамплиеров. И в написанном так же трудно отделить сколь-нибудь достоверный материал от выдумок.

Поэтому перед тем, как пуститься тем не менее в эти тяжкие, я попытаюсь обосновать необходимость столь рискованной затеи, притом что риск состоит в неполноте отделения объективного исторического материала от романтических выдумок, что понятным образом тут же сделает исследование заложником этих романтических выдумок.

Тем не менее приходится идти на риск, потому что даже простейшее, только что введенное мною понятие о неполноте каноничности ордена тамплиеров, тут же будет поставлено специалистами под вопрос. Мне скажут: «А кто вам, собственно, сказал, что они были не вполне каноничными? Это вам инквизиторы сказали в своих тенденциозных сочинениях? Или вы опираетесь на показания тамплиеров, выбитые этими инквизиторами под страшными пытками? Так мало ли кто какую напраслину на себя возводил и мало ли на кого какую напраслину возводили заведомо предвзятые недруги. Да и кто вам сказал, что тамплиеры и ассасины были хоть как-то связаны? Но даже если были — а на Ближнем Востоке все со всеми как-то интриговали, — то какова была глубина этой связи? Она ведь, коль скоро и имела место, могла быть основана только на прагматических интересах. Тамплиерам, этим христианским рыцарям, мешал исламский враг Салах ад-Дин, а ассасинам как исмаилитам, то есть крайним шиитам, тот же Салах ад-Дин мешал как суннитский притеснитель. Почему должны были быть более глубинные основания для взаимодействия тамплиеров и ассасинов?»

Поскольку задача этого исследования на данном его этапе состоит в том, чтобы измерить именно меру неканоничности того христианства, которое исповедовали тамплиеры, то я рискованным образом попытаюсь измерить меру этой неканоничности через другую неканоничность — неканоничность ассасинского ислама. Причем такую неканоничность этого ислама, которая не сводится к неканоничности шиизма для суннитов.

Но для того чтобы читатель, который интересуется судьбой гуманизма, а не нюансами по большей части чужой для него исламоведческой проблематики, смог идти за мною по очень неотчетливому и запутанному следу (а только такой след и оставила в истории проблематика, которую я сейчас начну обсуждать), я должен сообщить ему хотя бы минимальные сведения по очень далекому от общегуманистической проблематики вопросу. Каковым является вопрос о содержании исмаилитского учения вообще и его ассасинской версии в частности.

Это фрагмент статьи из газеты «Суть времени»

Полная версия будет опубликована через 2 месяца. Чтобы получить доступ к материалу сейчас, вы можете оформить подписку.

Оформить подписку на газету Суть времени

Купить выпуск в электронном виде

Купить материал в электронном виде