9
июл
2014
  1. Политическая война
Сергей Кургинян / Газета «Суть времени» №85 /
Я смотрел на лица молодых и немолодых, простых, самоотверженных мужчин и женщин, ушедших из Славянска. Это лучшее, что есть в России. Самое бескорыстное, самое патриотическое, самое жертвенное

Донецк, 5 июля 2014 года, 22 часа 15 минут

Примерно в половину восьмого вечера по донецкому времени я встретился с ополченцами. Речь идет об ополченцах, покинувших Славянск. Люди глубочайшим образом растеряны. Они не просто усталые, они подавлены и удивлены. (Встреча была почти случайной — поломалась одна из машин, и все остальные остановились, и люди вышли на улицу.)

Это люди, которые искренне верили, что будут сражаться до конца. Им приказали уйти. Они ушли вообще без потерь. Они ушли по предоставленному им коридору. Они ушли, оставив в городе мирное население. А также какую-то часть людей, не пожелавших уйти.

Еще недавно эти люди называли себя «300 стрелковцев», имея в виду 300 спартанцев, которые будут отстаивать до конца Славянск как новые Фермопилы. Еще недавно об этом всем говорил и их лидер Стрелков. Всё произошедшее не укладывается у них в голове. Это не профессиональные солдаты, которых перебрасывать можно куда угодно и как угодно. Это простые, трогательные, самоотверженные люди. Сказать, что они растеряны, — значит ничего не сказать.

Что они будут дальше делать и зачем они переброшены в Донецк — неизвестно. С этим связывают следующее. Говорят, что они перебрасываются в Донецк для того, чтобы захватить там власть. Если так, то речь идет о сочетании предательской сдачи города с мятежом. Все эти комментаторы, которых нельзя обвинить в некомпетентности, потому что они являются просто «сливными бачками», куда их кураторы закладывают ту или иную информацию, просто не понимают, что они говорят.

Одномоментно рухнула репутация «нового царя Леонида», которую мучительно и надрывно делали. У меня с самого начала было недоумение, как можно делать репутацию одному из военных лидеров отдельно от других лидеров? Что будут делать теперь все создатели такой репутации? Зачем так бесславно похоронили собственный нематериальный актив?

Мы постоянно читаем у мерзавца и провокатора Просвирнина и в других местах, что этот царь Леонид — улучшенный вариант то ли Немцова, то ли Навального. Можно ли заниматься такой пакостью в условиях, когда на карту поставлена не только судьба миллионов и миллионов людей, тянущихся к России, но и буквально мировые судьбы? Наша информация — а эта информация точная — о том, что за два дня до сдачи украинцы, входящие в «элиту» киевской хунты, начали готовить лагеря беженцев для тех, кто покинет Славянск, говорит, что мы имеем дело с согласованной операцией. Существует еще много информации, которой в любой другой ситуации придан был бы статус достоверной, но здесь я соблюдаю осторожность, поскольку ничто так не провоцирует слухи, как события типа сдачи Славянска. И тем не менее, мы имеем дело с чем-то беспрецедентным по своей провокативности, и это произошло в момент, когда гражданское общество России — подчеркиваю, гражданское общество, а не государство — начало переламывать ситуацию.

Хныканья вчерашнего «царя Леонида» по поводу того, что у него совсем нет техники, являются наглой ложью. У него появилась техника. И не с тем ли, что она усилиями гражданского общества появилась, связан неожиданный финт, при котором Славянск оказался сдан. Именно тогда, когда его вообще не атаковали и когда у него было невероятно много возможностей для защиты?

Я смотрел на лица молодых и немолодых, простых, самоотверженных мужчин и женщин, ушедших из Славянска. Это лучшее, что есть в России. Самое бескорыстное, самое патриотическое, самое жертвенное.

И если мерзавцы думают, что так просто будет слита вся эта священная энергия, то они заблуждаются! Мерзавцы получат отпор! А патриотическое сопротивление Юго-Востока окрепнет, еще больше консолидируется и доведет свою борьбу с бандеровской хунтой до победного конца.

До встречи в СССР!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER