Мы понимаем, к чему нас призывает Памятник Славы на выезде из Воронежа, понимаем, почему стоит памятник воинам-интернационалистам... А памятник Хою должен призывать к чему?

Хой учил материться и ненавидеть СССР. И за это ставить памятник?

Хосе Фраппа. Шут и его двойник (фрагмент)
(фрагмент)двойникегоиШутФраппа.Хосе
Хосе Фраппа. Шут и его двойник (фрагмент)

Власти Воронежа выступили за установку памятника уроженцу города Юрию Клинских, более известному как Юра Хой — солисту группы «Сектор Газа», умершему в 2000 году.

Общественное мнение по вопросу установки памятника разделилось. Житель города, писатель, публицист и общественник Михаил Пестунов оценил идею с памятником Хою.

«Он был во всём обычный парень (работал на заводе, служил в армии), кроме того, что сумел стать известным на всю страну музыкантом», — пишет Пестунов в социальной сети «ВКонтакте».

Однако писатель отмечает, что достичь популярности Хою «позволила перестройка, гласность и прочее начавшееся в связи с этим безобразие».

«Юрий, крайне удачно использовав момент, смог оседлать волну антисоветских перестроечных настроений, и она вознесла его на вершины славы», — считает писатель.

Автор поста старается исследовать природу славы Юрия Клинских и его группы «Сектор Газа», ответить на вопрос — что это была за слава?

Упомянув, что его точка зрения является дилетантской, публицист говорит о том, что «первые альбомы группы не лишены мелодичности, а тексты местами — юмора», но «в целом музыка группы была крайне примитивна».

По мнению Пестунова, огромная популярность группы «Сектор Газа» в 90-е годы была основана в первую очередь на использовании обсценной лексики и скандальной тематике песен.

«Уставшие, заскучавшие от спокойной, размеренной жизни граждане СССР запоем слушали матерные песни. Вероятно, им действительно казалось, что творчество Хоя обнажает какую-то правду жизни», — отмечает воронежец.

Однако Юрий Клинских не только обнажал правду о жизни людей в те годы, но и создавал эту жизнь. Он принял участие в снятии табу на использование обсценной лексики.

В этом смысле лидер «Сектора Газа» внес свой вклад в то, что сейчас эта лексика «прочно вошла в нашу жизнь во всех сферах — рабочей, семейной, дружеской». Публицист так описывает современную ситуацию с нецезурными словами в обществе:

«Идя по улице или работая… ты слышишь, как невыносимо, отвратительно, матерясь через слово, общаются некоторые наши сограждане, от мала до велика», — описывает современную ситуацию Пестунов.

Но также общественник обращает внимание на то, что это явление не всегда было нормой жизни — он «не слышал ни от кого из своих бабушек и дедушек и их ровесников мата в быту. Может, пару раз, когда молотком по пальцу попадали».

«Сейчас же мат — обычный способ связать слова в предложения. Без него многие люди попросту не в состоянии высказать свои мысли. Хорошо это? Однозначно нет! И Юра внес свою лепту в это явление», — заявил публицист.

Юрий Хой
ХойЮрий
Юрий Хой
Изображение: Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Пестунов отмечает, что хорошо относится к простоте в людях и в их творчестве, и «простота Хоя» — это «само по себе неплохо».

Но выражая что-то о тенденциях современной ему жизни, Юрий Хой не только отражал, но и создавал нечто, что затем прочно вошло в сознание людей.

«Его представление о жизни раз и навсегда сбило огромное число людей с курса. Мне до сих пор некоторые мои начавшие уже седеть друзья предъявляют: твои коммунисты Россию разрушили!» — приводит пример Пестунов.

Писатель отмечает, что это не «реальная политическая позиция, основанная на знании истории и анализе окружающей действительности», а просто строчка из популярной композиции «Гуляй, мужик!» из одноименного альбома «Сектора Газа»:

«Эх, гуляй, мужик, пропивай, что есть! Как ты ни пахал, мужик, обносился весь! Твою Русь пропили коммунисты на корню, Так что пей, мужик, пей за всю (ненормативная лексика)!» — поется в песне Юрия Хоя.

«Юра, Юра, коммунисты твою Русь спасли в 1917-м и в 1941-м, а потом вывели ее в космос и в ядерные державы. А те, кто ее пропивали начиная с 1985 года и до сих пор — так это не коммунисты никакие, а перерожденцы!» — отвечает Пестунов на слова песни Клинских.

«В оправдание Хоя следует сказать, что не он один тогда заблуждался подобным образом, а целая страна».

«Он был простой парень, куда ему было разобраться в хитросплетениях истории, вдруг помчавшейся вскачь. Ну а учить, лечить и руководить, как известно, у нас умеют все. Вот он и высказывался», — считает Пестунов.

Сектор Газа
ГазаСектор
Сектор Газа
Изображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна

Пестунов также обращается к тем, кто хочет установки памятника Хою: «Хотелось бы услышать ответ на вопрос: почему в нашем городе должны поставить памятник Юрию Хою?»

Публицист перечисляет достоинства певца: «У него в поэзии присутствуют ярчайшие образы и острые темы, некоторые песни, повторюсь, вполне мелодичны».

Если сравнить некоторые композиции Клинских с творчеством представителей современной сцены, видно, что «современные „попсари“ и такого не могут». Однако «вершиной творчества Клинских стала примитивная „Лирика“».

«Его, безусловно, стоит уважать за работоспособность и целеустремленность, позволившие достичь цели. Но всё же памятник-то за что?» — задается вопросом воронежец.

«Памятники ставят обычно людям, которые сделали что-то выдающееся для страны, для человечества в целом — за предельное напряжение духа и тела, за борьбу без компромиссов, за самопожертвование», — считает писатель.

«Я понимаю, за что ставят памятники другому Юрию — Гагарину, молодогвардейцам. — пишет воронежец. — Понимаю, почему улица летчика Колесниченко названа его именем, а писателя Маршака — его. И космонавта Комарова — тоже! И Зои Космодемьянской, конечно, тоже!»

Но с учетом этих критериев сложно понять, зачем нужно ставить памятник Юрию Клинских. Он говорит такие слова, перемежая их цитатами из песен Клинских:

«За что ставить ему памятник? За выпитую цистерну водки? За мат из колонок? За то, что друг „поутру был в обтруханных штанах“? За „отрубленный (нецензурная лексика) Кощея“?»

Общественник напомнил, что каждый памятник к чему-то призывает, и привел в пример уже существующие памятники в Воронеже.

«Мы понимаем, к чему нас призывает Памятник Славы на выезде из Воронежа, понимаем, почему стоит памятник воинам-интернационалистам на пересечении Московского проспекта и Беговой. А памятник Хою должен призывать к чему?» — спрашивает воронежец.

Читайте также: Власти Воронежа хотят вернуть народ в 90-е? — режиссер о памятнике Хою

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER