Китай не стал традиционно вежливо парировать словесную атаку США, а ответил крайне жестко

Дипломаты США и Китая встретились на Аляске, чтобы публично поссориться

Константин Егорович Маковский. Трудные переговоры. 1883
Константин Егорович Маковский. Трудные переговоры. 1883
Константин Егорович Маковский. Трудные переговоры. 1883

Китай и США, очевидно, серьезно поспорили друг с другом в первый день высокой встречи в Анкоридже. И здесь, как всегда, нюансы могут быть важнее, чем видимая сторона спора.

Итак, всех поразила яростная схватка в начале переговоров, когда в нарушение всех протоколов вместо коротких двухминутных вступительных речей стороны пустились в долгие взаимные обвинения.

Американский представитель Блинкен заявил, что США выражают «глубокую озабоченность» ситуацией в Синьцзяне, Гонконге и Тайване.

Высокопоставленный китайский чиновник Ян Цзечи тут же парировал это заявление, обвинив Вашингтон в использовании своей финансовой и военной мощи для давления на другие страны, и добавил, что оскорбительная политика США в области национальной безопасности угрожает будущему мировой торговли. И разумеется, Синьцзян, Гонконг и Тайвань являются неотъемлемыми частями Китая. То есть это внутреннее дело самого Китая.

К тому же, добавил он, США следует отказаться от менталитета холодной войны. Под конец Ян Цзечи припечатал оппонентов словами: «Соединенные Штаты не представляют международное общественное мнение, как и западный мир». В общем, мнение США — частное мнение отдельно взятой страны.

Говорил Ян Цзечи целых 15 минут, а затем по-английски пошутил: «Это хороший тест для переводчика».

Министр иностранных дел Китая Ван И заодно напомнил американской стороне, что так «обращаться с гостями нельзя» (напомним, дело происходит на Аляске).

Затем стороны не сели за совместный обед, как это обычно принято на таких переговорах, — что можно счесть плохим признаком.

Довольно интересно была изложена с американской стороны и цель встречи, которая, как выяснилось, заключается не в координации усилий в области восстановления мировой экономики, не в снятии политических противоречий, а в другом — в том, чтобы изложить «принципы, интересы и ценности, которые вдохновляют наше взаимодействие с Пекином».

Китайских переговорщиков обвинили в том, что они, «похоже, прибыли с намерением выступить на публике, сфокусировавшись на публичном театре и драматургии, а не на содержании».

Действительно, Ян Цзечи посвятил немало времени рассказу об успехах Китая в обуздании COVID-19 и борьбе с бедностью, в то время как США всё еще продолжают бороться с пандемией.

Что обращает на себя внимание? Не сама пикировка, а то, что, наверное, впервые китайская сторона не стала вежливо парировать американскую словесную атаку, а ответила крайне жестко, показав, что наступило время «дипломатии волков».

Вся эта атака была предпринята через неделю после встречи QUAD — «четверки», то есть США, Индии, Австралии и Японии, на которой Вашингтон пытался склонить другие страны к противодействию Китаю.

Но это не для всех выгодно — например, Австралия уже и так испортила отношения с Пекином, который является основным покупателем австралийского угля, и речь идет о сотнях миллионов долларов. Видимо, чтобы совсем исключить возможность примирения с Китаем, Госдеп США незадолго до встречи объявил санкции против 24 китайских и гонконгских чиновников.

На эту взаимную жесткость обратили внимание все. Но значительно меньше внимания обратили на то, что после «обмена любезностями» стороны приступили к вполне конструктивным переговорам.

То есть очевидно, что сторонам надо было «отработать роль» и обе стороны работали на публику — разговор двух грозных сверхдержав. А потом вполне спокойно, хотя и не очень дружелюбно, обсудили за закрытыми дверями реальную повестку. Речь шла о потенциальном урегулировании экономических вопросов (до самого урегулирования пока далеко).

И. о. директора Института Дальнего Востока РАН, профессор ВШЭ Алексей Маслов.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER