США и через механизмы влияния в ООН, и за счет возможностей британской и своей агентуры в племенной верхушке и джамаатах Ливии стремятся перехватить управление урегулированием ливийского конфликта

Турция — неоосманский синдром. Часть XII

Панорама Триполи
ТриполиПанорама
Панорама Триполи
Изображение: (cc) Patrick André Perron

Оснований для версии о готовящемся главой МВД ПНС Фатхи Башагой перевороте против главы ПНС Файеза Сарраджа немало. Арабские источники утверждают, что Башага не только возглавляет «антикоррупционную» кампанию, неслучайным образом направленную на важнейшие опоры Сарраджа в правительстве, но и постепенно сдвигает в свою пользу «силовой баланс» в Триполи.

В частности, жители Триполи всё громче обвиняют Сарраджа в том, что он не контролирует даже подчиняющиеся ему лично силовые подразделения и не может остановить даже в пределах столицы растущий беспредел боевиков военно-криминальных группировок против друг друга и против мирных жителей. Убийства, похищения, грабежи и вооруженные разборки между бандами на улицах Триполи все чаще вменяют уже не ПНС в целом, а самому Сарраджу.

Местные аналитики допускают, что эти процессы в немалой степени инспирируются Башагой, который готовится вытеснять триполийские банды собственными бандами из Мисураты, а также сирийскими наемниками. Но и не только.

В связи с этим, во-первых, припоминают, что пост главы МВД Башага получил при активном содействии тогдашнего посла США в Ливии Стефани Уильямс — той самой, которая теперь является и. о. спецпредставителя миссии ООН в Ливии и «курирует» от ООН миротворческий процесс. А также и то, что в феврале 2020 года Башага заявил в интервью Bloomberg о своей поддержке идеи «развертывания в Ливии американской военной базы для борьбы с Россией».

Во-вторых, именно в родной для Башаги Мисурате проживает самая большая община — до 160 тыс. человек — так называемых «ливийских турок», которых особо опекает Анкара. В Турции их называют «кулугли». И заявляют, что намерены во всем мире — на Кипре, в Сирии, Ливане, Ираке, Ливии и так далее — всячески защищать своих этнических «соплеменников». Отметим, что Эрдоган, говоря об особом внимании Турции к Ливии, не раз подчеркивал, что в этой стране якобы находится около 1 млн кулугли…

Однако нельзя не признать, что вряд ли дело только в сговоре Башаги и его американских и турецких связях. Сегодняшние «вооруженные перестройки» во власти Триполи решающим образом связаны с реальной сменой политического ландшафта в ливийской политике и экономике.

Ни «Братья-мусульмане»*, ни примкнувшие к ним вокруг власти ПНС группировки ИГ*, Аль-Каиды* и т. п., ни их турецкие кураторы категорически не принимают в Ливии ни намечающегося перемирия, ни восстановления нефтедобычи, поскольку и то, и другое происходит не под их контролем. Они понимают, что миротворческая работа Совместной комиссии явным образом нацелена на лишение всех этих турецких и протурецких сил и реальной политической власти, и огромных по местным меркам нефтеэкспортных доходов. Потому эти силы, по мере продвижения происходящих на разных площадках «межливийских» переговоров, всё более жестко противодействуют их успешному завершению.

29 сентября пресс-служба ООН сообщила, что участники переговоров по Ливии в Хургаде под эгидой ООН, делегаты от Палаты представителей и Высшего госсовета, решили, что охрана нефтегазовых объектов (которую сейчас в основном обеспечивают силы Ливийской национальной армии ЛНА) должна стать приоритетной задачей. Кроме того, делегаты договорились предпринять шаги для освобождения заключенных, взятых в плен во время боевых действий, и для этого активизировать открытие транзитных связей между западом и востоком Ливии.

В этот же день, 29 сентября, в столичном районе Бавваба аль-Джибс неизвестная вооруженная группировка взяла штурмом диспетчерскую электрокомпании General Electric Company и похитила ее директора Мухаммада Мухтара.

30 сентября боевики «Оперативного штаба по Сирту и Аль-Джуфре» в Абу Курайне в своем заявлении сообщили, что они отвергают результаты договоренностей Совместной комиссии, не собираются расформировывать свои боевые отряды и переходить в состав Ливийской национальной армии, но будут и далее «придерживаться принципов переворота 17 февраля 2011 года против правительства Муаммара Каддафи».

1 октября пограничные силы Алжира задержали на границе с Тунисом шестерых боевиков ИГ*, бежавших из Ливии. Арестованные признались, что воевали в одной из группировок командующего Западным военным округом ПНС Усамы Джувейли и бежали в Алжир через Тунис при помощи других боевиков ПНС. Глава МИД Алжира официально потребовал от руководства ПНС разъяснить обстоятельства этого инцидента.

И в тот же день, 1 октября, в Триполи у штаб-квартиры Президентского совета Ливии развернулись массовые митинги против главы Национальной нефтяной компании (NOC) Мустафы Саналлы, обвиняемого в коррупции и контрабандном экспорте нефти, с требованиями его отставки и суда.

Напомним, что коррупционно-криминальные схемы Саналлы вскрылись после ареста его подельника, главы береговой охраны ПНС «аль-Биджи». По данным экспертов, за шесть лет руководства NOC Саналла с подельниками-боевиками украл около $10 млрд — 10% из чистой выручки компании в $101 млрд! Причем аль-Биджа показал, что прикрывать воровство такого размаха и «серый» экспорт помогало отсутствие аудита компании, а также подкуп экспертов ООН, контролирующих нефтяной экспорт.

И в тот же день, 1 октября 2020 года, Генеральный секретариат ООН утвердил подписанный в ноябре 2019 года «Меморандум о взаимопонимании по вопросам морских границ» между Турцией и Ливией. Хотя в ООН не могли не знать и того, что ПНС, подписавшее меморандум, не имеет полноценной легитимности (его мандат завершился в 2018 году), и того, что ПНС юридически представляет только одну из трех частей Ливии — Триполитанию, — и того, наконец, что этот меморандум напрямую ущемляет законные интересы других стран Восточного Средиземноморья — Греции, Египта и Кипра. И тогда закономерен вопрос: может, некие «злые силы» (не из Турции ли, а может, из США?) подкупали в пользу Триполитании не только нефтяных, но и политических экспертов ООН?..

Этот вопрос тем более уместен в связи с последующим высказыванием госсекретаря США Майка Помпео 2 октября в интервью газете La Repubblica. В нем Помпео призвал Россию и Турцию «не вмешиваться в дела Ливии» — она, мол, сама справится с кризисом, и заявил: «Я убежден, что вмешательство третьих стран в Ливии лишь усугубляет ситуацию. И не важно, Турция это или Россия. Они должны сделать шаг назад и дать триполитанцам разрешить кризис самостоятельно…»

Почему Ливия девять лет не могла справиться с кризисом, все глубже погружаясь в войну, а сейчас вдруг сможет справиться самостоятельно, Помпео не разъясняет. А вот то, что кризис самостоятельно разрешат «триполитанцы», — это оговорка знаковая и для главы американского МИДа вряд ли случайная. Иначе придется предположить, что оно не знает, что война в Ливии идет именно и прежде всего между ПНС в Триполитании и единственным сохранившим законную выборную легитимность высшим государственным органом Ливии — палатой представителей в Киренаике…

На этом фоне нарастает вполне масштабная война между группировками боевиков ПНС на западе Ливии, и в том числе в Триполи, которая сопровождается достаточно странными переговорами.

В частности, 2–3 октября в столичном районе Ас-Савани шли сражения с применением тяжелого оружия между боевиками Аз-Завии и командующего Западным военным округом Усамы Джувейли. А 3 октября, как сообщили арабские СМИ, в столичной гостинице «Коринтия» прошло крупное совещание между полевыми командирами ИГ* и главами группировок «Братьев-мусульман»*, подконтрольных ПНС. Наблюдатели подчеркивают, что после завершения переговоров «кортеж» из примерно 35 машин беспрепятственно проследовал в охраняемый спецслужбами ПНС аэропорт Митига…

5 октября в Берлине прошла очередная конференция по урегулированию кризиса в Ливии, посвященная политическим и экономическим вопросам. 6 октября вице-премьер ПНС Ахмед Майтыг в своем обращении в СМИ поблагодарил ООН и международное сообщество за поддержку экономических реформ и процесса объединения финансовых институтов Ливии. Он особо подчеркнул важность соглашения о возобновлении нефтедобычи, давшего импульс процессам интеграции разрозненных государственных структур и укреплению доверительных отношений между Тобруком и Триполи. Майтыг также приветствовал итоговое коммюнике проведенной встречи на уровне министров, и подтвердил их приверженность решениям первой Берлинской конференции, прошедшей в январе 2020 года.

7 октября заявление по итогам берлинской конференции сделала и. о. спецпосланника генсека ООН по Ливии Стефани Уильямс. Она сказала, что участники приветствовали прекращение огня и установление перемирия в Ливии, подчеркнули, что необходимо немедленно прекратить любое вмешательство в североафриканскую страну, и осудили нарушение введенного ООН оружейного эмбарго. А еще Уильямс сказала, что участники встречи призвали к скорейшему достижению договоренности о продолжительном режиме прекращения огня и (внимание!) «установлению демилитаризованной зоны вокруг Сирта…»

Но линию Сирт — Аль-Джуфра, то есть главные нефтеэкспортные терминалы (как и контроль над нефтяными месторождениями), прочно удерживают войска ЛНА Халифы Хафтара. «Установление демилитаризованной зоны вокруг Сирта» в условиях, когда перед ним наготове к броску стоят наиболее мощные боевые силы ПНС, — это наверняка встречная «милитаризация» Сирта противниками Хафтара, то есть ПНС и утеря Хафтаром контроля за нефтяным экспортом. И Уильямс, и Хафтар это прекрасно понимают. Отсюда вполне ясно, в чьих интересах занимаются «миротворчеством» в Ливии США…

Последствия этой «инициативы», озвученной Уильямс, очень быстро обнаруживаются в конфигурации «фронта» боевых действий. Уже 8–9 октября ПНС начинает дополнительную мобилизацию войск и их концентрацию на восточном направлении.

9 октября Twitter-аккаунт операции ПНС «Вулкан гнева» написал о распоряжении главы минобороны ПНС Салаха аль-Намруша провести мобилизацию сил у линии разграничения около Сирта. Помимо этого, источники сообщают о подготовке наступления отрядов командующего Западным военным округом ПНС Усамы аль-Джувейли «на южном фронте», то есть в районы расположения крупнейших нефтяных месторождений.

Руководство ПНС, разумеется, утверждает, что эта концентрация войск ведется «для отражения агрессии со стороны армии Халифы Хафтара»

Между тем «передислокация» войск ПНС вызывает все большее недовольство жителей городов западной Ливии. Особенно потому, что главными способами «самообеспечения» этих войск становятся грабежи местного населения, а также торговля «переселенцами» из стран Африки, пытающимися перебраться в Европу. Так, арабское издание Asharq Al-Awsat сообщает, что город Зувара фактически превращается в огромный рынок торговли людьми. По словам местных жителей, приезжие африканцы и арабы ищут «подходящие» мафиозные структуры, которые способны нелегально переправить их через море.

Доклад ООН сообщает, что в стране, охваченной кризисом, уже давно возник ряд устойчивых «точек побега» в городах на побережье западной Ливии, причем наибольше число мигрантов старается уехать из Триполи и Аз-Завии. При этом нередко африканцев, отдающих последние деньги за попытку эмигрировать в Европу, ливийские банды превращают в «вечных рабов». Так, 10 сентября Associated Press сообщило со ссылкой на миссию «Врачи без границ», что в Сабрате вооруженные боевики удерживают в заложниках не менее 60 мигрантов из западноафриканских стран, в том числе детей.

«Врачи без границ» заявили, что почти четыре сотни мигрантов, преимущественно граждан государств Западной Африки, были захвачены бандитами 28 сентября в городе Аль-Аджайлат в 89 километрах от Триполи. Глава миссии «Врачей» заявил: «Мы обнаружили более 350 женщин, детей и мужчин, спящих на земле в ужасающих условиях и лишенных доступа к воде».

Местные СМИ утверждают, что этих «заложников» взяли боевики из группировки «Аль-Аму». Associated Press при этом подчеркивает, что в МВД ПНС отказались комментировать ситуацию с заложниками, а миссии «Врачей без границ» после скандала похитители предоставили доступ только к женщинам и детям, но не разрешили оказывать помощь мужчинам-заложникам. Кроме того, агентство дополняет, что, по его данным, три беженца были убиты во время попытки побега 2 октября.

11 октября издание Libya 24 сообщило, что в последние дни Турция меняет в Ливии своих наемников на профессиональных военных. По данным военной разведки ЛНА, турецкая военная авиация за десять дней совершила 36 рейсов, которыми из Ливии было вывезено около 1500 наемников из группировок «Дивизия Аль-Хамза», «Султан Мурад» и «Второй корпус», которых намечено отправить в Азербайджан, и что обратно эти рейсы везли турецких военных.

Одна из причин такой «ротации» — то, что, перестав получать регулярные выплаты, наемники фактически подняли мятеж в рядах местных боевиков, причем постоянно показывались в видеороликах арабских соцсетей с требованиями выплат от турецких кураторов.

Источники Libya 24 утверждают, что турецкое командование такой ротацией стремится избежать дестабилизации ситуации в войсках ПНС и новых конфликтов между местными и сирийскими боевиками. А также укрепить свои «силовые» позиции в Ливии и, шире, во всей Северной Африке на фоне «угрожающе близкого» официального перемирия, способного обрушить все военно-политические и экономические достижения Турции за последний год.

11 октября ливийская Национальная нефтяная корпорация (NOC) объявила о снятии статуса форс-мажора на крупнейшем ливийском нефтяном месторождении Аш-Шарара. Представители NOC отметили, что межливийское соглашение создало нормальные условия обеспечения безопасности на объектах нефтедобычи для беспрепятственной работы отрасли и возобновления добычи нефти.

И в этот же день исполняющая обязанности спецпредставителя генсека ООН в Ливии Стефани Уильямс объявила, что «новый раунд инклюзивных политических переговоров по Ливии будет продолжен в начале ноября в Тунисе в формате очных встреч, а также посредством онлайн-сессий». Уильямс заявила, что «ключевой задачей предстоящей встречи является достижение компромисса в вопросе создания единой структуры управления и механизмов для проведения национальных выборов».

А 12 октября Турция (напомним, фактически получив от ООН официальное разрешение на присвоение части территориальных вод Греции) вновь выдвинулась на разведку нефти и газа в Восточном Средиземноморье. Как сообщил греческий телеканал Skai, турецкое сейсмологическое судно Oruc Reis, сопровождаемое конвоем военных кораблей, прибыло в район шельфа греческих островов, где к этому моменту уже были развернуты надводные и подводные подразделения военного флота Греции.

Греческие корабли отслеживают передвижения турецких кораблей, причем глава генштаба Греции подчеркнул, что при необходимости морская боевая группировка может быть усилена, и дал указание всем видам национальных вооруженных сил находиться в готовности.

Телеканал Skai сообщил, что Oruc Reis движется как бы тайно, с выключенным идентификационным передатчиком. И напомнил, что свои права Греция основывает на положении 121-й статьи Конвенции ООН по морскому праву, наделяющей острова полными правами на морские шельфовые зоны, и что Турция это положение отрицает.

14 октября глава российского МИД Сергей Лавров в интервью радио «Говорит Москва» заявил, что действия американцев в Ливии направлены на то, чтобы ослабить позиции России и Турции: «В Ливии США весьма и весьма активны и также пытаются „разрулировать“ этот конфликт в своих интересах, в том числе с тем, чтобы ослабить Турцию и ослабить РФ, между прочим. Это открыто заявляется».

Раздраженная откровенность Лаврова вполне понятна. С лета 2020 года США «рывком» дипломатически (и не только) включились в ливийский конфликт, который ранее фактически действительно регулировали в основном только Турция и Россия. Как мы уже обсуждали в предыдущих частях исследования, США и через механизмы влияния в ООН, и за счет возможностей британской и своей агентуры в племенной верхушке и джамаатах Ливии, стремятся перехватить управление урегулированием ливийского конфликта. Причем, что наиболее неприятно для России, основными ливийскими «контактерами» американцев и британцев являются «Братья-мусульмане»*, которые родственны Турции, не запрещены в ООН, в США и Великобритании, но запрещены в России.

В связи с этим нужно отметить, что в последние месяцы ПНС настойчиво пытается, причем под руководством «Братьев-мусульман»* из Высшего госсовета, легализовать и легитимировать все незаконные (в том числе наемнические) вооруженные формирования ПНС. В частности, речь идет о «переименовании» исламистских и радикально-исламистских террористических группировок в «национальную гвардию» ПНС, а далее об их включении в «национальную гвардию» объединенной Ливии.

У России на этом фоне возникают вполне обоснованные опасения, что в итоге «замиренная» Ливия на деле окажется турецко-американо-британским плацдармом и инструментом как для общеафриканской, так и, скорее всего, и для общеевропейской (причем вряд ли мирной), экспансии…

О том, что такая европейская экспансия уже идет вовсю, давно буквально кричат наиболее вменяемые европейские аналитики. Они видят, что немалая часть протурецких радикальных исламистов из сирийских наемников в Ливии не задерживается, а «просачивается» в Европу. И они видят, что ливийская «торговля людьми» — это далеко не только суперприбыльный бизнес для местных криминальных группировок, но еще и механизм перевозки в Европу «нужного» контингента для глобальных общеевропейских трансформаций. Причем основным оператором этого процесса все годы после свержения Каддафи и утверждения власти ПНС в Западной Ливии является управление береговой охраны.

То, что это именно ключевой оператор данного бизнеса, показывают и предыдущие скандалы с командующим береговой охраны ПНС Абд ар-Рахманом Миладом по кличке аль-Биджа, и новый скандал с его похищением.

13 октября аль-Биджа (который, подчеркнем, находится в международном розыске по обвинению в торговле людьми и контрабанде) был похищен боевиками группировки RADA, контролируемой главой МВД ПНС Фатхи Башагой, около АЗС в Триполи. А 14–15 октября группировка из города Аз-Завия начала собирать силы для штурма тюрьмы «Митига» в аэропорту Триполи, контролируемой боевиками группировки RADA, куда, по их данным, посадили аль-Биджу.

На этом фоне вязко и с трудом, но всё же продвигается миротворческий процесс. Причем в середине октября в нем начались очень важные, но «почему-то» практически не отмечаемые мировой прессой низовые политические подвижки.

15 октября арабское издание Alsaaa24 сообщило, что шейхи и старейшины племен Востока и Запада наметили, по инициативе Востока, организацию общего форума для обсуждения выхода Ливии из кризиса. Первые пункты повестки форума сразу были названы: полное прекращение огня и взаимный обмен заключенными, кроме лиц, в отношении которых возбуждены уголовные дела.

16 октября глава МИД Восточного правительства Абдель Хади аль-Хувейдж провел расширенное заседание по подготовке к конференции «Сирт-2». Он объявил, что 17 октября «состоится политическая встреча в Сирте для обсуждения аспектов дальнейшего урегулирования кризиса в стране и ее административного устройства». Он также сообщил об очень широком составе конференции «Сирт-2»: на нее «приглашены старейшины, шейхи, видные деятели и активисты, судьи, прокуроры, профессора, представители молодежных организаций, лица, пострадавшие от терроризма, и вынужденные переселенцы».

17 октября это событие в Сирте, которое назвали «Общеливийским конгрессом», прошло, и прошло успешно. На него съехалось около 1100 делегатов со всей Ливии, включая шейхов и старейшин большинства племен. Знаменателен и девиз конгресса: «Историческая память поможет настоящему страны», и то, что Сирт — это родина Муаммара Каддафи, и то, что конгресс проходит почти точно в 9-ю годовщину гибели бывшего ливийского лидера.

Основные решения, принятые конгрессом, следующие:

  • военные органы с обеих сторон получают полномочия для подписания соглашения о долгосрочном прекращении огня, а также об обмене пленными и задержанными, кроме обвиненных в преступлениях;
  • одним из первых шагов для политического урегулирования должна стать отставка главы ПНС Файеза Сарраджа на Западе и председателя парламента Агилы Салеха на Востоке, а также подготовка к новым выборам главы государства и депутатов законодательного органа с участием представителей и учетом интересов трех исторических областей страны — Триполитании, Киренаики и Феццана;
  • требуется глубокая и всесторонняя реорганизация органов власти, включая объединение разобщенных госструктур Востока, Запада и Юга, и воссоздание объединенного дееспособного государства;
  • установлено, что в течение переходного периода (не более полутора лет) проводится объединение действующих институтов всех частей Ливии и вносятся все необходимые для этого поправки в законодательство;
  • столицей Ливии, в которой размещаются основные правительственные органы, является Сирт;
  • правительственные органы, отвечающие за оборону и безопасность, размещаются в городе аль-Джуфра.

Отметим, что Общеливийский конгресс, в силу его беспрецедентного представительства и на уровне шейхов и старейшин племен, и на уровне широких масс авторитетных граждан, обеспечил безусловную легитимность всех последующих переговоров о мире в Ливии, идущих на всех внутриливийских и международных площадках между лицами, одобренными Конгрессом.

Так, 19 октября в штаб-квартире ООН начался очередной, четвертый раунд межливийских военных переговоров в формате 5+5, рассчитанный на пять дней, до 24 октября. Подчеркнем, что этот раунд военных переговоров уже происходит на основе полномочий, данных Общеливийским конгрессом. И здесь представители правительств Киренаики и Триполитании впервые сели за один стол, чтобы обсудить постоянное прекращение огня. Миссия ООН по урегулированию в Ливии в своем заявлении выразила надежду, что «сторонам переговоров удастся договориться по всем нерешенным вопросам и определить пути достижения окончательного перемирия на всей территории Ливии».

(Продолжение следует.)

Юрий Бялый


* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER