Воспитание нравственности в подрастающем поколении является важной задачей государства. Сейчас российское общество пожинает плоды 30-летнего игнорирования этой работы.

Государство должно воспитывать нравственность. Интервью о «Слове пацана»

Фёдор Решетников. Опять двойка. 1952
Фёдор Решетников. Опять двойка. 1952
Фёдор Решетников. Опять двойка. 1952

Вышедший осенью 2023 года сериал «Слово пацана» стал явлением существенно большим, чем просто очередной криминальный боевик. Перед обществом встал вопрос о том, насколько хорошо оно понимает мрачные события собственного прошлого, где заканчивается свобода творца и начинаются интересы страны, а также на каких примерах должно воспитываться подрастающее поколение.

Эти вопросы не исчезли даже после того, как прошло первичное увлечение сериалом. ИА Красная Весна решило поговорить на тему воспитания молодежи с проректором по внешним связям Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭУ), кандидатом педагогических наук, доцентом кафедры психологии и педагогики в управлении Ромашиным Владимиром Николаевичем.

ИА Красная Весна: Тема нашей беседы — сериал «Слово пацана» и его влияние на умы подростков. Вы как человек, профессионально работающий с молодежью, не могли пройти мимо этого явления?

Владимир Ромашин: Молодежь — моя стезя, я работаю с молодыми людьми. Я, во-первых, преподаю у них, а во-вторых, являюсь кандидатом педагогических наук, и это непосредственно моя профессиональная сфера.

Я не скажу, что просмотрел сериал от первой и до последней минуты, но представление имею, знаком с мнениями и оценками разных людей. Отдельные эпизоды мы обсуждали с коллегами. Я как раз человек того времени и жил практически в ту эпоху. В 80-х годах я взрослел в Самаре, в то время город Куйбышев на Волге рядом с Казанью. То, что там показывают в Казани, я воочию наблюдал в то же время в городе Куйбышев, ныне городе Самара.

ИА Красная Весна: Как у любого сложного явления, у этого сериала есть разные проявления: культурные, воспитательные, исторические. Если сконцентрироваться именно на воспитательном аспекте, как Вы оцениваете влияние на умы молодежи?

Владимир Ромашин: Непростой вопрос, поскольку Вы попытались в нем связать несколько аспектов. Да, исторически такие факты были в нашей жизни, в развитии нашей страны. Да, были молодежные группировки, и закрывать глаза, сказать, что такого не было, — неправильно. С другой стороны, выносить это так, как было показано, — тоже нецелесообразно.

Роль кино всё же велика. Конечно, у кого-то под воздействием этого фильма вполне могло сформироваться какие-то неправильное понимание жизненных ситуаций, поведения в этих жизненных ситуациях. Не хочу выглядеть ханжой, но даже уважаемый господин Никита Михалков в своей передаче сказал, что этот фильм не направлен на жестокость. Я себе позволю с ним не согласиться, хоть он и режиссер, и заслуженный деятель культуры, это не так. Фильм действительно порождает культ насилия. И я думаю, что этого делать не стоит.

Сейчас время достаточно сложное: от времени неопределенности мы перешли ко времени тревожности, хочется сказать, что и так хватает тревоги. Внешнеполитическая ситуация, эта напряженность сказывается и на социуме, и вдруг появляется еще фильм. Он хорошо ляжет в умах, конечно, когда мы все взбудоражены. Можно воспринимать этот фильм как исторический. Да, был такой эпизод, чем хвалиться-то? Да, его не вычеркнешь. Он не только был в Казани, но и во всем Советском Союзе тогда это происходило. Есть какие-то вещи даже в истории, которые лучше не вспоминать. Забывать не стоит, но и вспоминать тоже ни к чему.

Видите ли, пропаганда этого образа жизни, этого культа насилия легко принимается. Мы быстро принимаем сторону сильного человека. Наверное, это даже в какой-то степени в эволюции развития, формирования человека как вида сложилось. Потому что в одиночку сложно выжить, всегда была нужна какая-то стая, потому что мы существа небольшие, не динозавры, не обладаем огромными клыками и сильными лапами, чтобы противостоять этой враждебной среде. Поэтому мы сбивались в стаи (по фильму, группировки) и старались выжить.

Почему это вызывает интерес? Потому что именно так подростки пытаются отрекомендоваться, пытаются определиться, понять свое значение в социуме. Как это сделать? Самый простой способ — сколотиться в банду и, соответственно, насилием проложить себе дорогу в будущее. Это дорога в никуда. Если сейчас даже в Новосибирске поехать на кладбища, то точно можно обнаружить аллею этих «братков», «пацанов», которые молодые на расцвете своих сил ушли в мир иной. И не по своей воле. В результате криминальных разборок или нездорового образа жизни в том числе. Поскольку помимо культа насилия там много сцен со спиртным, есть даже сцены с наркотиками.

Цитата из к/ф «Фантомас». Реж. Андре Юнебель. 1964. Франция, Италия
Цитата из к/ф «Фантомас». Реж. Андре Юнебель. 1964. Франция, Италия
ИталияФранция,1964.Юнебель.АндреРеж.«Фантомас».к/физЦитата

ИА Красная Весна: Как государство должно реагировать на подобные картины? Оно же не может сказать просто «художник волен творить всё что угодно», потому что очень сильное влияние на общество, на самую его уязвимую часть.

Владимир Ромашин: А у нас только «Слово пацана» — фильм, который отрицательно влияет на умы и разум подрастающего поколения? Я могу еще с десяток фильмов назвать. Здесь же вся ситуация в том, что у нас нет цензуры. Может, она и не нужна? Конечно, хотелось бы сказать, что общество само должно определять, что является подходящим, что является ценным, какие-то нормы устанавливать, но этого не происходит. Всё отдается на откуп самому потребителю.

Когда вышел фильм «Фантомас», сколько появилось случаев, когда люди надевали чулок на голову и занимались разбоями, подражая этой ситуации? Даже зачастую это не грабежи или разбои были, а в подворотнях пугали людей фантомасами. Вот Вы улыбаетесь, а это не смешно, а если у человека слабая психика, больное здоровье? Могло привести к летальному исходу. Думаю, что такие эпизоды были в жизни.

В самом обществе должна быть какая-то нравственность и позиция. Сейчас это возвращается. У нас же два поколения, 1990-е и 2000-е годы, не было никакой нравственности. Она отсутствовала. Этот вакуум заполняется. Сейчас, мне кажется, начинают зарождаться какие-то нравственные устои, скрепы, которые позволяют формироваться человеку. Волонтерские и патриотические движения понемногу дают человеку понять, что является ценностью, что является добром, что злом, чем человеку как разумному существу необходимо обладать. Но этот фильм направлен на аудиторию, которая не окрепла. Это даже не школьники, а учащиеся первых курсов, выпускники школ. Насколько они сейчас имеют в себе крепкий базис, который заложила в них школа, родители, социум, окружение? Сложно сказать. Я считаю, этот базис не очень крепкий, реально некрепкий.

Если говорить о тех событиях, которые связаны с СВО, стоит признать, что общество раскололось. Большое количество людей уехало, кто-то, наоборот, находится там и исполняет свой гражданский долг. Поэтому будут те, которые правильно поймут этот фильм. Будут и те, которые этот фильм поймут неправильно. Фильм — провокация в какой-то степени. Даже, я бы сказал, не провокация, а вызов обществу.

Попытки раскачать, расшатать общество — они происходили и происходят. Я, конечно, не против свобод, они должны быть, присутствовать. Я не хочу тотального контроля, это не есть хорошо. Личности сложно развиваться в таких условиях. Но формировать какую-то нравственную позицию, конечно, задача государственная, она важная. Если этой позиции не будет, ее заполнит другая позиция. И мы это уже наблюдали, когда мы быстро от социализма переходили к капитализму, разрушив все устои, но не успев сформировать хотя бы правильные правила игры. Поэтому отсюда и как раз вот эти лихие 90-е, и каждый выживал как мог.

Сейчас государство обращает на это внимание. Появляются дисциплины, которые как в школьной программе, так и в вузовской направлены на то, чтобы укреплять нравственный стержень человека, гражданина. Концепция великолепная — дать молодому человеку четкое понимание об истории и государстве, нации, к которой он себя причисляет. Но важно, как они преподаются, что рассказывает преподаватель. Мы сами во многом являемся продуктом тех перемен, которые происходили в обществе.

ИА Красная Весна: Что бы Вы посоветовали родителям, которые обеспокоены влиянием фильмов на умы их детей?

Владимир Ромашин: Родитель должен осознавать ответственность, какую роль фильм может сыграть в жизни его ребенка. У молодых людей психика немного по-другому работает. У них принятие решения происходит быстрее. Человек чем дольше живет, тем больше начинает рассуждать. У подростка мало вещей, которые над ним довлеют, связанных с опытом и жизненными установками.

Он, видя какой-то эпизод из жизни, быстро принимает решение — как в фильме посмотрел. Тот ударил, и я ударю. Ударил — нанес какое-то увечье, кто будет виноват, кто будет сожалеть об этом? Оценивайте ответственность, я бы ограничивал, либо смотреть с ним и давать какие-то свои оценочные суждения, но не с позиции: «Смотри, как надо поступать, тебя обидели — дай». Мужественность воспитывается иначе.