Ленин всегда желал честной политической конкуренции и даже многопартийности — несмотря на все издержки политической борьбы

Ленин как геополитик был на три головы выше своих оппонентов

Изображение: Игорь Грабарь. В.И. Ленин у прямого провода. 1927-1933 гг.

Ленин победил потому, что гуманистический проект, выдвинутый большевиками, был поддержан основной массой простого народа страны, а трижды выдвигавшиеся ранее буржуазные проекты народ не принимал, заявил член «Творческой лаборатории марксизма» при социально-педагогической группе «Форпост» Кочетов Александр Ефимович в интервью ИА Красная Весна, приуроченном к 150-летию Владимира Ильича Ленина.

Изображение: Игорь Грабарь. В.И. Ленин у прямого провода. 1927-1933 гг.

ИА Красная Весна: Как, по Вашему мнению, выглядит В. И. Ленин в сравнении с другими правителями России: дореволюционными, советскими и постсоветскими?

 — У меня есть такая теория, по которой крупные исторические события, к которым естественно относится и Великая Октябрьская революция, имеют свою инкубационную фазу, в ходе которой и был в сущности [проведен] некий «конкурс» исторических проектов.

C 1861 года трижды выдвигался буржуазный проект: первым это сделал Александр II, потом это была революция 1905 года и далее Столыпинская реформа и, наконец, Февральская революция.

Трижды выдвигаются эти буржуазные проекты — и ничего у них не получается, потому что народ это не принимает. И народ, кажется, темный и неграмотный, но он нюхом чувствовал то, насколько буржуазность и буржуазный строй вредны России.

Ленина обвиняли в предательстве, но он-то знал, что это царь, ведя страну на войну, предает Россию.

По существу, когда Столыпин, который, по словам Ленина, кстати, был последней надеждой царизма, начал свою деятельность, он сразу поставил вопрос о том, чтобы не было войны. То есть в главном он, как ни странно, соответствовал тому, что требовал также и Ленин. Хотя в остальных отношениях он хотел именно буржуазной России, но буржуазной именно независимой России, а не члена Антанты — не полуколониальной страны, какой она стала сейчас фактически. И вот он погорел именно на этом, это его и погубило.

Те светочи, которые иногда появлялись и на буржуазной ниве, были безжалостно задушены империалистическим окружением России и той компрадорской буржуазией, которая тогда взяла вверх. В России была и другая буржуазия, но их не слушали — и все пошли дружно на войну в интересах Англии и Франции.

После «столыпинского урока» все буржуазные политики того времени клюнули на обещания Запада и готовы были вести войну «до победного конца». Это поставило страну на край гибели уже в апреле 17-го года.

Партия созрела для захвата власти, но не для руководства развитием общества.

Эта ситуация показала, что Ленин как геополитик был на три головы выше всех своих остальных современников. Как классовый политик он тоже был значительно выше тех, кто вдруг растворились в буржуазном истеблишменте. И образованнейшие германские социал-демократы, как вы знаете, спокойно проголосовали за кредиты на войну и потом говорили «для нас прежде всего интересы отечества».

А Ленин не побоялся пожелать поражения собственному правительству, за что его обвиняли в предательстве. Но он-то знал, что это царь, ведя страну на войну, предает Россию. И он был за то, чтобы «стрелять в спину» не собственной армии, а правительству, которое такое делает.

ИА Красная Весна: Некоторые публицисты высказывают мнение, что партия предала Ленина в конце его жизни. Каково Ваше мнение на этот счет?

 — Сложный вопрос: предала она его или не предала. В общем, конечно, был определенный момент растерянности, потому что не знали, куда именно идти. Некоторые считали, что идти надо к мировой революции, но задача оказалась нереальной. Думали, что как только мы поднесем фитиль, так сразу взорвется и в других местах. Но в других местах империализм лучше подготовился, поэтому и возникла ситуация, когда СССР пришлось сосуществовать со своим злейшим врагом. Это затруднило и решение внутренних вопросов.

Партия не была достаточно зрелой. Она созрела для захвата власти, но не для руководства развитием общества… У Ленина было знаменитое высказывание, согласно которому «коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество», — он считал, что тогда-то и будет настоящая партия, и настоящая элита, и настоящая революция.

Ленин хотел постепенно приучать крестьянина к коллективному хозяйству, но на носу была война.

