logo
Статья
/ Марина Волчкова
А что остается в качестве досуга для подростка из бедной семьи, если спортивные секции и кружки или закрыты, или стали платными? Остаются улица, подворотня и развлечения, опасные для жизни

ДНК-подключение

15 марта 2013 года в Музее космонавтики имени Циолковского в Калуге состоялась презентация проекта «Дома новой культуры» (ДНК). Инициатором создания ДНК-центров в регионах стал вице-премьер Владислав Сурков, курирующий государственную политику в области культуры.

Сурков заявил, что через три года ДНК-центры будут построены в Калуге, Первоуральске и во Владивостоке (на острове Русский): «В принципе это дом меньшинства. Во всех городах России должны быть такие места, куда могут прийти те, кого не все понимают... Люди здесь должны получать знания, они должны учиться работать с новыми материалами, с новыми технологиями, в новом изобразительном искусстве. Поэтому это дом новой культуры. В Калуге должно быть известно то же, что в Нью-Йорке, в то же самое время. Без опозданий десятилетних, как принято в России».

Именно в этих центрах будут говорить обо всем передовом в современном искусстве, а символика названия ДНК нацелена на то, что предполагается менять «генетический» код нашей культуры, что изменит сознание людей.

Таким образом, речь опять идет об изменении сознания россиян. Подобное уже было. В 90-х перестройка начиналась с призывов философа А. Ракитова трансформировать социокультурное ядро советского человека.

О каком же «меньшинстве» идет речь? Еще в начале 2011 года либерально настроенный директор «Левада-центра» Лев Гудков писал: «Все увеличивающийся разрыв между центром и периферией обрекает большую часть страны на постепенное отупение и одичание... Впрочем, говорить о России как о неком целом сегодня уже неправильно: социальная жизнь, как и в советское время, резко разделилась на события, значимые для образованного меньшинства (8–12 % населения), … и на то, что наполняет сознание большинства, что мелькает в виртуальном пространстве, создаваемом кремлевской пропагандой и информационной или развлекательной попсой».

Вот так уже неоднократно повторенная тема противопоставления центра и периферии, «креативного класса» и «золотозубой электрички», «дельфинов» и «анчоусов», «мух» и «пчел» и т. д. получает дополнительное развитие. Если уж такие разные люди живут у нас в столице и регионах, если уж так они по-разному все воспринимают, значит у них и развитие разное, и разные культуры. И приходится признать, что новый «креативный класс» требует для себя «новой культуры».

А что же делать с остальным населением, которое продолжает существовать в нашей стране, и что делать с его представлениями о культуре?

Сегодня уже трудно спорить с тем фактом, что все происходящее с культурой в России иначе как уничтожением не назовешь. Можно лишь зафиксировать, что созданы все условия для деградации населения, особенно в провинции. И в первую очередь для молодежи. За последнее время в провинции уничтожалась вся социальная и культурная инфраструктура: закрывались школы (прежде всего сельские), библиотеки, Дома культуры, медпункты. Достаточно быстро исчезали те формы досуга, которые были приняты в советское время: активный отдых (спортивные секции, туристические походы), занятие в кружках (от танцевальных до авиамоделирования), посещение театров, музеев, разнообразных концертов (от классической музыки до бардовских песен).

Зато, безусловно, увеличилось количество просмотров телепрограмм. Исследования показали, что 28,4 % современной молодежи в провинции активному времяпрепровождению предпочитает просмотр телевизора. И это притом, что качество программ, несмотря на обилие каналов, «ниже плинтуса» и «ниже пояса».

9 декабря 2012 года на встрече с доверенными лицами Путина глава АП Сергей Иванов высказывал опасения по поводу дебилизации молодежи: «…Многие наши СМИ способствуют дебилизации населения. Дебилизация, к сожалению, продолжается. Одичание и падение нравов — это серьезная проблема». (9 февраля 2013 года он повторил этот тезис на съезде РВС).

Реклама в средствах массовой информации и, в первую очередь, телереклама призывают оттянуться, отдохнуть, «жить на яркой стороне»... И вот молодежь начинает увлеченно копировать несвойственные нам западные праздники — День Св.Валентина или Хэллоуин, увлекаться фильмами о зомби («день зомби» прошел по всему миру и, конечно же, у нас) и примитивными «дикими танцами».

Популярность «диких танцев», таких как «Гарлем шейк», где каждый кривляется как можно глупее, ныне докатилась и до нашей глубинки.

4 марта в интернете появилось видео: «дикие танцы» на фоне памятного мемориала погибшим воинам в городе Краснотурьевск. Человек в странной шапке начинает делать резкие, бессмысленные движения, к нему присоединяются другие с такими же идиотическими движениями. Трое молодых людей танцуют прямо на крыше БМП, являющегося частью мемориала. Один размахивает над головой верхней одеждой, второй — без брюк. Видно, что они топчут памятные венки. Компания выложила это видео в интернет как поздравление своему другу, солдату-срочнику.

Ролик вызвал бурное возмущение не только местных жителей: ветераны боевых действий в Афганистане и Чечне готовы были приехать в Краснотурьинск и «разобраться» с местной молодежью, устроившей эти танцы.

После скандала танцоры оправдывались, что не хотели оскорбить ничьи чувства и «ничего плохого не совершили». Однако свои извинения они принесли только под давлением властей города и губернатора области.

Один из блогеров так прокомментировал эти танцы: «Никаких ценностей не осталось — только денег и зрелищ подавай, дебилы-потребители».

К сожалению, в нашей стране памятники павшим в Великой Отечественной войне все чаще стали подвергаться осквернению, особенно в последнее время.

В Астрахани полиция задержала пятерых молодых людей, потушивших в ночь на 23 февраля Вечный огонь на братской могиле солдат Советской армии.

В январе 2013 года в г.Артем (Приморский край) четыре девочки погасили снежками Вечный огонь.

7 февраля 2013 г. в Усть-Каменогорске вандалы потушили Вечный огонь.

21 сентября 2013 г в Северодвинске двое молодых людей бросили в пламя Вечного огня венки, возложенные к памятному знаку «Ратному подвигу северодвинцев».

В 2008 г. в селе Давыдково 11-классники разрушили памятник советским солдатам, погасили Вечный огонь. Когда их спросили: «Зачем?» Парни ответили: «Громили от нечего делать…»

Можно повторить вслед за социологом Андреем Фурсовым, что «вандализм и откровенное презрение к историческому прошлому своей страны — результат двадцати лет социального разложения общества и отсутствия патриотического воспитания».

В марте 2013 года в интернете появился видеоролик, на котором ржевские подростки занимаются паркуром (вид экстрима — рискованные прыжки с одного препятствия на другое) у Вечного огня. А потом, сняв брюки, греются над пламенем мемориала.

Альпинизм, прыжки с парашютом, катание на лыжах и сноубордах — для многих в стране дорогое удовольствие. И потому молодежь занимается тем, чем может. Особой популярностью пользуется зацепинг. Интернет заполнен снимками молодых людей, которые на подножках локомотивов или вагонов перемещаются по железной дороге.

А что еще остается в качестве досуга для подростка из бедной семьи, если спортивные секции и кружки или закрыты, или стали платными? Остаются улица, подворотня и развлечения, опасные для жизни. Более половины подростков проводит свой досуг с друзьями на улице. Это в большинстве случаев превращает свободное время в криминогенное время. В России 62 % юношей подтвердило, что участвовали в групповых драках, более 80 % подростков регулярно употребляют алкогольные напитки, а 70 % от всех потребителей наркотиков — подростки и лица молодого возраста.

Сегодня Россия лидирует по количеству детских и подростковых самоубийств: 20 подростков из 100 тысяч заканчивают свою жизнь суицидом, этот показатель в 3 раза выше мирового. Большинство подростковых самоубийств приходится на бедные регионы, маленькие города, сельскую местность. По данным исследователей, подростки убивают себя из-за отсутствия смысла и перспектив на будущую жизнь. Большинство самоубийц (15–19 лет) нигде не учились и не работали.

Государство намерено бороться с подобными тенденциями. Но как? Приходится обратиться к советскому опыту. И вот уже Федеральное агентство по делам молодежи хочет частично возродить советскую методику воспитания подрастающего поколения, для чего создает новую структуру «Роспатриотизм». Школьники будут заниматься по советским программам физподготовки «Готов к труду и обороне» (ГТО), будут играть в «Зарницу», и участвовать в движении тимуровцев.

За последние четыре года это уже третья попытка создания «организации по патриотизму». Но будет ли она успешной при отсутствии основных жизненных перспектив? При фактическом противопоставлении узкой группы населения, которая будет посещать «креативные» ДНК-центры, основной «одичалой» массе?

Мне возразят, что продвинутые группы существуют. И что они заслуживают внимания. Согласна. И странно бы было мне опровергать это, коль скоро сама я десятилетиями играю в театре, изначально ориентированном на такие продвинутые группы. Но вот только что вкладывается в слово «продвинутые группы»? Будут ли эти группы подключены к Нью-Йорку, как это следует из слов Суркова, или же они будут подключены к собственной сокровенности, сокровенности великой России?

С конца 80-х годов нашу молодежь подключают к Нью-Йорку, образно говоря, по принципу подключения нашего водопровода к их канализации. Доказательства? В России так и не возникло аналога стиля яппи (не потребляющие наркотики и алкоголь молодые спортивные интеллектуалы, слушающие только классическую музыку). Но зато сразу же стал яростно развиваться панк-стиль, стиль интеллектуальных окраин, сознательно культивирующий дух, который сами создатели называют «духом отребья». Я, кстати, не считаю, что стиль яппи так уж перспективен для России. Он скучен, пресен, но тем не менее. Так что к чему будут подключать? Это первый вопрос, на который пока нет никакого ответа.

Второй вопрос — денежный. Подключать к этому самому ДНК будут кого? А ну как окажется, что людей с «дельфиньим» достатком?

Третий вопрос — эта продвинутость и патриотизм. Как они будут сочетаться? Ведь может быть и патриотический, и антипатриотический авангард. И так далее. На кого будет работать молодой интеллектуал-дельфин? На Россию или Нью-Йорк, к которому его подключили на деньги злосчастных анчоусов, которых он будет уничтожать по заданию Нью-Йорка.

Четвертый вопрос — есть их продвинутость, и есть наша продвинутость. В России есть своя продвинутость. Но при чем тут ДНК? Своя продвинутость требует иных коннотаций, не правда ли?

Подвожу итог — давайте создавать свои творческие центры. В которых не будет богатых и бедных. Которые будут ориентированы на творческий прорыв и патриотизм. Которые будут задействовать свою идентичность. И давайте посмотрим — чьи центры окажутся продвинутее. Господин Сурков — автор инициативы под названием «Сколково». Туда уже вбуханы миллиарды долларов. Следов никаких. Мне скажут, что лучше никаких следов, чем прямые следы подключенности Сколково к Нью-Йорку. Согласна, но хотелось бы, чтобы возникло что-нибудь нужное народу, стране. Вот мой пятый вопрос: продвинутое — для народа или для себя? Хорошо еще, если для себя. А если против народа?