logo
Статья
/ Евгений Темиргалеев
Элитные слои общества и приближенные к ним пока еще могут хищнически эксплуатировать народную любовь к Родине, перекладывая на плечи простых граждан организационные и финансовые заботы по воспитанию подрастающего поколения патриотичным, здоровым и образованным. Но народное терпение не вечно

«Трус не играет в хоккей» — достаточно ли одной смелости сегодня?

Дворовый корт за Орловским театром кукол, ОрелДворовый корт за Орловским театром кукол, Орел
Темиргалеев Евгений, (С) ИА Красная Весна

Выходной день. На катке одного из орловских дворов по набережной Дубровинского раздается оживленный стук хоккейных клюшек — на одной трети поля мальчишки гоняют шайбу. Оставшаяся часть катка тоже не пустует — там рассекают лед малыши, катаются их родители и взрослые пары. Подхожу ближе, среди хоккеистов видна девушка, заметны люди постарше.

Один из них — Сергей Трошин, играет в хоккей за орловскую строительную организацию «Орелстрой» и учится на тренера. Он рассказал, что по собственной инициативе приобщает дворовых детей к хоккею, отметив, что сейчас на этом уровне активность «Золотой шайбы» фактически сошла на нет: «Ее уже даже в деревнях перестали играть. И жалко». (Клуб «Золотая шайба» был учрежден в 1991 году по инициативе заслуженного советского и российского тренера А. В. Тарасова с целью сохранения детского дворового хоккея после распада СССР. Он стал наследником Всесоюзного Клуба «Золотая шайба», созданного в конце 1964 года.) Активист указал на финансовые и организационные проблемы: «Наша администрация не любит вкладывать деньги. За этим всем (дворовыми катками — прим. ИА Красная Весна) нужно следить, заливать».

Хоккеист отметил, что заливка катков и налаживание сопутствующей инфраструктуры — освещения, музыкального сопровождения важны для организации досуга молодежи: «Почему бы здесь освещение не сделать? Здесь бы до девяти катались бы. Освещение, музыку ту же самую… Сюда просто будут много парней с девчонками приходить кататься». Но этому, добавил он, кроме недолгой современной зимы, препятствует безразличие современного чиновника: «Они даже не стремятся, если просишь залить каток. Если кто-то просит сверху, скажем, с Москвы, чтобы катки были залиты, может быть заливают. А так это редкость».

Говоря о своей работе с детьми, активист подчеркнул: «Дети не курят, бегают, веселятся — это самое главное». Он же стремится к тому, чтобы ребята не просто так гоняли шайбу, но играли настоящий хоккей — вели согласованную командную игру, чтобы ход игры по окончании обсуждался, анализировался участниками.

Хоккей сегодня — игра затратная, причем не только с точки зрения морально-волевой и физической, но еще и с финансовой. Хоккеист-полупрофессионал сказал, что организация, за которую они выступают, оплачивает аренду льда в «Ледовой арене» на время тренировок, а все остальные затраты ложатся на плечи игроков: «Форма вратарская стоит сто тысяч в среднем, форма игрока стоит в среднем тысяч 30-40. Где-то б/у, где-то кто-то подарил, где-то денег набрал».

Взрослые решают проблемы своими силами как могут, но ровно те же проблемы справедливы и для детско-юношеского массового хоккея. «Мы искали поддержку для наших хоккеистов, которые в ДЮСШОР занимаются. Приглашали с администрации. Нам что сказали? Перспективные виды спорта — легкая атлетика и такие виды спорта, куда меньше нужно вкладывать денег. И они (чиновники — прим. ИА Красная Весна) выбирают то, что им легче», — заключил Трошин. В дополнение он рассказал о случае с одним из городских чиновников, показательным в плане их отношения к делу. Чиновник, вызванный на открытие «Ледовой арены», пробыл буквально минуту — сфотографировался и ушел, но фотографии с мероприятия на своих ресурсах разместил. «А он даже с детьми не пообщался. И о каком мы (массовом — прим. ИА Красная Весна) спорте говорим, если человек прибежал, убежал, и он свое дело сделал как бы?» — вопрошает активист.

«От массового спорта идет высший спорт. Надо же молодежь откуда-то смотреть и брать. А у нас как получается? Хочешь играть в вышке, заниматься высоким спортом, надо кому-то занести кошелечек. У нас пока в стране это есть, другого ничего не будет», — заключил хоккеист. Также он добавил, что важно создать «олимпийскую школу большую, массовую», в которой занимались бы способные дети.

Вспоминая советское время, спортсмен отметил отсутствие в России идеологии, как механизма, играющего важную роль в воспитании подрастающего поколения. Он подчеркнул, что сейчас нет замены пионерам и октябрятам. Волонтерское движение, по его мнению, рассчитано на уже лично готовых к подобной работе молодых людей 16-18 лет и выше, а для более юных граждан возможность коллективной созидательной деятельности не организована.

Говоря о патриотическом воспитании, Трошин заметил, что «сейчас все идет от родителей».

В итоге остается сказать только одно. Сегодняшняя ситуация с хоккеем, заниматься которым свободно могут лишь дети состоятельных граждан, является более наглядной лишь в силу финансовой затратности этого вида спорта. Но она не является из ряда вон выходящей.

Элитные слои общества и приближенные к ним пока еще могут хищнически эксплуатировать народную любовь к Родине, перекладывая на плечи простых граждан организационные и финансовые заботы по воспитанию подрастающего поколения патриотичным, здоровым и образованным. Но народное терпение не вечно. Особенно, подтачиваемое самими представителями элиты — как спортивной, так и иной, когда они на наших глазах прямо показывают, что свой личный интерес они ставят выше государственного.

Такой курс себя исчерпал, и его давно пора сворачивать. Иначе это рано или поздно чревато социальным взрывом, которым наши западные «партнеры», и сами активно работающие на эскалацию социальной напряженности в нашей стране, не преминут воспользоваться для уничтожения российской государственности и окончательного решения «русского вопроса».