При этом он чрезвычайно был недоволен тем, что не получилось по-настоящему многопартийной или хотя бы двухпартийной системы. Но мы прекрасно понимаем, что не Ленин здесь виноват. Он был за честную политическую конкуренцию. Со всеми издержками политической борьбы — это позволяет выбирать лучшую идею, лучшую мысль и так далее. Кроме того — и это на самом деле главное — не дает закостеневать элите.

Впоследствии суровые чистки Сталина были связаны с тем, что он прекрасно понимал всю опасность перерождавшейся элиты, «жадною толпою стоящей у трона».

ИА Красная Весна: Продолжил ли Сталин дело Ленина или повел страну другим курсом?

 — Он, конечно же, продолжал дело Ленина, но продолжал тоже творчески.

Ленин думал, что можно вести индустриализацию и постепенно приучать крестьянина к коллективному хозяйству через всякие товарищества по обработке земли. Но не дали нам этого сделать, потому что на носу была война.

В какой-то момент Сталин понял, что продолжать НЭП сейчас нельзя, потому что тогда провалится индустриализация — и мы, как следствие этого, будем совершенно не готовы к войне. Для этого нужно товарное сельское хозяйство, а не крестьянин, который проедает все это дело. И, конечно, совершенно нетерпима [была] роль «кулака».

Поэтому и возникает такая тема, что Сталин вынужден был в форсированном порядке провести индустриализацию и коллективизацию — почувствовав эту страшную опасность, он последовал совету знаменитого Василия Немчинова и, скрепя сердце, вынужден был пойти на такое серьезное отклонение.

Ленин не знал тех мировых обстоятельств, в которых пришлось действовать Сталину.

Но оно, по существу, имело целью создать могучую индустрию и нормальную социалистическую, именно социалистическую экономику — это в общем коренным образом не противоречило идеям Ленина, но это противоречило тем обстоятельствам, которые знал Ленин.

Ленин в начале 20-х годов еще не видел этих новых обстоятельств, которые возникли на пороге 30-х годов. Он еще посылал Чичерина на Генуэзскую конференцию, он раскалывал фронт этот капиталистический в Рапалло — он думал, что можно удержаться от этой самой войны.

То, что война будет, он тоже понимал, но одно дело, когда она будет лет через 30-40, а другое дело, когда буквально на носу. А ведь до 41-го года нам пришлось иметь дело и с китайскими и с японскими милитаристами и с некоторыми другими противниками. Поэтому наше строительство шло в таком бешеном темпоритме.

Сталин не отказывался от компромиссов, как и Ленин.

Социалистический строй был в интересах людей, в интересах подавляющей части трудового народа — и ротация кадров шла, и талантливые люди выявлялись и здесь, и там, и на окраинах. Так что, с этой точки зрения, и Ленин, и Сталин были в одной связке.

Кстати надо сказать, не правы те, кто говорят, что Ленин был мастером компромиссов, а Сталин вообще от них отказывался — ничего он не отказывался! Но, к сожалению, подводили его и подставляли нас — Мюнхенский сговор и т. д.

Что бы сделал Ленин, когда столкнулся бы с Мюнхенским сговором? Да, наверно, то же самое, что и Сталин, но с той лишь разницей, что Сталин сумел заранее подготовиться к войне, насколько это вообще в принципе было возможно. Здесь было много гениальных стратегических и тактических решений — и, повторяю, я противоречий здесь в общем не вижу.

Сталин во многом выступает идейным продолжателем Ленина.

Можно было бы в час по чайной ложечке все это делать, но тогда, повторяю, мы продули бы войну, и тогда это было бы в тысячи раз более болезненно и мучительно для общества, чем то, что получилось на практике, хотя, повторяю, практика Сталина была далеко не совершенна.

Кстати, Сталину принадлежит знаменитое высказывание о том, что победителей судят! «Они победили», да, но для того, чтобы на новом витке диалектической спирали мы не попали бы на те же грабли, мы должны и победителей судить. Это сказал Сталин, но это вполне в духе Ленина — он здесь также выступает его идейным продолжателем.

ИА Красная Весна: Какие художественные произведения о Ленине, на Ваш взгляд, актуальны?

 — «Хождение по мукам» Алексея Толстого — хотя нельзя сказать, что это произведение именно Ленину посвящено. Знакомую нам с детства пьесу Николая Погодина «Кремлевские куранты». Спектакль Олега Ефремова «Так победим!», пьесу Михаила Шатрова «Шестое июля».

Продолжение следует.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER