21
окт
2021
  1. Классическая война
  2. Война за космос
Кирилл Куница / ИА Красная Весна /
Космическая разведка США надеется выпустить искусственный интеллект как джина из бутылки ради победы над Китаем и Россией в области геопространственной разведки и возможностей больших данных

США навязывают гонку вооружений в области геопространственной разведки

Изображение: Цитата из х∕ф «Космическая одиссея 2001 года». Реж. Стэнли Кубрик. 1968. США

Прямое наблюдение из космоса — это кратчайший путь для разведывательной службы, позволяющий получать достоверную и неопровержимую информацию о многих событиях материального порядка. На основе этих событий можно строить аналитические картины, которые говорят о более тонких процессах, замыслах, целях, приоритетах и возможностях. Не говоря уже о прямой разведке боевой обстановки в местах ведения конфликтов.

Расширение космической инфраструктуры за последние несколько лет позволило увеличить частоту и качество спутниковых снимков в несколько раз. Если взглянуть на совокупные возможности всех спутниковых группировок, занимающихся дистанционным зондированием Земли (ДЗЗ), то можно сказать, что большую часть суток каждый клочок земли находится под наблюдением того или иного спутника.

Для сбора информации с земной поверхности используются разные методы, эти методы дополняют друг друга и позволяют составить подробную картину происходящего. Спутниковая разведка не сводится к простым фотографиям в оптическом диапазоне, к подобным снимкам добавляются данные, полученные при съемке инфракрасного диапазона, а также результаты радиолокационного зондирования и многое другое.

К примеру, гиперспектральная съемка собирает огромное количество информации об отражаемости, флюоресценции, комбинационном рассеянии света, температуре поверхности, положении объектов в пространстве и во времени и о многом другом в одно огромное растровое изображение, которое представляет собой гиперкуб с множеством пространственных координат. Работать с таким изображением может только компьютер, но зато в нем содержится масса информации, которая может представлять ценность для разведывательных целей.

Анализируя космические снимки, можно не просто зафиксировать передвижение военных средств или грузов, начало строительства различных объектов, состояние коммуникаций, движение летательных аппаратов, стихийные бедствия, техногенные аварии, московские пробки или уровень зрелости злаков на полях. Можно получить представление о работоспособности тех или иных объектов промышленности и инфраструктуры, выявить слабые места и моменты пиковых нагрузок, по косвенным признакам обнаружить скрытую деятельность. А если частота орбитальных наблюдений продолжит увеличиваться, то возможна будет непрерывная слежка за огромным количеством объектов, включая подвижные.

Если сложить всю эту информацию в одну базу данных, что и задумано Космической разведкой США, то получится огромный источник фактов для бесконечного аналитического расследования. Национальное агентство геопространственной разведки (NGA) надеется, что огромное количество исходных данных может превратиться в повышенное качество аналитического продукта. И что аналитический продукт такого качества позволит делать выводы о действиях противника быстрее и точнее, чем это могут сделать разведки других стран. Пределом мечтаний военных специалистов Пентагона является получение глубоко переработанного аналитического продукта в местах принятия решений. Предполагается, что непомерную задачу ведения такой аналитики в режиме реального времени 24/7 должен взять на себя искусственный интеллект (ИИ),

Правда, на текущий момент нет не только искусственного интеллекта, но даже и общей сети из различных спутниковых группировок, способных держать между собой устойчивую связь и выполнять дополнительные задачи. И вот над этим сейчас работают специалисты американских агентств и компаний. Удастся ли сделать ИИ, который способен на подобную автоматическую аналитику или нет, вопрос открытый, но это не мешает готовить орбитальную базу для этого монстра.

Как бы то ни было, поток спутниковых снимков давно превысил любые человеческие возможности по его обработке, и этот поток данных продолжает расти. Не буду подробно останавливаться на том, за счет чего этот поток растет. Вкратце можно это описать как результат стратегии по коммерциализации космической разведывательной деятельности. Чтобы хоть как-то справляться с этим потоком данных, Космическая разведка США прибегает к тому же методу, привлекает к государственным задачам возможности частных компаний. При этом компании определяются как частные только по формальному признаку, на деле все эти «частные» компании имеют очень глубокие государственные корни.

Существует целый ряд аналитических компаний, которые занимаются геопространственной аналитикой, в то же время правительство постоянно стимулирует появление новых подобных компаний. Все эти компании, по задумке Космической разведки США, становятся частью некоего аналитического конвейера, в котором на первом этапе массив данных, полученный со спутников, объединяется в одну базу в недрах разведывательного управления. Далее информация разделяется на секретную и не секретную и передается для частной аналитики, которая сперва пускает в ход многочисленные машинные методы обработки данных, и лишь после этого к изучению материала приступают люди со специальной профессией «геопространственный аналитик».

Хоть это и конвейер, но все это занимает огромное количество времени и сил, притом что одним из важнейших показателей в гонке геопространственной разведки является скорость. И в этом плане, кроме машинного обучения или ИИ, который мог бы на себя взять не только задачу анализа поступающих данных, но еще и управление многотысячным роем разведывательных и прочих спутников, которые интегрированы в его структуру, надеяться не на что.

Чтобы дополнить картину желаемого для американской разведки будущего, осталось убрать последнее уязвимое место в этой системе — связь с наземными центрами. В данный момент связь с Землей, или нисходящий канал данных, — это узкое место для всей системы. В каждый момент времени данных генерируется много, а возможности по передаче их на Землю ограничены.

Для решения этой проблемы создаются терминалы оптической связи со спутниками, а также сеть оптической связи между спутниками, которые должны решить проблему интеграции спутников в одну сеть и устранения больших задержек, вызванных периодичностью вращения спутника вокруг Земли. Оптическая связь обладает гораздо большей пропускной способностью, чем классическая радиосвязь, кроме этого, она лучше защищена от подавления или перехвата, поэтому этот тип связи сейчас очень активно развивается.

Но внедрение оптической связи решает проблему только в первом приближении, настоящее решение состоит в том, чтобы производить всю автоматическую аналитику прямо на орбите, внутри распределенной сети вычислительных станций. Идеал состоит в том, чтобы получать готовые ответы от ИИ, который работает на орбите автономно от наземных центров, и в силу своей распределенности по облаку из тысяч спутников может продолжать свою работу даже в условиях атаки на эти спутники, потому что нельзя вывести из строя все спутники сразу.

Чтобы распространить эту систему на максимальное число космических аппаратов, Управлением перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) разрабатывается универсальный электронный интерфейс с процессором под названием Pit Boss, который позволит использовать возможности любого спутника, на котором он установлен, в целях сбора, передачи или обработки информации в рамках глобальной разведывательной космической сети.

Получится, что даже самый мирный, абсолютно коммерческий спутник, который был запущен частной компанией из Индии или Южной Кореи, может являться поставщиком и передатчиком разведывательной информации министерства обороны США. Такова цель у проекта Blackjack, испытания которого начнутся в 2022 году на основе 20 специально предназначенных для этого спутников. Также нужно отметить, что Агентство по космическому развитию (SDA) уже приступило к созданию глобальной спутниковой сети, в которой все космические аппараты будут связаны между собой оптической связью, позволяющей ретранслировать большие объемы информации быстрым и безопасным способом, без долгих задержек, связанных с отправкой сигнала на геостационарные аппараты.

Эта сеть спутников носит название Transport Layer и является одним из восьми уровней орбитальной спутниковой архитектуры, которую создает Пентагон для обеспечения своего превосходства в космическом пространстве.

Создается впечатление, что для Космических сил США искусственный интеллект — это лишь вопрос времени, а не принципиальной неопределенности — возможен он или нет. Из сложившегося образа выходит, что ставка делается на ИИ, к появлению которого создается грандиозная инфраструктура, обидно будет, если ИИ так и не появится. Хотя, конечно, можно остановиться в рассуждениях на том, что настоящая причина всех разработок и впечатляющих программ — это банальный распил денежных средств, но этот вывод ни к чему не ведет. Стоило ли это читать и пытаться в чем-то разобраться, если видеть среди мотивов только желание обогащения.

По-видимому, грандиозные планы нужны как для того, чтобы получать финансирование этих программ, так и для того, чтобы мотивировать граждан переводить свою деятельность в космическую сферу. Заметим, что в Америке сейчас небывало высокий интерес к карьере в космической отрасли. Но кроме этого глупо отрицать, что в космосе идет гонка вооружений, а работе любого вооружения сперва предшествует работа разведки, так что можно сказать, что гонка вооружений идет в области геопространственной разведки, в которой участвуют Россия, США и Китай.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER