Для чего наука, если у нас нет производства?

Здравствуйте, друзья! Я работаю в ФИАНе, в Москве. Мне очень повезло, у меня были замечательные учителя, они воспитали любовь к нашей отечественной науке, они мне помогли уважать ее достижения. Но самому мне не получилось с ней встретиться. Я в ФИАН пришел в 2004 году, и то, с чем я столкнулся, это было для меня катастрофой. Идешь по коридорам — большое количество лабораторий, а людей почти нет. Такое ощущение, что жизнь постепенно умирает. Оборудование устарело, материалов нет, техническое обеспечение почти отсутствует. И среди этого упадка был только один рост — это рост бюрократии и большого количества бумаг. Единственное, что поддерживало и поддерживает сейчас — это люди, наши научные сотрудники, инженерный персонал, технические службы. Именно благодаря им, их любви к науке, их знаниям и труду, нашу науку уважают и ценят во всем мире. Большое им за это спасибо!

Митинг: Ура!

Но никто не вечен, и, как уже сказали здесь, им нужны преемники, нужны молодые люди. Вот сейчас говорят, что нам увеличили зарплаты. Да, действительно увеличили. Вот, например, зарплата младшего научного сотрудника раньше была 2–3 тысячи, сейчас она 11–12. Это серьезное увеличение, в 5–6 раз. Но, к сожалению... К сожалению, в абсолютном выражении оно минимально. И люди готовы работать, готовы идти в науку, но надо же на что-то поддерживать свою жизнь, поддерживать свою семью, обеспечивать хотя бы простой уровень жизни. Естественно, они вынуждены уходить в коммерческие структуры или уезжать за границу. Тогда для кого мы воспитываем своих ребят? Для иностранных лабораторий? Для иностранного производства? Нам говорят, что ученые ничего не делают, что наука существует только сама для себя. Действительно, а для чего она может существовать, если у нас нет производства? Куда мы ее будем прикладывать?

Если это действительно так, если мы ничего не можем сделать, то почему наших ученых постоянно приглашают за границу? Почему они достигают больших высот? Разве это показатель того, что мы ничего не умеем? Мне кажется, это показатель того, что нашему правительству не нужны наши результаты, их толкают, чтобы они ехали за границу. Вот какие вопросы надо решать, вот в каком направлении нужно двигаться. А вместо этого реформируют Академию наук, фактически ее уничтожают, уничтожают нашу отечественную науку, делают из нее кальку иностранных университетов.

Товарищи, нас объединила общая беда! Мы должны вместе объединиться и сохранить нашу науку, а значит, сохранить нашу Родину и наш народ. Это сложная задача, но мы с ней обязательно справимся! Спасибо большое.

Митинг: Ура!

Сергей Кургинян:

А знаете, к чему привела эта реформа образования в западных странах? Она привела к тому, что приходится увеличивать квоты на ввоз индийцев и других иностранцев, потому что не хватает местного населения с высоким уровнем образования. По этому поводу идет уже большой базар на Западе. Вот нам предлагают… Они сейчас откажутся, и ровно в этот момент мы всё введем, всё, от чего они будут отказываться. Вот это классический о’коннеровский фокус: вершки и корешки. Вот как только они сами откажутся от того, что сейчас нам навязывают, нам это всё сбросят.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER