logo
  1. Мироустроительная война
  2. Египетская лихорадка
Аналитика,
Положение в Египте остается острейшим, а «Братья-мусульмане» стоят перед нелегким выбором

Египетская лихорадка

В последнюю неделю в Египте начали подниматься новые волны нестабильности. Выступления протестующих на площади Тахрир в Каире, в других городах, столкновения разных групп демонстрантов служат фоном для полномасштабного конституционного кризиса в стране. Однако кризис этот разразился не сегодня. Политическая борьба продолжалась все последние месяцы. И к настоящему моменту обострилась до крайности.

Ассоциация «Братья-мусульмане», получившая в свои руки пост президента Египта, превратилась в объект нарастающей критики разных политических сил Египта.

«Братья-мусульмане» не первый год стремятся убедить западный мир в том, что их радикально-террористические устремления остались далеко в прошлом. И что к настоящему моменту это вполне умеренная религиозная организация, всеми помыслами стремящаяся к демократичности. (Правда, сразу после избрания Мухаммада Мурси на пост президента духовный лидер «Братьев-мусульман» Мухаммед Бадия заявил в присутствии нового президента: «Я призываю всех мусульман к джихаду во имя освобождения Иерусалима». Но, может быть, по нынешним временам, это уже мелочи?)

Так или иначе, Запад делает вид, что верит умеренности и демократичности «Братьев-мусульман». А может быть, на Западе только стремятся убедить в этом других — причем не без внутренней издевки. В июле 2012 года колумнист The New York Times Томас Фридман язвительно написал по поводу отношения Израиля к Египту: «В Израиле годами утверждали, что для заключения мира с арабскими странами им требуется демократия. Теперь таковая имеется — почему же они жалуются?».

Сами же египетские «Братья-мусульмане», сделавшие заявку о своей демократичности, сегодня оказываются в окружении политических противников и перед непростым выбором.

Против политики Мурси выступают либерально-демократические движения (такие, как прославленное «Викиликсом» движение «6 апреля»), знаменем которых является, например, бывший кандидат в президенты доктор аль-Барадеи. По мнению этой группы, Египет слишком сдвигается к исламизации и удаляется от демократических свобод. Группа не без оснований считает, что ее отодвинули от плодов победы над режимом Мубарака. А ведь именно эта группа сумела на начальном этапе «лотосовой революции» раскачать площадь Тахрир и своих амбиций пока не утратила.

С других позиций политику Мурси критикуют радикальные исламисты — такие, как египетский «Салафитский фронт». С их точки зрения, Мурси недостаточно жестко проводит происламский политический курс. В сентябре этого года находящиеся под судом по старым делам о терроризме члены группировки «Ат-Таухид уаль-Хиджра» кричали в зале суда: «Мурси — неверный, и те, кто его поддерживает, также неверные»...

И, наконец, не первый месяц длится напряженное противостояние Мухаммада Мурси с судебной властью. Египетская судебная система оказывает ожесточенное сопротивление намерению Мурси создать и ввести в стране новую конституцию, ориентированную и на усиление роли ислама, и на расширение президентских полномочий.

Читатель, это конституционное противостояние не напоминает тебе трагически знакомые российские сюжеты начала 90-х? Те самые сюжеты, которые закончились в РФ расстрелом Верховного Совета и введением новой Конституции? Только в Египте в роли Верховного Совета оказалась совокупная судебная система (Конституционный суд, Верховный суд и т.д.). И история противостояния далеко не завершена...

Конфликт нового президента с судебной системой Египта начался практически немедленно после президентских выборов. И сразу стал предельно острым.

16 июня 2012 года(то есть еще до объявления итогов выборов президента) египетский парламент был распущен на основании решения Конституционного суда от 14 июня. Отметим, что между исламистским парламентом и судебной системой (наследство светского режима Мубарака) и ранее имелись трения. Например, парламент еще весной сделал попытку создать комиссию для написания новой конституции страны. То есть запустить процесс кардинальной перестройки системы управления.

8 июлятолько что избранный президентом Мурси своим указом отменил решение суда.

10 июляКонституционный суд Египта отменил указ президента Мурси от 8 июля. Драка началась.

11 июляв Каире прошли выступления сторонников Мурси против решения Конституционного суда.

12 июляМухаммад Мурси согласился подчиниться решению Конституционного суда об отмене созыва ранее распущенного парламента.

Это было временной уступкой. Поскольку в это время уже начала свою работу учрежденная президентом конституционная ассамблея, задача которой все та же — подготовить новую конституцию. А поскольку среди 100 членов ассамблеи 65 исламистов (из них 27 участников ассоциации «Братьев-мусульман» и 12 салафитов), то противники Мурси считают ассамблею фундаменталистской.

Антиамериканские выступления в этот период имели то же антиисламистское содержание. В середине июля во время визита Х.Клинтон в Египет отель, где она остановилась, окружили демонстранты, кричавшие «Мы не хотим «Братьев-мусульман»!»

Вскоре после этого произошел вооруженный эксцесс с участием салафитов.

5 августана севере Синайского полуострова на КПП «Карм Абу-Салем» напала группа боевиков. Погибли 17 и были ранены 6 полицейских и пограничников. Египетское МВД сообщало, что теракт осуществили члены салафитской группировки «Аль-Джихад» («Всемирный джихад»), базирующейся и в Египте, и в секторе Газа. Атаки боевиков повторились, и египетская армия вступила с ними в сражения с применением боевых самолетов и вертолетов.

Как отреагировал на эти эксцессы на Синае новый президент Египта?

12 августаон отправил в отставку военное руководство страны — министра обороны Х.Тантави, который был одновременно главой Высшего военного совета, начальника генштаба Сами Анана, а также командующих ВВС, ПВО, ВМС.

За что была отстранена военная верхушка? За то, что военные допустили нападение боевиков? Или за то, что ответный удар по фундаменталистам был слишком сильным? Однозначного ответа нет.

Но салафиты сполна использовали передышку, созданную сменой военного руководства. 13 августа саудовская газета «Аш-Шарк аль-Аусат» написала, что на Синайский полуостров устремились «сотни вооруженных джихадистов». Еще через несколько дней группировка «Салафитское джихадистское объединение» пообещала армии ответные удары.

Осенью армия предприняла новые действия. 16 сентября Минобороны Египта отправило 50 танков и бронемашин на север Синайского полуострова, где салафиты напали на штаб-квартиру египетских сил безопасности и подожгли лагерь миротворческой миссии ООН.

Таким образом, вооруженный конфликт между армией и группировками фундаменталистов на Синайском полуострове запущен и вряд ли быстро завершится. И это превращается в удобный повод для концентрации на полуострове иностранных моджахедов (начало которой уже положено).

Конституционное противостояние, тем временем, к середине осени 2012 обострилось до предела.

10 октябрябыл обнародован проект новой конституции Египта, который сразу вызвал ожесточенные споры между исламистами и сторонниками светского курса. Последние заявили, что конституция угрожает демократическим идеалам революции. В проекте Конституции говорится, что принципы исламского права (шариата) являются основным источником законодательства. Этим недовольны обе стороны: салафиты требуют безоговорочного введения шариата без ограничений, а либералы принципиально против его внедрения в законодательство.

11 октябряМурси освободил от должности генпрокурора Египта Абдельмагида Махмуда. Это решение было принято Мурси через сутки после того, как суд вынес оправдательный приговор группе высокопоставленных чиновников режима Мубарака. И это событие включило площадь Тахрир.

12 октябряна площади Тахрир произошли столкновения между сторонниками Мурси (участниками демонстрации, организованной «Братьями-мусульманами») и его противниками, протестующими против отставки генпрокурора. Люди дрались, бросали друг в друга камни и бутылки с зажигательной смесью. Пострадали более 110 человек. Генпрокурор настаивал, что президент не имеет права его увольнять. (По все еще действующему законодательству, уволить генпрокурора может только Высшая коллегия судей.)

13 октября– после ходатайства, направленного в адрес президента от имени Высшего судебного совета — Мурси вернул уволенного генпрокурора на его пост. И — противостояние тут же продолжилось с новой силой.

Служба общей разведки, военная разведка и МВД по поручению генпрокурора начали проверку сообщений о причастности ряда лидеров «Братьев-мусульман» к провоцированию беспорядков. После этого масштаб и накал беспорядков резко возросли.

19 октябряна площадь Тахрир в ходе многотысячной демонстрации представители либеральных партий выступили с лозунгами: «Не допустить превращения Египта в вотчину «Братьев-мусульман» и «Распустить Конституционную комиссию».

2 ноябряпоследовал ответ фундаменталистов. На Тахрир вышли салафиты с требованием установить шариат.

Волнения — с той или иной интенсивностью — продолжались, конфронтация политических противников обострялась, начались столкновения демонстрантов с полицией.

22 ноябряпрезидент Египта Мухаммад Мурси решился на радикальные действия (он, можно так сказать, создал свой «аналог указа №1400», прекратившего в 1993 году в РФ работу Совета народных депутатов и приведшего к кровопролитию). Мурси утвердил новые поправки к Конституции, наделяющие его расширенными полномочиями.

Судебные органы лишились надзорных функций за деятельностью верхней палаты парламента и созданной президентом Конституционной комиссии. Кроме того, Мурси наделил юридическим иммунитетом саму комиссию, занятую разработкой новой конституции. А генпрокурор Абдельмагид Махмуд был вновь отправлен в отставку.

В египетском светско-демократическом лагере Мурси немедленно объявили диктатором. Мухаммед аль-Барадеи заявил: «Мурси узурпировал всю власть в стране, став новым фараоном».

23 ноябряМурси заявил, что не откажется от принятых решений.

В этот же день в штаб-квартиру «Братьев-мусульман» в Александрии ворвалась толпа. На улицу выбросили, а затем подожгли мебель и книги. Кроме того, тысячи демонстрантов подожгли офисы филиалов «Братьев-мусульман» в Суэце, Порт-Саиде, Исмаилии и Асьюте. В Каире протестующие скандировали «Народ хочет свержения режима!» и «Уходи! Уходи! Уходи!»

Но одновременно действия Мурси были решительно поддержаны не только «Братьями-Мусульманами», но и «Салафитским фронтом».

24 ноябряегипетские судьи по всей стране объявили забастовки против решений Мурси. Светско-демократические движения тоже начали бессрочную забастовку и объявили о формировании «Фронта по спасению родины» для объединения противников Мурси. В этот блок вошли бывшие соперники Мурси на выборах — Мухаммед аль-Барадеи, Амр Муса и Хамдин Саббахи. Фронт заявил об отказе от диалога с Мурси до отмены указа о расширении полномочий.

Тем временем 30 ноября 2012 года конституционная комиссия приняла проект новой конституции Египта, который теперь должен пройти через референдум. (Напомним, что проект новой Конституции России стал первоочередной задачей исполнительной власти после расстрела и разгона Верховного Совета в 1993 году. Похоже, не правда ли?)

Пока что положение в Египте остается острейшим. А «Братья-мусульмане» стоят перед нелегким выбором.

Либо они должны идти навстречу требованиям протестующих. Что будет означать уступки бастующей, но по-прежнему легитимной судебной системе. То есть отказ от быстрой исламизации в условиях, когда президент от «Братьев-мусульман» прошел на выборах с угрожающе малым перевесом (он набрал чуть более 51%, то есть его легитимность не бесспорна).

Либо «Братьям-мусульманам» придется сделать то, в чем они настойчиво обвиняют режим Мубарака — применить насилие для разгона демонстрантов, подавления протестов и многого другого. Протестные выступления между тем усиливаются, а судьи пока не сдаются. Пока что полиция применяет слезоточивый газ. Но если будут использованы более серьезные средства воздействия, то «Братья-мусульмане» утратят тщательно оберегаемый имидж демократичной, умеренной организации, победившей тирана.

Поднимется ли политическая температура в Египте вновь настолько, чтобы запустить новую волну мироустроительных столкновений на Ближнем Востоке — покажет самое ближайшее время.