logo
Статья
  1. Наша война

Дух Октября жив вопреки всему!

Здравствуйте, товарищи!

В интернете мне то и дело попадаются статьи и разные высказывания, авторы которых называют всех нас, по-прежнему празднующих годовщину Великого Октября, ни много ни мало — некрофилами. Дескать, всё советское давно уже умерло, и нелепо каждый год собираться вокруг мертвого тела.

Особенно забавно всё это слышать от поклонников французских булок, золотых погон и царя-батюшки. Вероятно, им кажется, что их-то мечта совсем как живая, особенно если смахнуть с нее пыль и немножко подкрасить.

Вот я думаю: ладно, допустим, нелепо объединяться вокруг чего-то неживого, но ведь еще нелепее всерьез бороться против чего-то давным-давно отжившего. А ведь против всего советского, против духа Октября ведется война не на шутку. Конечно, у нас не сносят, как на Украине, с таким шумом и беснованиями памятники советской эпохи. Но тут и там их убирают по-тихому, тихой сапой, под предлогом благоустройства городов, под разными благовидными предлогами.

Или вот говорят: «Да вот показывают же по телевидению много советских фильмов, старых советских фильмов, очень старых, самых первых». Но как их показывают? Их часто снабжают такими предисловиями — выступают разные критики, журналисты, типа историки, — что фильмы эти представляются в результате какими-то агитками, какими-то музейными смешными раритетами. Их высмеивают, о них говорят всякую ложь, говорят, что они не соответствуют действительности, а на самом деле действительности не соответствуют эти комментарии.

Мой отец, очень пожилой человек, хорошо помнит эти фильмы, и вот после таких комментариев, таких предисловий он бывает расстроен и разъярен. Потому что это — плевок ему в душу, в его молодость.

И еще такая тема: переименование улиц. Вот мы, жители Ленинграда, столкнулись с этим вплотную. У нас был объявлен мораторий на переименование улиц до 2015 года. Но городские чиновники, как говорится, оказались хозяевами своего слова. Дали и взяли. Под шумок, тихо, никого не спросив, они, например, переименовали набережную Робеспьера в Воскресенскую. А также они заготовили целый пакет переименований в городе Колпино. Чем-то им помешали такие улицы, например, как улица Труда или улица Мира. Что-то плохое, вероятно, в этих словах для них померещилось.

Наша ленинградская ячейка борется против этих переименований. Собрали подписи, провели соцопрос среди жителей, который показал, что подавляющее большинство жителей и Ленинграда, и Колпино — против этих переименований. Их просто не спросили.

Мы будем бороться за то, чтобы этих переименований не произошло. По крайней мере, в Колпино, а еще лучше, чтобы и набережную Робеспьера вернули.

Говорят, что это — возвращение исторических названий. Но разве советские названия — не исторические? Разве советская эпоха не является частью нашей истории?

И вот я думаю, если враги так боятся всего советского, боятся духа Октября, то черта с два дух Октября умер! Он жив, он живет вопреки всему! И конечно же, он живет не в окружающей нас поганой действительности, и уж тем более не в официальной пропаганде. Государственная идеология вообще запрещена Конституцией.

Но если бы можно было любым законом отменить идеологию как таковую, это было бы всё равно, что вырвать живое сердце у народа. Без сердца жить нельзя. А наш народ умирать не собирается. Поэтому идеология у него, конечно, есть. Может быть инстинктивная, недооформленная, недоосознанная, но она есть. Это определенно советская идеология.

Это объединение красного гуманизма, наиболее ярким проявлением которого является подлинный антифашизм, с имперским патриотизмом и с духовностью. Духовность красная и духовность традиционная, религиозная — они не противоречат на самом деле друг другу, они вполне могут быть едины, они одинаково светлые. Одинаково благие.

Сейчас мы видим на воюющем Донбассе вот этот сплав патриотизма, гуманизма, антифашизма. Там сражаются плечом к плечу антифашисты разных народов, разных вер. И православные, и мусульмане, и левые атеисты, и те, кто соединяют в своем сердце религиозную веру с коммунистическими убеждениями. У них одна цель и одна победа впереди. И один враг — это возродившийся фашизм.

Вот в этом огне, в военном огне, выплавляется новый сплав, из которого будет построен мощный корабль, который вновь понесет нашу страну и всё человечество в грядущее, и на его борту будет начертано имя великого Октября. С праздником, товарищи!

Митинг: Ура!