Имран Хан ясно показал всем, что его рано списывать со счетов, а правящая партия получила очень ощутимый удар

Реванш Имрана Хана, или Изменчивые выборы в пакистанской провинции Пенджаб

Гюстав Курбе. Борцы (фрагмент). 1853
Гюстав Курбе. Борцы (фрагмент). 1853
Гюстав Курбе. Борцы (фрагмент). 1853

Пока военные Пакистана за кулисами пытаются помочь правительству решить экономические проблемы, публичную политику в стране сотрясает конфликт между опальным премьер-министром Имраном Ханом и семейством Шарифов, один из которых — Шехбаз Шариф — сейчас занимает место главы правительства.

Очередное столкновение случилось в провинции Пенджаб за пост главы провинциального правительства. Несмотря на кажущуюся незначительность события, игра вокруг него шла по-крупному и с участием самых высоких инстанций.

Ценный приз

Дело в том, что на 230-миллионный Пакистан в Пенджабе (на 2017 год) проживало больше половины (53%) населения страны. Более того, как отмечают эксперты, в провинции живет основной электорат как партии «Движение за справедливость» (ПДС) Имрана Хана, так и партии «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (ПМЛ-Н), которую контролирует семья Шарифов. Пожалуй, было бы вполне справедливым утверждать: «кто владеет Пенджабом, тот выигрывает выборы в Пакистане».

Все началось с того, что 30 июня сын уже упомянутого Шехбаза Шарифа, Хамза, неожиданно слетел с поста главы правительства Пенджаба по решению Высокого суда Лахора. Суд усмотрел нарушения на апрельских выборах в провинциальном парламенте, попутно отобрав мандаты у 20 депутатов ПДС за предательство интересов партии (статья 63-А конституции Пакистана). Иными словами, они проголосовали за Хамзу вопреки интересам ПДС.

Изображение: (сс) Jawad Zakariya
Имран Хан
Имран Хан
ХанИмран

В руководстве ПДС назвали это «победой закона», а Имран Хан пообещал забрать все 20 мест на довыборах в копилку настоящих членов ПДС. При этом эксперты говорили, что для парламентского большинства в Пенджабе Имрану Хану хватит и 11 мест. В итоге ПДС забрала 15 — более, чем достаточно, чтобы уверенно побеждать на предстоящих выборах главы правительства Пенджаба.

Восток — дело тонкое

Бороться за пост главного министра вышли спикер парламента Пенджаба Первез Элайхи от партии «Пакистанская мусульманская лига — Кваид» (ПМЛ-К) и уже упомянутый Хамза Шехбаз от партии «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (ПМЛ-Н).

Здесь необходимо сделать лирическое отступление. Название партии ПМЛ-К адресует к прозвищу основателя Пакистана Мухаммада Али Джинны, которого в народе называют «Кваид-и-Азам» («Великий вождь»). В свое время он руководил единой партией «Пакистанская мусульманская лига», затем расколовшейся под влиянием главы семьи Шарифов — тяжеловеса пакистанской политики Наваза Шарифа. Сходство названия партии с ПМЛ-Н обманчиво: ПМЛ-К — союзник ПДС и образует вместе с ПДС довольно прочную коалицию.

Однако политика делается не только на ковре, но и под ковром. Президент партии ПМЛ-К — еще один политический тяжеловес Шуджаат Хуссейн — написал своим однопартийцам письмо, в котором потребовал голосовать не за кандидата от их же партии, а за Хамзу.

Результаты выборов 22 июля оказались следующими: 176 голосов ПМЛ-Н за Хамзу Шехбаза и 183 голоса (173 — ПДС, 10 — ПМЛ-К) за Первеза Элайхи. Депутаты от ПМЛ-К показали своему вождю, что они… очень ценят его указания.

Дальше, что называется, следите за руками! Вице-спикер парламента Дост Мухаммад Мазари (член ПДС, между прочим!) заявил следующее: депутаты ПМЛ-К «предали интересы партии», пойдя против воли своего президента.

Прецедент-де, был создан совсем недавно, поэтому их голоса необходимо вычеркнуть. Стало быть, главой правительства Пенджаба окончательно признается Хамза Шехбаз. Большинством голосов, однако. Всем спасибо, все свободны!

Дело ясное

Но впавший от происходящего в ступор Первез Элайхи пребывал в этом состоянии недолго и уже на следующий день обратился в Верховный суд Пакистана с понятным вопросом: «А что, собственно, происходит?» Судьба конфликта, как и в апреле при отставке Имрана Хана, попала в руки судебной инстанции.

Верховный суд в составе коллегии из трех судей под руководством главного судьи Умара Аты Бандиала недолго думая постановил следующее: голоса десяти депутатов ПМЛ-К учесть, не считать их голосование предательством интересов партии. А главой правительства Пенджаба назначить Первеза Элайхи.

Естественно, ПМЛ-Н подала апелляцию и стала требовать созыва расширенной коллегии из пяти судей. Вопрос, мол, судьбоносный: на троих его никак не сообразишь… Но 28 июля Верховный суд расставил все точки над i.

Дело ясное, сказали судьи. Воля вождя с интересами партии совпадать не обязана (по конституции так, ничего не попишешь!), а стало быть все голоса были отданы по зову сердца, как велели честь и совесть. Точка.

Акелла промахнулся

Имея парламентское большинство, коалиция ПДС и ПМЛ-К за два дня — 28 и 29 июля — провела на место спикера парламента Пенджаба Сибтаина Хана, члена ПДС, а также скинула с поста вице-спикера другого члена ПДС, Доста Мухаммада Мазари, который уже не первый раз путает им карты.

Волной негодования смыло также президента ПМЛ-К Шуджаата Хуссейна. «Вождь заболел, и не может принимать разумные решения, — постановил центральный исполком ПМЛ-К. — Нужен новый вождь, который не будет плести интриги в своих личных интересах».

Изображение: Кадр видеоролика " Chaudhry Shujaat Hussain Denied The Allegations Against His Family Members | Video Message Released", www.youtube.com
Чаудхри Шуджаат Хуссейн
Чаудхри Шуджаат Хуссейн
ХуссейнШуджаатЧаудхри

Таким образом, Имран Хан ясно показал всем, что может выигрывать политические баталии, а правящая партия ПМЛ-Н получила очень ощутимый удар.

И похоже, для Шарифов всё этим не закончилось. Принцип «Акелла промахнулся!», выведенный Киплингом, на Востоке является аксиомой. Уже 30 июля собралось очередное заседание по делу о коррупции Шехбаза Шарифа, а также его сыновей Хамзы и Сулеймана.

Им вменяется отмывание денег на 16 млрд рупий (порядка 7 млрд руб.). И если раньше дата предъявления официального обвинения откладывалась годами, то тут суд решил, что пора.

Заседание назначено на 7 сентября, а прокурор сказал, что готов предъявить 14 тыс. эпизодов лично Шехбазу Шарифу. Вполне может статься, что его, вслед за старшим братом Навазом, скоро ждет дальняя дорога — в Лондон, к скрывающемуся там от правосудия брату.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER