1. Война идей
Евгений Горжалцан / Газета «Суть времени» №483 /
Это капитализм, США в принципе всегда такими были, но после 1991 года деградировать стали особенно быстро

Россия выбросила страсть по целостности и может быть уничтожена

Аркадий Пластов. Фашист пролетел. 1942
Аркадий Пластов. Фашист пролетел. 1942
Аркадий Пластов. Фашист пролетел. 1942

Впервые после 1945 года мы оказались вынуждены воевать масштабно и полноценно. В ходе спецоперации наша армия столкнулась совсем не с тем противником, каким была классическая армия ХХ века, и совсем не с тем, чем являются нерегулярные вооруженные формирования в локальных конфликтах.

В 2022 году российской армии на Украине противостоит армия нового типа. Почти лишенная тяжелых вооружений, но напичканная мобильными управляемыми ракетами. Не смеющая использовать войсковые РЛС, но оснащенная суперсовременными системами связи, позволяющими в режиме реального времени получать данные оптической и радиолокационной разведки с американской спутниковой группировки.

Американская система StarLink может, например, транслировать украинским расчетам ПЗРК азимут и координаты воздушных целей, давая тем самым возможность изготовиться к пуску ракет по идущим на предельно малых высотах самолетам, которые в ином случае расчет ПЗРК увидел бы лишь на несколько секунд и даже не успел бы развернуться в их сторону.

Образно говоря, система StarLink, передающая американскую разведывательную информацию в режиме реального времени, может показать нашим врагам поле боя на Украине, как в компьютерной игре, где свои и враги помечены красными и синими точками.

Еще одним новшеством современного боя стали беспилотники, они дали возможность вынести сенсоры и управляемые боеприпасы на высоты, где прежде царили сложные и дорогие истребители, требующие огромной инфраструктуры.

Беспилотники дешевы, малозаметны и очень мобильны. Их потенциал еще не осмыслен и не реализован, они не интегрированы в единую информационную среду, но они уже сильно изменили возможности разведки и нападения, увеличили эффективность работы артиллерии, проведение засадных и контрзасадных мероприятий и многое другое.

Последние годы военные СМИ на Западе только и пишут о желании наполнить поле боя многими тысячами сенсоров, свести их в единую информационную систему и подключить к искусственному интеллекту.

Из того, что открыто обсуждается в печати, очень любопытным является уже почти реализованная возможность обеспечить десятки и сотни тысяч солдат и роботов улучшенными средствами наблюдения и связи, связанными в одну сеть и подключенными к искусственному интеллекту, который сможет мгновенно обнаружить замаскированного противника, обозначить его местонахождение на экранах дополненной реальности и навести на него высокоточные системы поражения.

Фактически все перечисленные элементы уже готовы, осталось свести их воедино.

Тогда каждый солдат, каждая единица пилотируемой и беспилотной техники станет «глазами» искусственного интеллекта, а каждая система поражения — его оружием. За счет такой конвергенции уже существующая армия, чьей бы она ни была: американской, китайской или русской — станет сразу на голову выше и сильнее даже с имеющимся оружием.

Теоретически противник может в такую единую информационную систему вмешаться и нарушить ее работу. Вот только будет ли на это время…

Утверждается также, что последнее слово, сама команда о применении летального оружия остается за человеком.

Но и здесь существует фактор замедленной реакции человека: ему нужно время на получение информации, ее осмысление, принятие решения, передачу приказа. Когда эта «человеческая» задержка станет решающим фактором в дуэли роботов, человека полностью исключат из цепочки принятия решений и право «нажать на курок» отдадут искусственному интеллекту.

Американцы и англичане сами пишут, что вперед всех в этой области вырвался Китай.

Израиль жалуется, что его вооруженные силы безнадежно отстали от американских коммерческих гигантов IT-индустрии по части облачных вычислений, но в их руки нельзя передать секретные данные.

Ситуация действительно складывается сложная.

Во-первых, все военные понимают, что это прорывное направление, а во-вторых, что делать — не знает никто.

У американцев самые большие наработки в этой области и гигантский «натурный стенд», но это всё принадлежит коммерческим структурам, которые хоть и крепко связаны с американским силовым сектором, но военным не подчиняются, да и сами не консолидированы. Китай же может, как когда-то СССР, на государственном уровне сфокусировать усилия и ресурсы на направлении прорыва.

Американцы сетуют на то, что многие тысячи китайцев прошли обучение в американских и английских университетах, а затем вернулись в Китай и сейчас мобилизованы КПК в военно-технический сектор.

Впрочем, Китай, при всем его богатстве и способности к напряжению, как говорят некоторые эксперты, с большим трудом способен уловить фокус целостности, если вообще способен. Считается, что корни этой проблемы кроются в культурных кодах китайского народа, в его специфической истории. Так это или не так — судить трудно, пока же замечено, что китайцы замечательно воспроизводят имеющиеся технические решения, а вот с прорывными идеями дело обстоит не очень хорошо.

И в этой ситуации обнаруживается очень узкое окно, в котором мерцает шанс для России. Целостность всегда была свойственна русскому духу и передавалась через русскую культуру. Американцы с китайцами могут соревноваться, кто сильнее сумеет напрячь миллиарды транзисторов или человеческих голов, но только русские, пожалуй, способны уловить интегральный модуль этого напряжения и найти решение задачи, выйдя за пределы чисто военного ракурса.

Американцы свято верят в технологии и бюджеты. Во что верят китайцы — отдельный вопрос, но они стараются копировать американцев с коэффициентом 10 к 1, в каком-то смысле понимая, что же они делают. Англичане умны и талантливы, но они не имеют ни американских технологий, ни китайских ресурсов, да еще у них отсутствуют кадры в IT-области.

Наша же проблема в том, что после развала СССР мы сами отбросили свою страсть по целостности, поставив на ее место совсем иные страсти. И теперь тоже находимся в растерянности, потому что надо догонять и «по железу», и по «человеческому измерению».

Изображение: (cc) Official SpaceX Photos
Спутники Starlink в пакете до отделения от разгонного блока
Спутники Starlink в пакете до отделения от разгонного блока
блокаразгонногоототделениядопакетевStarlinkСпутники

Америка сильна в технологиях — это всем известно. Ее гиганты: Apple, Google, Meta*, Microsoft — каждый по отдельности могут работать на Пентагон, но вместе они — пауки в банке и не в состоянии объединить ресурсы в рамках одной задачи, с прицелом на результат, а не на прибыль компании.

Пентагон может выступить как единый заказчик, а Конгресс будет следить за ним, но всё равно придется давать контракт какой-то одной коммерческой фирме, лоббисты которой смогут убедить и Конгресс, и Пентагон. Но у других фирм — свои лоббисты, они будут изо всех сил бороться за получение контракта, потратив на эту борьбу кучу денег. Потраченные деньги потом придется вернуть из суммы собственно контракта, причем до начала его реализации — это значит, на дело пойдет тем меньше, чем дольше и яростнее велась борьба. А если самая яростная борьба ведется за самые большие контракты, то получается порочный круг: чем больше контракт, тем сильнее борьба за него, тем больше «откатов», тем меньше остается на дело.

Чего стоит, например, эпопея с разработкой новой межконтинентальной баллистической ракеты наземного базирования, которая теперь, как оказалось, не нужна. Или история несчастного заправщика Boeing K-46, за который уже, кажется, даже кто-то в тюрьму сел, а он до сих пор не может половину авиапарка заправлять со своей основной топливоотдающей магистрали.

Это капитализм, и США в принципе всегда такими были, но после 1991 года деградировать стали особенно быстро.

Вот примеры. Одна за другой выходят монографии с названиями, типа «Величайший флот мира, который мы продули». Речь идет о ВМС США, которые больны тяжело и системно, причем давно. И хотя по тоннажу американский военный флот пока еще далеко впереди всех, но в целом чуть ли не в каждом классе кораблей происходит какой-то свой кошмар. И это только то, что попадает на страницы официальной американской прессы, комплиментарной к собственным ВМС.

Хотя, с другой стороны, стремительно разрабатываются и вводятся в дело новые системы связи, оружия и транспорта, которые серьезно меняют ситуацию на поле боя. Уже испытаны планирующие бомбы серии «Золотой орды», которые могут быть во множестве сброшены с самолетов за сотню километров от линии фронта, а наводить их сможет любой солдат уже на месте. Вот-вот будет закончена доработка транспортной системы, позволяющей запускать крылатые ракеты с борта любого военного или гражданского транспортного самолета. Просто выкатывать во время полета контейнер с ракетами, а они будут разлетаться из него, как пчелы из улья, и получать полетные задания уже во время полета.

Если Россия не мобилизуется, она просто не успеет ответить на столь новые и многочисленные вызовы. А без ясной идеологии не выйдет никакой мобилизации. Нам нужно срочно вспоминать, кто мы, куда мы шли и о чем мечтали на протяжении многих веков. И тогда мы сможем, наконец, понять, кем же на самом деле является наш враг. А поняв это, мы мобилизуемся на войну с ним, как мобилизовался русский человек на всех этапах своей истории: и в СССР, и в Российской империи, и в Московском царстве.


* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER