Китай активно расширяет военную инфраструктуру на островах Спратли в Южно-Китайском море, что в скором времени может привести к качественным изменениям в региональном балансе сил

Дракон готовится к прыжку?

Рост напряженности вокруг островов Спратли в Южно-Китайском море вызван не только и не столько территориальным спором между прибрежными государствами, сколько растущим влиянием Китая в регионе и стремлением США это влияние ограничить.

Китай завоевал славу «мировой фабрики» и уже по многим параметрам превзошел экономику США. Действуя очень мягко, но настойчиво, он начинает экономически доминировать в южноазиатском регионе. Рост экономической мощи КНР повлек за собой рост мощи политической, что вызвало противодействие США, которые усматривают в этом реальную угрозу своим интересам.

Китай торгует со всем миром. Наиболее удобным и дешевым средством поставок товаров в международной торговле является морской транспорт, он обеспечивает основную часть международных грузоперевозок. Зависимость развития КНР от морского транзита грузов очень велика, Китай не может оставить его без защиты.

То есть для КНР контроль над морскими торговыми путями становится важнейшим фактором стратегической безопасности. В этих условиях для страны резко возрастает роль военно-морского флота.

Сейчас самым сильным флотом мира является флот США. Россия и Китай делят второе и третье место. Показателями, позволяющими оценить боевой потенциал флота, являются:

  • суммарный тоннаж флота;
  • распределение тоннажа по военному назначению (подводные лодки, авианосцы, эсминцы, фрегаты, ракетные и патрульные катера, минно-тральные силы, десантные корабли);
  • радиус действия кораблей (прибрежная зона, ближняя морская зона, дальняя морская зона, океанский флот);
  • возрастная структура флота (в первую очередь доля новейшей и современной техники);
  • ударный тактический потенциал и его распределение по носителям (тактический потенциал оценивается по количеству противокорабельных ракет и радиусу их действия);
  • оборонительный потенциал (в первую очередь радиус действия систем ПВО).

Оценка боевого потенциала, производимая на основании последовательных во времени сравнений, позволяет определить вектор и относительную динамику развития флота.

Применение этого подхода к флоту Китая показывает, что он быстро наверстывает отставание от США по тоннажу флота. При этом доля новых кораблей (до 10 лет в эксплуатации) составляет около 40 % от общего состава флота. Флот в основном состоит из кораблей водоизмещением не более 8000 т, что соответствует эсминцу. Корабельный состав флота позволяет говорить о нем, как о флоте дальней морской зоны (не океанском). Следует отметить, что еще десять лет назад флот Китая был флотом ближней морской зоны, причем со значительным количеством устаревших кораблей.

Экономический потенциал Китая до недавнего времени не трансформировался в военно-морскую мощь. Состав сил китайского флота не позволял ему проецировать силу на большое расстояние. В первую очередь, сказывалось отсутствие крупных авианесущих и ударных ракетных кораблей, а также неразвитость сил морского десанта.

С появлением у КНР первого авианосца «Ляонин» (доработанный советский авианесущий крейсер «Варяг», приобретенный Китаем у Украины) ситуация стала меняться. Появляется опыт эксплуатации и применения корабельного комплекса большой сложности. Изучение корабля техническими специалистами позволило перейти к самостоятельному проектированию кораблей аналогичного класса. В том числе с ядерной энергетической установкой.

26 апреля 2017 г. пресса КНР сообщила о том, что на воду спущен первый авианосец полностью китайской постройки «Шаньдун». Эксперты указывают, что этот корабль — китайская переработка тяжелого авианесущего крейсера советского проекта 1143.5, то есть аналог нынешнего российского крейсера «Адмирал Кузнецов» и китайского «Ляонина». Теперь корабль будет достраиваться и дооснащаться на плаву. Водоизмещение нового китайского авианосца — 59,5 тыс. тонн, длина 304 м, ширина 75 м, скорость до 29 узлов, дальность хода 8 тыс. миль (около 15 тыс. км). Китайские СМИ сообщают, что на «Шаньдуне» могут базироваться 36 истребителей типа «Цзянь-15» (J-15).

Далее, в эксплуатации в КНР уже находится несколько атомных подводных лодок и ведется строительство новых. Китайские эсминцы последних серий (например, типа «Ланчжоу») имеют тактическое преимущество над американскими за счет вооружения противокорабельными ракетами (ПКР) YJ-62 с дальностью 400 км — против американских ПКР «Гарпун» с дальностью 150 км (у отдельных модификаций этой ракеты дальность составляет 280 км). В результате флот США и его союзников постепенно лишается количественного и качественного превосходства.

Основным противником Китая является флот США и их региональных союзников. В первую очередь Японии, Южной Кореи и Тайваня. Флот США — океанский, основная ударная сила — авианосцы, крейсеры УРО (управляемого ракетного оружия), атомные подводные лодки. Флоты союзников США являются флотами дальней морской зоны и суммарным тоннажем сравнимы с китайским флотом. В настоящее время, в случае вооруженного конфликта, флот США с учетом флота союзников обеспечивает подавляющее численное и качественное преимущество над флотом Китая.

Рост экономического и политического влияния Китая в южноазиатском регионе, в Африке, на Ближнем Востоке постепенно дополняется военным влиянием. Современная военная доктрина Китая предполагает создание военных баз за рубежом страны. Первая такая база начинает создаваться в Джибути. Удобное стратегическое положение базы позволяет контролировать Аденский залив и Красное море, то есть грузопоток через Суэцкий канал. В будущем нельзя исключать (хотя сейчас КНР это категорически опровергает) размещение баз на Мальдивских островах (Марао), островах Шри Ланка (Хамбантот), на побережье Пакистана (Гвадар и Пасни) и во многих других стратегически важных точках на побережьях Индийского океана.

Переход Китая к строительству военных баз за рубежом подразумевает необходимость строительства в стране флота открытого моря. Всё это не может не вызывать опасений у США, до последнего пытающихся сохранить роль мирового гегемона.

Понимая сложность создавшейся ситуации, США пытаются опереться не только на традиционных союзников в Восточной Азии (Японию и Южную Корею), но и привлечь новых союзников из числа стран, имеющих территориальные споры с Китаем. Сейчас в числе таких главных потенциальных американских союзников — Индия, страна, сопоставимая с Китаем по численности населения и темпам экономического роста.

Понимая невыгодность немедленного вооруженного столкновения с США, Китай постепенно накапливает потенциал, позволяющий осуществить перераспределение сил в тихоокеанском регионе и, как следствие, во всем мире.

В непосредственной близости от Китая ключевыми уязвимыми точками морского судоходства являются Малаккский пролив (между Малайским полуостровом и островом Суматра), Макасарский пролив (между островами Калимантан и Сулавеси), Ломбокский пролив (между островами Бали и Ломбок), а также ряд других судоходных проливов. Использование островов Спратли для размещения удаленной от побережья Китая морской базы, приближенной к этим стратегически важным точкам, позволяет получить важное оперативное преимущество и частично компенсировать недостаток сил флота дальней морской зоны.

Развертывание на островах систем ПВО дальнего радиуса действия (на базе комплекса HQ-9, китайского аналога российского комплекса С-300) позволит надежно прикрывать силы флота. Строительство аэродромов на островах позволит осуществлять воздушное прикрытие сил флота из положения «дежурство на аэродроме», что еще более серьезно усилит возможности ПВО. На островах также могут размещаться береговые комплексы противокорабельных ракет и базироваться подводные лодки. Для базирования флота могут использоваться и более приближенные к побережью Китая Парасельские острова.

Использование технологий строительства островов намывом грунта уже сегодня позволяет Китаю превращать незначительные клочки суши на рифах в мощные базы. Следующей точкой строительной активности может оказаться риф Скарборо, который является предметом спора между Китаем и Филиппинами. В перспективе подобное укрепление морских сил Китая позволяет ему добиться доминирования в Южно-Китайском море.

Южно-Китайское море — главный путь мировой торговли, по которому проходит основной объем грузопотока в торговле стран АТР с Европой и странами Ближнего Востока. Кроме того, акватория Южно-Китайского моря имеет ключевое значение для быстрого перемещения военных флотов между Индийским и Тихим океанами. Именно поэтому перспективы доминирования КНР в Южно-Китайском море, обеспеченного наличием «непотопляемых авианосцев» на спорных островах, особенно сильно беспокоят и США, и многие другие страны региона.

В связи с этим подчеркнем, что главным правовым последствием владения перечисленными островами является установленный международным законодательством запрет перемещения военных флотов иностранных государств в 200-мильной экономической зоне без согласия страны, которой принадлежит экономическая зона. Что для США и их союзников, конечно же, является совершенно неприемлемым. Именно по этой причине противостояние Китая и США в зоне Южно-Китайского моря не имеет предпосылок к прекращению. (С__м. рисунок)

Сейчас Китай активно расширяет военную инфраструктуру на островах, что в скором времени может привести к качественным изменениям в региональном балансе сил. Соответственно, растет и региональный конфликтогенный потенциал.

Высокая вероятность этого конфликта вызвана двумя главными обстоятельствами. Во-первых, привычкой США «урегулировать» важные политические вопросы вооруженным путем. Во-вторых, пониманием того, что политика сдерживания в отношении Китая неэффективна, а оттягивание конфликта означает, что он будет происходить в менее выгодных для США условиях.

Эти обстоятельства позволяют утверждать, что Южно-Китайское море сегодня является одной из самых «горячих» точек планеты. Эскалация конфликта может произойти в любое время.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 226