Государство не знает, где взять деньги. Это потому, что все богатства, которыми оно распоряжалось до нынешней эпохи, были переданы в частные руки. И получает государство с этого только некоторую часть в виде налогов.

Мало убрать пенсионную реформу, надо менять всю экономику — профессор МГУ

Принятием пенсионной реформы в 2018 году власть не решила проблемы недофинансирования социальной сферы. Но и отменой этой реформы полностью исправить ситуацию не удастся. Только полное возвращение экспортных доходов в руки государства, жесткий финансовый контроль и мобилизационное развитие экономики способны вывести Россию из тупика.

При этом государственное пенсионное обеспечение должно вернуть себе роль, о которой многие забывают. А именно, что пенсия — это благодарность за честный многолетний труд, а не «пособие на выживание». Достойная пенсия должна быть по меньшей мере втрое выше нынешнего уровня.

Об актуальных и застарелых проблемах экономической жизни России и возможностях изменения ситуации рассказал в интервью ИА Красная Весна доктор политических наук, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ Сергей Черняховский.

ИА Красная Весна: Сергей Феликсович, постепенно мы подходим ко второй годовщине принятия пенсионной реформы. Известно, насколько сильно с приходом эпидемии коронавируса обострилась социально-политическая, социально-экономическая ситуация в нашей стране. Как Вы считаете, в этих условиях не пора ли власти подумать об отмене пенсионной реформы? Возможен ли такой вариант?

— Пенсионная реформа, на мой взгляд, была негативна, и никаких проблем не решила. Вместе с тем сейчас принятие решения об ее отмене тоже никаких проблем не решит. Потому что дело в другом.

С одной стороны, тот уровень пенсий, который платится в стране — он в принципе не соответствует назначению категории «пенсия». Это скорее пособие на выживание. С другой стороны, понятно, что у государства трудности с пополнением бюджета Пенсионного фонда и изысканием источников его финансирования.

Отсюда вообще вытекает вопрос о некой развилке. Либо надо переходить к вариантам рыночного обеспечения пенсии: например, какие-нибудь накопительные системы, получение пенсии от работодателя и прочие утопические модели. Либо надо менять всю базовую структуру экономики страны и систему получения доходов страной. Насколько к этому готово государство и насколько в наших условиях это просто сделать — большой вопрос.

ИА Красная Весна: Почему, на Ваш взгляд, не происходит изменений по любой из предложенных альтернатив?

— Основная проблема тут тоже на нескольких уровнях. Во-первых, государство ориентируется на то, что основной источник пополнения бюджета — это налоги. Это модель, на мой взгляд, несовременная, и в наших условиях просто недостаточная. Потому что налоги должны выполнять некоторую другую функцию — функцию регулирования экономики. А государство должно само иметь производство, иметь источники получения прибыли, источники получения доходов.

Нужно понимать, что расходы у государства большие в современных условиях, что современное государство должно много тратить — у него функции всё более усложняются. А если производство не развивается, если всё строится на том, что одну и ту же налоговую базу облагать налогами, то, во-первых, оно и не будет развиваться, потому что при некотором барьере частному предпринимателю просто становится невыгодно развивать производство. А во-вторых, этих денег тоже не хватает. Поэтому проблема здесь значительно серьезнее, чем то, в каком возрасте отправлять людей на пенсию.

ИА Красная Весна: Тем не менее, существуют ли какие-либо дополнительные варианты для наших реалий?

— Можно придумывать паллиативные схемы. Например, исходить из того, что человек получает право выйти на пенсию в прежнем возрасте или раньше, но тогда пенсия строится с учетом его реальной трудовой деятельности, стажа работы и полученной за это время зарплаты. Но такое право он получает. Опять же здесь вопрос, что он будет иметь в результате. Теоретически человек может выйти и в пятьдесят лет на пенсию, а там (размер пенсии будет зависеть от того — прим. ИА Красная Весна), сколько он за тридцать лет работы получил.

Но по большому счету надо просто развивать государственное производство и основные сектора экономики — во всяком случае, наиболее доходные в крупных отраслях делать собственностью государства. Государство к этому не готово.

ИА Красная Весна: Вы описали практически безвыходную ситуацию: с одной стороны, массового огосударствления экономики ждать не приходится, с другой стороны, паллиативных мер для частичного облегчения положения будет недостаточно. Как в этой ситуации будет общий процесс развиваться?

— Он [процесс] в этом отношении будет стагнировать.

Важно понимать, что пенсия выполняет не только функцию обеспечения старости. Она связана не только с обеспечением нетрудоспособности. Назначение пенсии в те времена, когда ее платили не всем, а только заслуженным людям, была в признании неких заслуг перед обществом. И человек видел в этом вознаграждение за то, что он сделал. Так, ее получал генерал, ученый и другие. В принципе, в советском обществе действовал примерно такой же принцип.

Здесь же вопрос заключается в том, что когда человек получает достойную пенсию, он становится неким социальным образцом: вот будешь честно работать — наступит момент, когда ты уйдешь на отдых и будешь жить достойно: неким таким образцом для общества и для своей семьи.

ИА Красная Весна: Что происходит, когда пенсионное обеспечение теряет эту функцию?

— Тогда внук смотрит на деда и видит, что дед, перестав работать, живет в нищете. И у него возникает самый спокойный и прагматичный вывод, что так жить нельзя — т. е. честно работать нельзя. Надо всё время думать о том, как что-то собрать, накопить любыми средствами. И более того, внук смотрит и рассуждает: «Вот мой дедушка работал всю жизнь честно, и его государство бросило в нищету. Я должен любить, уважать и защищать это государство или нет?»

Пенсия выполняет и эту задачу, чтобы тому же внуку показать: «Тебе нужно всю жизнь работать честно. Твой дедушка работал всю жизнь честно, не важно на какой должности — и государство его ценит. Он теперь имеет возможность спокойно жить, отдыхать, водить тебя в театр, дарить тебе подарки».

Тогда у молодого человека формируется вывод: «Да, государство любит моего деда, оно поступило честно. Да, я буду на него честно работать и его защищать».

ИА Красная Весна: Каким, на Ваш взгляд, должно быть пенсионное обеспечение в современной России?

— Для того чтобы обеспечить такой уровень пенсий, действительно достойную пенсию нужно выходить на показатель примерно в 70 тысяч рублей в месяц в нынешних ценах. Минимальная может быть 35 тысяч рублей. У нас средний уровень пенсии сейчас порядка 15 тысяч рублей. И это значит, что нужно в три-четыре раза поднимать размер пенсии. Ну в три раза, потому что у нас сейчас есть пенсии в 20 и за 20 тысяч рублей. То есть в три раза нужно повысить расходы государства на выплату пенсий тем или иным образом.

Государство не знает, где взять такие деньги. И не знает этого в первую очередь потому, что все богатства, которыми оно распоряжалось до нынешней эпохи, были переданы в частные руки. И получает государство с этого только некоторую часть в виде налогов. Причем налогов очень неэффективно распределенных, не стимулирующих развитие производства.

Поэтому нужно менять структуру экономики. Мы сейчас в принципе можем выстроить ее иначе, даже без особых расходов.

ИА Красная Весна: Что для этого нужно сделать?

— Сейчас у нас экономика одноконтурная. Получается, что в конечном счете деньги у нас единые, и на них могут быть куплены товары, может быть куплено оборудование. В наших условиях создается ситуация, что любое увеличение денежной массы ведет не к повышению количества товаров, а к попыткам ее накопить и вывести за рубеж. Это свободное хождение денежной массы может быть ограничено таким образом, чтоб эти деньги нельзя было выводить за рубеж, но эти деньги шли бы только на приобретение товаров потребления. Тогда, соответственно, баланс мог бы получаться в принципе иным. И государство могло бы здесь регулировать различные сферы.

Среди прочего это предполагает отказ от свободно конвертируемой валюты и на определенном этапе регулирование трудовых ресурсов и потребления. Это предполагает безусловно жесткое пресечение возможности вывоза как отечественных денег, так и иностранной валюты.

Для этого нужны люди, для этого нужно признание существующего положения вещей, для этого нужны силовые структуры и прочее. Нужно напряжение, нужна мобилизация. Нужно осознание, что действительно иначе не получится. Но этого нет.

В отношении того, что ситуация безысходная: она не безысходная, потому что выйти из нее можно. Но заходя в такой «вяжущий» тупик, действительно ситуация будет стагнировать.

Изображение: Эверетт Шинн. Безработные (фрагмент). 1908 год
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER