logo

К статье Юлии Крижанской «АКСИО‑8. Отпадение народа от государства» в № 342

Аналитика,

Тупик российской власти

Томас Роулэндсон. Слепой скрипач. 1806Томас Роулэндсон. Слепой скрипач. 1806

После знакомства с результатами опроса АКСИО-8 становится очевидно, что никто не доволен сегодня своей жизнью, государственным устройством и властью в целом, кроме самой власти. Более трех четвертей опрошенных не удовлетворены отношением власти к народу, довольны — только десятая часть от всех ответивших. Эта малая часть по преимуществу состоит из людей высшего социального слоя, причем идеалы этого слоя резко контрастируют с предпочтениями народа. Среди элиты и толстосумов больше всего людей, выбравших своим идеалом кастовое общество, — рабовладение, феодализм или фашизм. Число этих «волков» в элитном стаде богатых и успешных «агнцев» (тех, которые выбрали социал-демократию или социализм) не превышает четверти, но это большое число.

Однако эти волки скрывают свою истинную сущность и рядятся в овечьи шкуры — правящий класс через чиновников высшего ранга озвучивает совсем другие, не «волчьи» идеалы. К таковым можно отнести призывы ввести четырехдневную рабочую неделю. Подхватывая эти призывы, собратья по классу начинают выдавать самые разные заявления, которые позволяют понять то, что творится в головах наших «волков в овечьих шкурах».

Одним из тех, кто откликнулся на правительственную инициативу, был проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономики Алексей Зубец. Большую часть своей карьеры экономист сделал в страховых компаниях, занимаясь маркетингом. Перейдя в 2012 году на госслужбу в Финансовый университет, будущий проректор стал специализироваться в социологии, исследуя потребительские настроения и вычисляя «стоимость» человеческой жизни. Взгляды его либеральны и основаны на том, что всё определяется экономическими мотивами, что человек по сути — мещанин и что источником развития является стремление этого мещанина к комфорту. «Источником исторического процесса — социальных изменений и экономического развития — является возникновение и распространение среди населения новых стандартов качества жизни и технологий производства различных благ, которые эти представления поддерживают», — утверждает он в своей книге «Истоки и история экономического роста». По его мнению, цель жизни — достижение счастья от удовлетворенности комфортным существованием. Зубец пытается обосновать необязательность развития человека, счастье которого, как выясняется, в непонимании своего положения: «Эксплуатации человека человеком не существует. Люди берутся выполнять неквалифицированную работу и следовать указаниям других людей только в том случае, если это соответствует их представлениям о допустимом качестве жизни». Более того, проректор утверждает, что прогресс земной цивилизации закончился, что человечество вступает в Новое Средневековье, и теперь всему миру грозит снижение потребительской активности и качества жизни. В этом Новом Средневековье нет будущего, а «модели мироздания» в нем, по мнению Зубца, более всего соответствует «мир Гарри Поттера» и «вселенная Толкина».

На инициативу по введению рабочей четырехдневки Зубец выдвинул встречное предложение — сократить рабочий день, а не неделю. По его мнению, это повысит производительность труда работника. Возможно, это здравая мысль, но чего ради все эти пляски вокруг сокращения рабочего времени в условиях дикого российского капитализма? Какова конечная цель?

Доктор экономики Зубец, выступая на «Радио России» в августе 2019 года, дал ответ на этот вопрос. По ходу передачи он постепенно перешел от обсуждения сокращения рабочего дня и повышения производительности труда к той цели, ради чего все это надо делать. «Цель страны и правительства по отношению к населению, обязательства — это повышение качества жизни. В том числе увеличение объема материального потребления», — заявил он.

Казалось бы, ничего нового — это основная, еще с хрущевских времен, парадигма мышления официоза, но экономист решил пойти дальше и в качестве первого шага объявил, что самым высокопроизводительным сектором нашей экономики является топливно-энергетический и нужно развивать только его. «Остальные люди могут расслабиться, не знаю — заняться рисованием картин, фотографированием, печением булочек и так далее», — разрешил Зубец.

Журналисты, ведущие передачу, всполошились: «Куда мы движемся?» Проректор, ничтоже сумняшеся, изрек: «Мы движемся к коммунизму». Далее он, под смешки ведущих, оценивших «тонкий» юмор собеседника, «разъяснил» идеологию марксизма-ленинизма: «Она должна опираться на очень высокую производительность труда, когда несколько энтузиастов, которым очень хочется работать, имеют такую колоссальную производительность труда, что могут накормить десятки тысяч людей».

Предложение освободить людей от «обременения» труда силами «энтузиастов», которым почему-то «очень хочется работать», является откровенным издевательством. Доктору экономики глубоко чужда идея свободного труда и восхождения человека. Он ведет речь о деградации через «расслабление», он занят подменой коммунистических идей патернализмом удовлетворения примитивных потребностей обывателя. Зубец таким образом фактически предложил развивать что-то вроде проекта «Дивный новый мир».

Действительно, далее он заявляет, что «дивный новый мир», описанный Хаксли, не за горами. Сказано это было прямо, без каких-либо критических рефлексий, что свидетельствует о том, что элите уже просто надоело носить перед народом маски гуманистов. Народ апатичен и безволен, к чему лишние китайские церемонии?

Для начала доктор предложил «утилизовать» высвободившуюся рабочую силу, используя западный опыт, «по-доброму, без расстрелов и концлагерей» — в сфере услуг. В потугах обрисовать это будущее Зубца несколько подвела фантазия, и он опять начал говорить о рисовании картин, но вдруг его осенило — проректор вспомнил об образовании.

«Чему будут учиться люди? Ну воспитание, подготовка человека… Об этом, кстати, Стругацкие писали — новому качеству образования XXI века они посвятили большое количество своих произведений. Все эти области съедят высвобождающуюся рабочую силу. Все будут работать», — заключил доктор экономики, погружаясь в мир фэнтези. Похоже, он нащупал близкую себе тему — спецписатели Стругацкие под прикрытием фантастики выдавали вполне гностические идеи. Например, востребованную впоследствии технократами-перестройщиками идею прогрессорства, которое будет беспощадно «поднимать» отсталые цивилизации. Из других «образовательных» идей можно вспомнить тему «люденов», обогнавших в своем развитии обычных людей и потому потерявших к ним всякий интерес.

Не стоит обольщаться словами Зубца о воспитании и подготовке человека. Они не о гуманизме. Проректор объясняет, что избранные, или «энтузиасты», станут опекать недоразвитую часть человечества, которая будет наслаждаться хобби и разнообразными приятными услугами: «Разделение на энтузиастов — элиту и основную массу населения — приведет к тому, что основная масса, в силу объективных причин, может, не дай бог, скатиться, конечно, до положения стада… Понятно, что вот этот коллектив, избранные, должен обновляться… Это единственное назначение основной массы населения».

Гностический глум здесь достигает апогея — «избранные» занимаются благородной селекцией в стаде «основной массы населения». Журналисты угодливо поддакивают проректору, добавляя, что еще одно назначение основной массы — потреблять произведенный продукт. «Общество потребления в более высоком смысле», — уточняют они.

Зубец демонстрирует чудеса эрудиции, он в ударе: «Хаксли об этом писал подробно. «Дивный новый мир“ — общество потребления, мы туда идем!»

Он чувствует себя пророком, приподнимающим завесу тайны над скрытым от непосвященных грядущим миром, в котором все счастливы как дети малые, не имеющие понятия о реальных проблемах «взрослого» мира элиты — мира «энтузиастов». В отличие от «дивного мира Хаксли» с непроницаемыми кастовыми перегородками, «новый мир Зубца» предполагает «вербовку энтузиастов» из «основной массы населения» в высшие страты.

В неизбежности пришествия «дивного нового мира» проректор уверен и по другой причине. Разделение общества на страты неизбежно: «Весь мир туда идет. Идеалы Платона никто не отменял. Не только Платон об этом писал, Аристотель тоже в „Политике“ об этом достаточно подробно говорит, о разделении на избранных и основную массу населения».

Вперед, в новый золотой век античности! Очевидно, наш ученый принадлежит к той части элиты, которая мечтает о наступлении рабовладения, феодализма или фашизма.

Высказывания этого чиновника тем более интересны, что ранее он выступал как сторонник дикого капитализма. Зубец тогда постулировал, что экономическое развитие прямо пропорционально степени расслоения социума на богатых и бедных. В мае 2019 года на телеканале ОТР он говорил о том, что во благо экономического роста страны трудящихся надо держать в черном теле, в состоянии постоянного дискомфорта. «Чтобы стать экономически активным, надо стать несчастливым, да», — утверждал он.

При сравнении этого выступления с тем, что он говорил позже на «Радио России», возникает впечатление, что Зубец, говоря о скором пришествии нового дивного мира, оппонирует сам себе. Действительно, либо экономика — во благо счастливых людей, которые будут от нечего делать рисовать картины. Либо — «несчастливые» люди для роста экономики. На самом деле в этом нет противоречия — таковы извивы либеральной мысли нашей власти.

Не стоит думать, что власть сошла с ума. Просто она зашла в тупик. Нельзя все время строить дикий капитализм и говорить при этом о том, что главная цель — рост благосостояния человека. Придется когда-нибудь сказать о том, что благосостояние будет у избранных. Разделение людей на «энтузиастов» и «основную массу населения» утвердилось уже во многих властных головах. По всей видимости, они пытаются теперь как-то донести эту мысль до народа. Мешает самая малость. Что делать в условиях стремительного развития техники и технологий с остальными — «основной массой населения» — этим головам пока сказать нечего.